1936в тов. СССР  8 августа 1936 (суббота)  Динамо (Москва) - Сталь (Константиновка) 3:1 противоречия  в гостях

«Сталь» Константиновка 3-1 (0-1). 1/32 финала. *

Константиновка. Стадион «Сталь». 8 августа. 18.00. Ясно, сильный ветер, 20°С. 12 000 зрителей.

Программа:  не было.

Судья: В.Быстров (Ленинград).

Квасников, Корчебоков, Тетерин, Лапшин, Елисеев, Ремин, Семичастный, Якушин, Смирнов, Павлов (Пономарев, 70), С.Ильин (К).

Кулешов, Ярунин, Новиков, П.Прийменко, Шумаков, У.Прийменко, И.Кононенко, Н.Кононенко, Ломов (К), Яковлев, Горобец.

Голы: 0-1 Н.Кононенко (25), 1-1, 2-1 Семичастный (55, 62), 3-1 Елисеев (70, с пенальти).

Пенальти не забил: Якушин (18), вратарь отбил.

Примечание: Этот матч до сих пор вызывает вопросы, поскольку неясно,   на каком основании он проводился. Команда «Сталь» уже выбыла из розыгрыша, проиграв 30 июня харьковскому «Спартаку» 2-3. Однако т.к. во всех местных газетах матч был объявлен встречей на Кубок СССР, и есть версия (правда, весьма противоречивая), объясняющая эти несоответствия...



Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:00


            Вспоминает Сергей Сергеевич Ильин, капитан команды тех лет:

      В перерыве между весенним и осенним чемпионатами мы успели отыграть и один матч в первом розыгрыше Кубка СССР. Вообще, с участием в этом турнире вышла скандальная история. Нас по приказу Всесоюзного комитета в конце июля собирались командировать неожиданно в Чехословакию. Ходили слухи, что была возможность как-то обойти запрет ФИФА на участие профессиональных клубов в матчах с нашими командами как представителями страны, которая не входила в эту организацию, и организовать встречи со «Славней» и другими профессиональными клубами. Но динамовское руководство вдруг заартачилось, не желая отказываться от участия в Кубке страны, и предложило взамен динамовцев послать любую другую команду. Но почему-то Всесоюзный комитет настаивал на поездке именно нашей команды (скорее всего, было указание сверху). Были долгие уговоры, и наконец нас заверили, что, когда мы вернемся, нас подключат к розыгрышу приза на позднем этапе. К моменту нашего возвращения московский «Локомотив» уже выиграл у тбилисского «Динамо», и ответственные работники комитета лихорадочно искали варианты, позволяющие им не нарушить слово. Говорят, что уже почти прошел в жизнь проект объявления прошедшего финального матча полуфинальным и назначения нового финального матча между «Локомотивом» и «Динамо». Помнится, даже началась продажа билетов на новый финал. Но вскоре все было отменено, и динамовцев в очередной раз обманули, как ни называй возникшую ситуацию.

       (Мне как автору этой записи рассказа С.С. Ильина хотелось бы внести некоторые дополнительные детали в эту историю. Она меня весьма заинтересовала, и я настойчиво расспрашивал многих ветеранов нашего футбола. К сожалению, все ничего не помнили и ничего внятного рассказать не могли. Тогда я попробовал расспросить Константина Федоровича Мораря, в те годы работавшего в отделе футбола Всесоюзного комитета. К сожалению, когда я «вышел» на Константина Федоровича, он был в довольно преклонном возрасте и путался в воспоминаниях. Сначала он наотрез отказался говорить об этом происшествии, ссылаясь на то, что в этой истории замешаны слишком большие люди и еще не пришло время для откровенных воспоминаний. Но моя настойчивость и проявленная при этом осведомленность со временем растопили лед, хотя, повторюсь, в некоторых деталях мой собеседник путался. По его словам, действительно, из ЦК партии поступило указание о необходимости направить «Динамо» в срочном порядке в Чехословакию. Динамовское руководство расценило это указание как проявление интриги, направленной на устранение их сильнейшей команды из розыгрыша Кубка, и всячески противилось планируемой командировке команды. В этой непростой ситуации был предложен компромиссный вариант розыгрыша Кубка, а именно такой, при котором один финалист выявлялся напрямую, а другой — через отбор, подобно тому, как в гребле выявляются участники финалов через предварительные заезды, победители которых напрямую выходят в финал, а другие проходят сито отборочных заездов. По словам Мораря, соперники для второго финалиста выявлялись жеребьевкой всех команд-неудачников, выбывших на каком-то этапе. Именно жребий выбрал в соперники «Динамо» из всех неудачников 1/32 финала Кубка команду «Сталь» из города Константиновка, которая уже проиграла свой первый матч. По возвращении «Динамо» на родину команду ждал бы новый соперник, выбранный жребием из неудачников уже 1/16 финала и т.д. Особенно обижало К.Ф.Мораря, что все забыли, что такая схема розыгрыша была принята на общем совещании-собрании всех капитанов команд, участвовавших в розыгрыше Кубка. Он с обидой, не прошедшей с течением лет, заявлял о том, что эта система розыгрыша Кубка была послана с комментариями во все крупнейшие газеты. И говорил, что была получена в Комитете бумага с подписью наркома железнодорожного транспорта о согласии на такой вариант розыгрыша. Поэтому так срочно была послана команда «Динамо» в Константиновку, чтобы затвердить этот порядок и убедить динамовское руководство в том, что Комитет твердо будет ему следовать. Потом все переиграли из-за интриг, в которых, если правильно понял Константина Федоровича, говорившего всегда намеками, был замешан всесильный тогда нарком железнодорожников, отрекшийся потом от своей подписи на бумаге, известный летчик Чкалов и Николай Петрович Старостин, бывший футбольным экспертом при А.Я.Вышинском. Именно их кознями, по словам моего собеседника, все переиграли, а он лишился своего поста в Комитете. Когда я попросил совета у Мораря, как подтвердить его слова документами, и поинтересовался, почему не осталось в архивах никаких бумаг и документов, подтверждающих его правоту, он тяжело вздохнул и ответил мне, что я плохо представляю те времена. "Я же сам и уничтожал все эти документы, когда понял, что меня в этом деле «подставили»". И, во-вторых, напомнил мне о 16 октября 1941 года, когда уничтожались в спешке все архивы. Кое-какие косвенные детали подтверждают слова моего собеседника, а кое-что вызывает сомнения. Наверное, до истины докопаются футбольные историки будущего, когда будут открыты все архивы страшных 30-х годов. Сейчас же я излагаю услышанную мною версию, не располагая никакими прямыми доказательствами ее истинности или ложности. Кстати, М.И.Якушин не разделял мнения своего друга и товарища по команде и считал, что в конце концов было принято справедливое в спортивном отношении решение, пусть и нарушающее интересы динамовцев. "В ситуации, когда Комитет сам себя загнал в угол, ничего не оставалось, как сделать то, что было сделано. Лишать «Локомотив» заслуженной победы было в спортивном отношении несправедливым и неблагодарным делом", — подвел итог беседы на эту тему Михаил Иосифович. Давайте присоединимся к его мудрым словам и закроем разговор на эту тему. — Примечание автора)


Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:00


На самом деле есть более простое обьяснение ситуации.

"Динамо" (Москва) не явилость на официальную игру 1/32 финала запланированную на 24 июля 1936 года с командой "Стахановец" (Кадиевка), и банально вылетело из кубка.

Добавил: 40%
2016-02-01 16:56:00
Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)