Кожемякин Анатолий Евгеньевич.    24 февраля 1953 - 13 октября 1974. Игр: 85, голов: 32. ФШМ Москва (1970) - погиб (1974).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.19703321
2.197131110.3542780.2962070.35041343
3.19722670.2691840.2221110.090314283
4.197339210.53833200.60626160.6157461
5.197454311
-Об:104390.37585320.37662240.38715682197


СезонИг. Ч.Гол. Ч.Иг. К.Гол. К.И. Евр. К.Г. Евр.К.ИгрыГолыГ/И
19702130, 00
19712074132780, 3
197211131421840, 22
197326167433200, 61
19743140, 00
Всего:62241568285320, 38

Дата и место рождения — 24 февраля 1953 года, Москва.

Дата и место смерти — 13 октября 1974 года, Москва.

Позиция — центральный нападающий.

Спортивное звание — мастер спорта.

Рост 180 см. Вес 78 кг.

Воспитанник команды мальчиков групп подготовки московского «Локомотива» — 1965-1966 годы, затем играл в ФШМ при Центральном стадионе имени В.И.Ленина — 1967-1970 (по март) годы.

Первые тренеры — Василий Сергеевич Панфилов, Валерий Борисович Бехтенев и Валентин Борисович Бубукин.

Дебют в чемпионате страны 2 мая 1970 года с «Торпедо» Москва. 0-1. Центральный стадион имени В.И. Ленина.

Достижения. Третий призер чемпионата СССР 1973 года. В 1973 году завоевал приз газеты «Вечерняя Москва» лучшему бомбардиру московских команд мастеров (16 голов). Стал вторым бомбардиром чемпионата СССР 1973 года. Лучший бомбардир команды в чемпионате страны 1971 года (7 голов) и в розыгрыше Кубка СССР 1973 года (4 гола). В матче этого розыгрыша Кубка СССР с одесским «Черноморцем» забил три мяча. Финалист розыгрыша Кубка обладателей кубков европейских стран 1971-1972 годов.

В списке «33-х лучших футболистов страны» один раз. № 1 — 1973 год (среди центральных нападающих).

Матчи и достижения в сборных страны. В 1972-1973 годах играл в первой сборной СССР, в которой провел 3 матча. Участник отборочных матчей чемпионата мира 1974 года. В 1971 году провел один товарищеский матч в олимпийской сборной СССР. В том же году сыграл один матч в сборной клубов СССР. В 1970 году играл в молодежной сборной СССР, в составе которой провел 4 товарищеских матча, забил 2 мяча. В 1970-1971 годах играл за юношеские сборные страны. На юношеском турнире УЕФА 1971 года был признан лучшим нападающим турнира, став лучшим бомбардиром турнира (7 голов в 5 матчах). В 1968-1969 годах играл за юношескую сборную Москвы. В ее составе стал победителем футбольного турнира Всесоюзной Спартакиады школьников в 1969 году; был признан лучшим нападающим этого турнира. Лучший бомбардир «Кубка юности» 1968 года (5 голов); был признан лучшим нападающим «Кубка надежды» 1969 года.

Игровая характеристика. Мощный, быстрый, с резким стартовым рывком, смелый, нацеленный на ворота, напомнивший своими дерзкими и результативными действиями легендарных форвардов команды 40-50-х годов, он, казалось, появился в московском «Динамо» на долгие годы на ответственном месте центрального нападающего. Своими умелыми действиями на острие атаки он постоянно держал в напряжении защиту соперников. Хладнокровный при завершении атаки, имел развитое чувство гола, смело боролся с защитниками и уже на старте своей футбольной биографии перенес две тяжелейшие травмы. Резкий, прыгучий, он прекрасно играл головой. Одним словом, был одним из самых творчески одаренных молодых форвардов страны, и болельщики команды связывали с его именем самые радужные надежды. Однако нелепая трагическая смерть почти в самом начале его футбольного пути (ему исполнился только двадцать один год) не позволила осуществиться этим надеждам. В первой половине 70-х годов это был второй удар судьбы по команде (первый она перенесла в начале 1971 года, потеряв из-за болезни почек одаренного центрального защитника Владимира Смирнова).

Добавил: 4О%
2016-02-01 16:56:02



      В сборной СССР Анатолий Кожемякин провёл три матча.

      Дебютировал 29 марта 1972 года в игре со сборной Болгарии.

      1973 год отборочные матчи ЧМ-1974 с командами Швеции и Чили.

      На фотографии 1973 год. СССР - Швеция. В атаке Анатолий кожемякин.










Добавил: 4О%
2016-01-27 17:49:20


МОЙ КОРЕШ – ТОЛЯН КОЖЕМЯКИН

Еще в предсезонку 70-го слушок прошел – парень одаренный из ФШМ появился – шороху наведет. Ждали Динамо с югов…
Парень этот – Толя Кожемякин – удивил разве что какой-то нескладностью, несуразностью. Был он своеобразно сложен – высокая грудная клетка – куриная грудь - так у девушек такая конституция называется, ноги хоть и длинные, но тонкие. Да что там говорить – пацан и пацан. И личико какое-то детское, наивно-губастое.
Непредвзятому и доброжелательному болельщику, впрочем, в глаза сразу бросалось, что с мячом пацан на ты, пластичен, скоординирован, бьет прилично. Да мало у нас таких было – сырой – что получится, жизнь покажет. В основе Анатолий практически не появлялся, в дубле держался скромно, одеяло на себя не тянул – занимался, в основном, ОФП.

На счастье Анатолия тренер молодежки Евгений Лядин, знакомый еще по ФШМ, взял его на турнир УЕФА, дал карт-бланш… И пошло, поехало. Анатолий развернулся, да и партнеры под стать – Блохин, Байдачный. Турнир наши не выиграли, но шороху навели, Анатолий – лучший бомбардир – роскошную прессу получил. Дальше – больше. Пономарев, тренер национальной команды, - это он про Толяна Бескову подсказал – взял на игру в Болгарию. Старики наши, Яшин, Царев, бурчали, головами качали – портят парня, рано, не по Сеньке шапка. Мы-то, болелы, само собой, гордились – наш пацан что творит – в сборной свой человек.
В сезоне-71 он уже был в составе Динамо «звездой», место в основе - железное, а главное, раскрепостился, расслабился. Да и физики поднабрал, осмелел, пижонство, даже нахальство, проскальзывать стали. Но – объективно отмечали – в игре прибавил, головой играет, как Бог, позиционное чутье отменное, фарт его привечает, стартовая скорость – что надо, артистичности не чужд.

Признали Кожемякина болельщики, полюбили. Тут я с Толяном на волне интереса к нему и скорешился. Стал его гидом по злачно-богемной Москве.
Толян оказался нормальным парнем, отнюдь не тормозом, классно разбирался в музыке, тащился от Битлов, Роллинг Стоунс, тяжелого блюза Лед Цеппелин, охотился за записями недавно появившейся группы «Квин». Прикид приличный уважал – джинса там, бобочки. Юморной в меру, язык подвешен, но не нахальный, стрЈмный под настроение и по хорошему поводу. Цену себе знал, но сильно не заносился – старался все больше соответствовать своему месту. Только где оно, это место? Вот его-то в московском бомонде мы и искали.

В этот «бомонд» в силу определенных обстоятельств я был вхож, а поскольку оказался постарше и поопытней Толяна, но близок характером, темпераментом, - быстро нащупал нужную ему «нишу» и среду.
Не скажу, что Толяна везде принимали на ура, хотя, в основном, признавали, даже успех был определенный. До знакомства со мной Толян заглядывал лишь в Домжур – Дом журналистов на Никитском бульваре, хоть и уютный, но достаточно чопорный. Повел его в продинамовский соседний Дом архитектора, другое дело – дома. Потом освоили дом Наташи Ростовой и окрестности – ЦДЛ – братва знакомых писателей-сатириков Толяна обласкала, а тот себя, кажется, в первый раз зауважал. Созрели для визитов на Пушечную в ЦДРИ, в Дом актера, что в Калошном.

У Толяна со вкусом все было в порядке, одевался прилично, мог напустить туману. Свел его с весьма и весьма привлекательными модными актрисами – парень-то неженатый, завидный жених, можно сказать. Один роман с премилой МХАТовкой чуть было не закрутился, впрочем, Толя любил женщин попроще, без выкрутасов. И женился в конце концов без понтов – на скромной незаметной подружке, так или иначе потом оказавшейся виновной в его смерти – обычный глупый бабий каприз проявила по молодости. Из лучших побуждений – воспитывала – ночевать домой не пустила. Стерва какая-нибудь, к фестивалям привыкшая, на безобидные залеты Толяна и внимания не обратила бы. Но что гадать…

А пока – смерть чертовски далеко – жизнь била ключом. Толян обожал кино – угощал его деликатесами – просмотрами на «Варах», в Доме киноактера на Воровского, или в «лаврентьевском» зале Мосфильма Дома кино. Научил и его одного на «Вары» шастать за металлический рупь – познакомил с вахтершей – вот и все «бомондные» замки. Вообще в те времена за рупь в любой кабак можно было попасть – постучишь «лысым» значительно по стеклу двери, и все дела, а уж в «богемные» заведения, что к культуре ближе, за рупь – раз плюнуть.

А свободный от Динамо день складывался примерно так. С утра Толян заезжал ко мне в братнину квартиру на Семеновской набережной, где я временно в полном одиночестве обитал, строили планы на день.
Обзванивали пивные, искали чешское пиво приличное. Обычно отдавали предпочтение затрапезному кафе «Сирень» в Сокольниках, там чешская «Раковинка» не переводилась, да и нас уважали, как почетных клиентов. Бывали и в «Праздрое» Парка культуры, и в новых «Жигулях». Учил Толяна сферой услуг пользоваться – в советские времена тоже можно было достаточно культурно жить, ежели с умом, - заказывали обед где-нибудь в шашлычной, чаще в любимой на Маросейке, не брезговали под настроение и «Арагви». А если еще корректно намекнуть, что обедать будет игрок сборной Кожемякин с важными друзьями – комфорт и внимание, а иногда и халява, обеспечены. Назвонившись, вызывали такси, и - вперед.

В пивную Толян обычно вызванивал своих дружков еще по ФШМ, с ними чувствовал себя в своей тарелке. К обеду свита уменьшалась наполовину, вечером в светскую жизнь по моему настоянию отправлялись уже вдвоем. Впрочем, Толян иногда взбрыкивал и затаскивал в элегантно-томные богемные уголки всю ораву, отдельные особи которой могли и разбить что-нибудь, и в глаз засветить. Толян же был миролюбив, все конфликты гасил, а сам вдрызг не надирался - залетностью не отличался, так что расходились, как правило, по-доброму. Так, дурачились слегка…

Грешен, прививал Толяну житейский рационализм, да и он, хват, дитя времени, все сЈк слету. Убиваться, пластаться за идеалы в ту пору было уже не модно. Толян умел разумно тратить силы – гулять, так гулять, режимить, так режимить. В Новогорске на сборах – ангел, не подкопаешься. Сон, еда, зарядка, кроссы – все образцово, даже показушно образцово. Замкнутым и не слишком общительным Толян был в команде, поэтому многие толком и не знали, что он за парень. Мне стоило определенных трудов, например, свести их поближе по жизни с Еврюжихиным – какая-то предубежденность была. Что греха таить, ветераны Анатолия недолюбливали, втайне завидовали, наверное, и действительно, вмиг все на парня свалилось – популярность, сборная, пресса. Тот же Царев до сборной годами пахал, да так и не закрепился в ней толком. Разные судьбы…

…В 1973 уехал я из Москвы, и не был свидетелем сезона славы Толяна, как и его «переломного» последнего сезона.
Тем не менее на злополучной для Анатолия игре в Днепропетровске был – южные выездные матчи Динамо старался не пропускать. Игра вышла тяжелая, наши Днепр возили, те стали играть в кость, Толян издевательски в штрафной чужой гулял, как дома, пару штук шутя положил, не без умысла его поломали, в сердцах, если по правде.
В Днепропетровске так и не свиделись. А вот до того, во Львове, оторвались, даже в Кишинев смотались – покер Толяна отмечали.

…В тот сезон приехал братан ко мне погостить – новую «копейку» обкатать. Куда проехаться, долго не решали, ну, конечно, на выездную игру Динамо, а она по случаю совсем рядом оказалась – во Львове. Прихватили двух подружек – и вперед.
Уютный стадион «Дружба» – естественный амфитеатр – бурлил западеньскими, мечтавшими растерзать «москалей». «Карпаты» смотрелись не хило, укомплектованы были прилично: Броварский, Козинкевич, Шподарунок, венгры Вайда, Герег… Да и тренерская пара – Бубукин с Полосиным уважение внушала.

Толян же быстро расставил все точки над i – сразу приунывшие местные болелы поняли – сегодня без шансов. Бенефис Толяна за вкусным львовским пивком пролетел мигом – минут за пятнадцать до конца снялись к раздевалкам. Дам отправили к машине, сами по солидным братниным ксивам пробились к триумфатору. К Толяну не подступиться – покер – событие, журналисты поздравляют, инспектора, судьи. Тренер Карпат Бубукин – и тот подошел. Поверх голов Толян меня заметил, махнул рукой, показал пальцем на Качалина. Брат в то время радостно толкался с Ильиным – они дружили и с удовольствием общались, чему не мешал уже, кажется, вшитый Сергеичу кардиостимуятор – сердечко пошаливало. Наконец, добрался до Толяна, тот вроде как и не удивился – не первый раз на выезде встречаемся. – Пивка бы попить, тут пиво классное, отпросите у Митрича, - взмолился Толян. Показал братану, ведшему светскую беседу с Гавриил Дмитричем, на голову Толяна, тот понимающе кивнул.

Через десять минут Толян грузил сумку в багажник Жигулей – увольнительная до утра – обаятельному братану деликатный Качалин и не думал отказывать. – Поедем в Стрыйский парк, знаю там тихий кабак с пивом, на Академической нам лучше не показываться, не ровен час поколотят, - брат хорошо знал львовские нравы, месяцами тут живал с инспекциями.
Но и в Стрыйском парке уже бухали растревоженные местные болелы. Толяна вмиг признали – возбужденно зашумели, потянулись к нашему столику. Толян вдруг встал, по ротфронтовски сжал кулак и заорал – Червона рута! Неожиданно раздались аплодисменты – популярная в Союзе песня западеньца Ивасюка для львовян была культовой…К Толяну полезли целоваться, мы же решили тикать.
- Поехали бухать в Карпаты, здесь нам не развернуться, - мудро рассудил братан. Экипаж воспринял экспедицию на ура. Замелькали уютные старинные австрийские городки, в каждом вылезали на ратушной площади, кометой врывались в ближайший бар и нагружались разнообразным алкоголем вперемешку с «кавой».
После пятого городка заезд в Карпаты потерял актуальность – экипаж, сломленный питейным энтузиазмом, безмятежно уснул. Братан рванул на ночевку в Кишинев…

Утром созвонились со Львовом, было велено отправить Толяна в Москву. В аэропорт не спешили, отправились лечиться в новенький питейный комбинат, что в Долине роз – в его состав входили пивбар, винный бар, коньячный бар и, естественно, кабак. Старательно и обстоятельно обходили этажи. Увы, Кишинева Толян в этот раз так и не увидел. Вечером с авоськой коньяка загрузили Толяна в самолет. На трапе смачно разбилась выскользнувшая пузатенькая бутылка «Лучезарного»…

…В 1974 пару раз встретились в Москве. Толян не играл, травма оказалась тяжелой, что –то плохо и не так заживало, но бухать не бухал, все больше хандрил, в свет не выходил – куда, мол, хромым. Кокетничал – легкая хромота его только красила, как тореадора шрамы. Пивка, однако, попили. Прорвемся, убеждал себя, хотя в уголках его искренних глаз поселилась незнакомая грустинка.

О гибели Анатолия сообщил мой брат – специально позвонил. На похороны не поехал, какие-то суетные, по тем временам важные, дела удержали. Да и не любил я похороны, особенно молодых людей, - не для слабонервных это зрелище. Вообще, по моему твердому убеждению, похороны – глубоко интимное дело. Как и любовь.
О смерти Кожемякина много писали, что повторяться. Одно скажу – со мной бы он не погиб – вылезать из застрявшего лифта – не наш стиль. Представляю, как Толяну неохота было лезть в дыру – его милые барство и бережливость никак не вязались с суетным карабканьем по железякам в новых джинсах Lee…

Кем бы стал зрелый Анатолий Кожемякин с его талантищем немереным? Игроком уровня Пеле, Стрельцова, Эйсебио, Марадоны? Пожалуй, нет, не та конституция – мощи природной ему не хватало. Не получилось бы из него Блохина или Шевченко – прототипы все же бегут быстрее. А вот наш Круифф или Ван Бастен – это самый раз. Добрика-то Кожемякин был не слабее, как игрок, но характером покрепче. Вот и прикидывайте…

Добавил: Дед
2016-02-01 16:56:00


Добавил: Дмитрий
2017-05-14 07:12:17


Анатолий Кожемякин

Он многое обещал, он был форвард от Бога. Мощный, хорошо физически развитый, устойчивый, он оттирал с дороги защитников подобно танку. При этом он был необычайно техничным, владел оригинальными обманными движениями корпусом и мог легко раскрутить нескольких соперников как на пятачке, так и на ходу. Добавьте к этому высокую скорость, отличный удар и чрезвычайную осмысленность всех действий, и вы получите портрет потенциального футбольного гения, подобного легендам отечественного футбола Боброву и Стрельцову. Может быть, он и превзошёл бы их, но мы этого никогда не узнаем…

Начал он играть в школе «Локомотива, закончил обучение в ФШМ. В выпускной год за него началась настоящая война тренеров всех московских команд. Всё решило мнение родителей, что именно у Голодца и Бескова Анатолию будет лучше всего. Так в сезоне 1970 года он оказался в дубле московского «Динамо» и дебютировал в основном составе.

Далее события развивались стремительно. Бесков безоговорочно поверил в талант Анатолия, и в следующем сезоне 18-летний парень закрепился в основном составе, став лучшим бомбардиром команды! В этом же 1971 году он стал лучшим игроком и снайпером европейского юношеского турнира (а ведь вместе с ним играли Буряк, Блохин, Байдачный), а в августе появился в составе первой сборной страны. В следующем году он забил два гола в четвертьфинале Кубка обладателей кубков, был вызван в сборную для подготовки к чемпионату Европы, и только травма помешала ему принять участия в главных событиях года «Динамо» и сборной. Ну а в сезоне 1973 года он буквально царил на полях страны. Только головой он забил более десятка голов!

Раннее признание и успехи не то, чтобы вскружили голову Кожемякину. Скажем мягче, начали появляться у одарённого юноши черточки, беспокоившие тренеров. Он был какой-то слишком широкий душой - молодой темперамент бил через край, молодые силы требовали выхода. Он же оставался слишком разбросанным и несерьёзным, считал, будто слава будет ходить за ним постоянно, не задумывался о будущем и не строил никаких серьёзных жизненных планов. Помнится, как радовался Г.Д.Качалин в начале 1974 года, узнав о намечающейся свадьбе молодого мастера. Радость постаревшего маэстро, была хотя и искренней, но преждевременной. В процессе восстановления после тяжелейшей травмы Кожемякин начал позволять себе большие вольности. О трагическом исходе повторяться не будем.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:00


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Новый памятник
2017-05-13 21:48:25


А почему нигде не написано, ГДЕ это произошло? Адрес дома с эти лифтом есть?

Добавил: Oleg
2016-02-01 16:56:00


bloomeoleg@gmail.com

Добавил: Oleg
2016-01-21 14:14:22


Он родился в простой рабочей семье (его отец был монтером) и первые уроки футбольной науки получил на дворовой площадке. Затем пришел в юношескую секцию и буквально за несколько лет достиг выдающихся результатов. Уже в 16-летнем возрасте, играя за «Локомотив», он показывал чудеса техники, один обыгрывая чуть ли не полкоманды соперников и забивая за матч 5–6 голов. Этим он вскоре и привлек к себе внимание тренеров столичного «Динамо», пригласивших его в 70-м в свой состав. Год спустя на юношеском турнире УЕФА Кожемякин был признан лучшим нападающим и бомбардиром, забив 7 голов.

Стоит отметить, что природа щедро одарила Кожемякина как прекрасным физическим здоровьем, так и характером. Буквально с первых дней своего появления в «Динамо» он стал душой коллектива, его заводилой. Его любили как футболисты, так и тренеры, которые не могли нарадоваться филигранной технике парня и тому, как он буквально на лету схватывал все их установки.

В феврале 71-го Кожемякину исполнилось 18 лет, то есть он вступил в полосу призывного возраста. Ему домой одна за другой стали приходить повестки из военкомата. Но так как он был то на сборах, то на играх в других республиках, а то и странах, застать его было практически невозможно. А те времена не чета нынешним, когда «косить» от армии можно почти безбоязненно – только плати. В советские годы откупиться от армии было невозможно. Поэтому квартиру футболиста поставили на особый контроль и, когда Анатолий на несколько дней объявился в ней, забирать его пришли с нарядом милиции. И трубить бы ему в рядах СА, если бы руководство родного клуба не приложило все силы к тому, чтобы вызволить лучшего своего форварда из стен военкомата. Для этой цели в качестве парламентера был отправлен легендарный Лев Яшин. Конфликт был улажен, и Кожемякин вновь вернулся на зеленое поле.

Парню было всего 18 лет, а за ним уже толпами ходили футбольные фанаты, девчонки дежурили в подъезде его дома. Он относился к этому внешне спокойно, хотя в душе, конечно же, радовался. Он любил форс и никогда не упускал возможности показать, какой он крутой и знаменитый. Например, во время одной из поездок за границу он купил себе джинсовый костюм, который для большинства молодых жителей Союза был самым желанным и недоступным предметом гардероба. Даже в футбольном клубе «Динамо» не всякий «старичок» имел его. И вот Анатолий, вырядившись в этот костюм, специально пришел на тренировку, чтобы утереть нос ветеранам. И утер. Однако обиды на него за это никто тогда не затаил, поняли – молодой, знаменитый.

Весной 1972 года Кожемякин был привлечен к играм в составе сборной СССР. Свою первую игру молодой центрфорвард сыграл 29 марта против сборной Болгарии. Игру он не испортил и хотя голами не отметился, однако впечатление оставил положительное. Поэтому, когда вскоре после своего дебюта в составе сборной Кожемякин внезапно пропал из поля зрения болельщиков, те запаниковали.

Упомянутая статья в «Комсомолке» начиналась именно с такого письма. Некий Н. Зернов вопрошал: «Уважаемая редакция! В прошлом сезоне и в начале нынешнего года в составе московского „Динамо“ выступал способный центрфорвард Кожемякин. Молодого, подающего надежды футболиста включили было в сборную страны. А теперь его не видно на футбольном поле. Что произошло? Просьба рассказать на страницах газеты».

Ответил читателю знаменитый в прошлом вратарь столичного «Динамо», а ныне тренер этого клуба Лев Яшин. Вот его слова:

«Да, Кожемякин, бесспорно, одаренный футболист. Из юношеской футбольной школы он был приглашен в команду мастеров, его стали привлекать к играм в основном составе динамовской команды. Казалось бы, молодой игрок должен был воспринять это как аванс, как поощрение к дальнейшему совершенствованию. Но этого не случилось. Очень скоро мы обнаружили у Кожемякина бациллы зазнайства. Он начал пропускать тренировки, играть с ленцой, стал нарушать режим. И старший тренер команды Константин Иванович Бесков, и я сам, и товарищи по команде, комсомольцы, пытались увещевать Кожемякина, раскрыть ему глаза… Увы, ничто не вразумило молодого футболиста. А совсем недавно на общем собрании команды, поскольку все средства воздействия оказались исчерпаны, было решено дисквалифицировать Кожемякина на два года. Конечно, обратный путь в команду парню не заказан. Одумается, изменит свое отношение к футболу – тогда, как говорится, милости просим».

Далее шел комментарий редакции, который озвучил спортивный журналист В. Скорятин. Приведу из него небольшой отрывок:

«…Не успел молодой футболист Кожемякин закрепиться в составе динамовской команды, а про гол, забитый им, сочиняются чуть ли не баллады. Его, вчерашнего дублера, привлекают к тренировкам сборной команды. Как тут не закружиться голове?

Динамовский коллектив сурово наказал зазнайку, а вокруг него, и это мы тоже узнали от Л. И. Яшина, уже вьются «доброхоты» из других клубов: тебя, мол, в «Динамо» не оценили, переходи к нам…

Где уж тут говорить о воспитании характера молодого футболиста. А конечная цель нашего спорта и футбола, в частности, не погоня за очками, голами и секундами, а воспитание человека. Игрок высокого футбольного класса – это всегда личность, характер».

Несмотря на все старания «доброхотов», Кожемякин останется верен «Динамо» и вскоре после статьи в «Комсомолке» вновь вернется на поле. В 1973 году он будет назван № 1 в списке «33 лучших футболиста страны». Однако дальнейшая судьба талантливого футболиста сложится трагически. В октябре 1974 года он погибнет из-за нелепой случайности: попытается выбраться из застрявшего между этажами лифта и будет раздавлен им.

Добавил: Алекс
2016-02-01 16:56:00


До сих пор в памяти тот день, когда прочел некролог в Советском Спорте. Это было настоящее потрясение. И только через год на стадионе узнал от болельщиков, что произошло с Анатолием. Лифт проклятый...А пресса написала через много-много лет. Игрок был действительно одаренным, "наш ответ" Блохину.

Добавил: leo2705
2016-02-01 16:56:00


Вчера на Головинском кладбище Москвы состоялось открытие памятника футболисту московского "Динамо" Анатолию Кожемякину, так много обещавшему на поле, но трагически погибшему на взлете своей карьеры.

Подкупает трогательное внимание нынешнего руководства ФК "Динамо" к людям, принесшим клубу славу и популярность. В том числе и к незаслуженно забытым именам. Кожемякин не успел сделать того, на что был запрограммирован своим необычайным талантом, но уже одно то, что этот бриллиант появился именно в "Динамо", добавляет частичку к величию клуба.

…"Вот вам песня о том, кто не спел, не спел, и что голос имел - не узнал, не узнал". В отличие от персонажа песни Владимира Высоцкого центрфорвард Кожемякин "что голос имел", узнал, но и только. Жизнь одаренного форварда, какие появляются у нас, может быть, раз в полвека, оборвалась в 21 год.

Родился футболист, обещавший стать выдающимся, 24 февраля 1953 года в Москве. Начинал в группах подготовки "Локомотива" у тренера Василия Панфилова, потом перешел в ФШМ к Валерию Бехтеневу и Валентину Бубукину. В чемпионате СССР за "Динамо" дебютировал 17-летним в матче с "Торпедо". За короткий футбольный срок у Кожемякина набралось столько личных и командных достижений, сколько иному и во сне не приснится. В составе сборной Москвы он стал победителем турнира Всесоюзной спартакиады школьников 1969 года и был признан лучшим нападающим турнира. Лучший бомбардир "Кубка юности" 1968 года (5 голов), лучший нападающий "Кубка надежды" 1969-го. 3-й призер чемпионата СССР 1973 года, в том же году - обладатель приза "Вечерней Москвы" лучшему столичному бомбардиру - 16 голов. Второй после Олега Блохина бомбардир чемпионата СССР 1973 года. Финалист розыгрыша Кубка кубков-1971/72. Центрфорвард №1 в списке 33 лучших футболистов страны 1973 года. Сыграл 3 матча за сборную СССР, в составе которой дебютировал 19-летним, один - за олимпийскую, 4 - за молодежную (2 гола).

- Наш футбол потерял в его лице второго Стрельцова, - считает друг и партнер Кожемякина по "Динамо" Анатолий Байдачный. - Это был форвард без изъянов, обладавший великолепной техникой, скоростью, невероятным голевым чутьем. На турнире УЕФА 1971 года (тогда еще неофициальном юношеском первенстве Европы) группу атаки сборной СССР составляли Кожемякин, Блохин и я, а "под нами" диспетчер Буряк. Толя тогда стал лучшим бомбардиром (7 голов в 5 матчах) и получил приз лучшего нападающего, который прежде никому не вручался. Его гибель стала огромной потерей для отечественного футбола. Говорили, что причиной тому стали нарушения Кожемякиным режима. Это не так. Тогда все нарушали понемножку, и он - не больше других. Видно, судьбой так было предопределено. Толя был очень добрым, отзывчивым парнем, умел постоять и за себя, и за товарищей, и для меня это была невероятная утрата.

Мощный (рост 180 см, вес 78 кг), на дистанции убегавший от любого защитника, обладавший редким голевым чутьем, Кожемякин смело вступал в единоборства, прекрасно играл головой, но больше всего запомнился неординарными голами и неудержимыми проходами с мячом к воротам, свойственными легендарным форвардам Всеволоду Боброву, Сергею Соловьеву, Эдуарду Стрельцову.

В 1973 году Кожемякин перенес тяжелейшую травму - разрыв крестообразных связок, и врачи предсказывали ему хромоту до конца жизни. Но он вернулся на поле при всех своих лучших футбольных качествах.

Если Кожемякин забивал, "Динамо" выигрывало. Только в одном матче из 23, в которых Анатолий поражал ворота, бело-голубые уступили и еще один завершили вничью. 11 раз его голы оказывались победными! Забил он и решающий гол в четвертьфинальном матче Кубка кубков-1971/72 белградской "Црвене звезде". Но на финал против "Рейнджерс" Кожемякин не вышел из-за травмы, его очень не хватало на поле, и вполне возможно, как раз и не хватило динамовцам для победы.

- Футболистом Толя был от Бога, - считает еще один партнер Кожемякина по нападению "Динамо" Михаил Гершкович. - Разносторонний, неординарный, он, как и все таланты, попал в основной состав, минуя дубль. С его гибелью футбол потерял много. И мне очень приятно, что новое руководство "Динамо" вспомнило о Кожемякине, как и о других бывших звездах команды, свято чтит их память. Без знания прошлого нет будущего. А в прошлом у клуба великие достижения, популярность в Европе, в мире. "Динамо" всегда имело свое лицо, свой стиль. Сейчас оно делает широкий шаг к новым достижениям, и, думаю, что нынешние успехи клуба каким-то образом связаны с трепетным отношением руководителей бело-голубых к клубной истории и тем, кто ее создавал.

- К сожалению, я не видел Кожемякина в игре - был еще маленьким, но мой партнер Саша Маховиков много про него рассказывал, - сказал главный тренер "Динамо" Сергей Силкин, присутствовавший на открытии памятника. - Судя по этим рассказам, модельные характеристики форварда Кожемякина были близки к идеалу. Каждое новое поколение футболистов должно знать о лучших своих предшественниках, чтить их память. Без этого трудно ожидать от команды новых больших достижений.

Трагедия случилась 13 октября 1974 года. Анатолий с приятелем застряли в лифте. Тот, открыв дверь, выбрался наружу. Следом за ним полез Кожемякин. И тут лифт тронулся…

"Конь на скаку и птица в лёт. По чьей вине?"

Павел АЛЕШИН

Павел АЛЕШИН14.10.2011 02:15

Добавил: Чулпанхаматов
2016-02-01 16:56:00


Истинный размер

Анатолий КОЖЕМЯКИН против капитана армейцев Альберта ШЕСТЕРНЕВА.

Фото Олега НЕЕЛОВА

Добавил: Чулпанхаматов
2017-05-13 21:48:25

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)