Крыжевский Константин Станиславович.    20 февраля 1926 - 18 ноября 2000. Игр: 155, голов: 0. ВВС Москва (1953) - Закончил играть (1961).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.195326139413
2.19543410.0292524191
3.195533262247
4.19562319194
5.195719141315
6.195821191632
7.195920171613
8.19602217175
9.1961555
-Об:20310.00415514114481


СезонИг. Ч.Гол. Ч.Иг. К.Гол. К.Иг. Межд.Гол. Межд.ИгрыГолы
1953941326
195424191341
1955224733
195619423
1957131519
1958163221
1959161320
196017522
196155
Всего:141144812031

КРЫЖЕВСКИЙ (КРЖИЖЕВСКИЙ) Константин Станиславович

Дата и место рождения — 20 февраля 1926 года, поселок Одинцово Московской губернии.

Позиция — центральный защитник.

Спортивное звание — заслуженный мастер спорта (присвоено в 1954 году).

Рост 178 см. Вес 74 кг.

Воспитанник команды ремесленного училища в Москве — 1941 год, заводской команды в Куйбышеве — 1942-1945 годы.

Первый тренер — Василий Васильевич Волчков.

Команды до московского «Динамо». «Крылья Советов» (Куйбышев) - 1946-1947, ВВС (Москва) - 1948-1952, МВО - 1953 (по июнь).

Дебют в чемпионате страны 2 июля 1953 года с «Динамо» (Киев). 2-0. Москва, стадион «Динамо».

Достижения. Чемпион СССР 1954, 1955, 1957 и 1959 годов; второй призер чемпионатов 1956 и 1958 годов; третий призер 1960 года. Обладатель Кубка СССР 1953 года; финалист Кубка СССР 1955 года. Капитан команды - 1953-1956, 1958-1960 (в 75 матчах чемпионатов СССР). Участник престижных международных матчей во Франции (1954), Австрии (1954), Италии (1955), поездки в Южную Америку (1957), Югославию (1959), матчей с бразильскими командами (1956, 1957).

В списке «33-х сильнейших футболистов страны» 4 раза. № 2 - 1956, 1957, 1959; № 3 - 1950 год.

Матчи и достижения в сборных страны. В первой сборной СССР (1952, 1957-1958) - 14 матчей и 9 неофициальных матчей. Играл за вторую сборную СССР (1954-1957) и сборную Москвы (1952 год). Участник финального турнира чемпионата мира 1958 года в Швеции — 5 матчей. Участник финального турнира Олимпийских игр 1952 года — 3 матча. Был капитаном второй сборной СССР в 6 матчах.

Игровая характеристика. Один из лучших центральных защитников страны 50-х годов. Стержневой игрок защитной линии московского «Динамо», в основном благодаря которому оборона команды во второй половине 50-х годов была лучшей в стране и определила звездный взлет коллектива в этот период. «Летающий» защитник, как часто называли Крыжевского, в совершенстве владел подкатом, часто отбивал мяч в падении головой и в прыжках через себя. Акробатический стиль действий, легкость выполнения сложнейших технических приемов, самоотверженность, ловкость, завидная прыгучесть, умение найти наиболее эффективный выход из труднейших игровых ситуаций у ворот своей команды вызывали восторг трибун. На матчи с его участием любители футбола приходили как на большой футбольный спектакль. Тренеры, предпочитавшие в его действиях видеть больше мудрой простоты и рациональных
действий, отмечали в один голос его надежность, хладнокровие и мужество. Часто в единоборствах с сильнейшими нападающими он получал синяки и шишки, но никогда не уклонялся от борьбы, не сникал, не уступал в борьбе. Его яркая и надежная игра оставила память о Крыжевском как об одном из сильнейших центральных защитников отечественного футбола.

Тренерская деятельность. Тренер детских, юношеских, молодежных и мужских команд клубного коллектива «Динамо» (Москва) — 1962-1984. Тренер детских и юношеских команд «Динамо-3» (Москва) - 1987-1996.

Государственные награды. Награжден орденом «Знак Почета» (в 1957 году).


Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:02


Крыжевский Константин Станиславович

Константин Крижевский в игре.

Добавил: В.В.С.
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


17-го сентября 1946 года 20-летний защитник куйбышевских КС Константин Крижевский, дебютировавший в основном составе пятью днями раньше в матче с московским Торпедо (3:2), провел самый "весёлый" матч в своей долгой карьере. На 13-й минуте матча с московским Динамо опытный голкипер волжан Головкин пропустил свой четвертый в этом матче и двенадцатый по итогам 103-х минут "противостояния" с динамовцами мяч... И тут есть варианты: либо, он получил травму (допустим, руки/пальца), либо, играющий тренер гостей Виктор Новиков подумал, что его вратарь совсем "поплыл", но дальше произошло следующее: в ворота встал правый защитник Крижевский, начинавший футбольную карьеру именно вратарем. Головкин же, надо полагать, занял в поле место последнего. Во всяком случае, на официальном сайте КС говориться, что Головкин провел все 22 матча чемпионата без замен. Так или иначе, следующие свои три мяча в этом матче хозяева забивали уже в ворота Крижевского (на Офсайте КС пишут, что сабж провел один из трех своих матчей того чемпионата вратарем, пропустив три мяча). Леонид Соловьёв на 35-й, Трофимов - на 42-й и Карцев - на 65-й довели дело до разгрома - 7:0.
В следующем матче Головкин и Крижевский играли на своих обычных позициях.

Добавил: Meskalito
2017-01-08 21:17:10


Вот что рассказал об игре Константина Станиславовича центральный защитник московского «Динамо» 40-х гг. заслуженный мастер спорта Леонид Константинович Соловьев:
«247 матчей чемпионата страны, из них 141 в составе московского «Дина-мо» и помимо этого 15 – в сборной СССР, провел центральный защитник, капитан команды К. Крыжевский. Причем каждый его выход на поле являлся необыкновенным зрелищем, неповторимым футбольным спектаклем. Люди приходили специально посмотреть матчи московского «Динамо», чтобы увидеть игру Крыжевского.
С. неподражаемой легкостью, красотой и непринужденностью он выпол-нял сложнейшие технические элементы, восхищая игрой всех присутствующих. Подкат, удары в падении через себя, всевозможные перевороты и кульбиты с мя-чом в воздухе, или только ему присущий «воздушный шпагат», который ни до, ни после Крыжевского никто не мог выполнить с таким мастерством – вот далеко не полный перечень приемов, которыми пользовался этот неповторимый мастер.
А кто, кроме него, мог, распластавшись в воздухе, снять головой мяч с но-ги нападающего, или в высоком акробатическом прыжке ногой дотянуться до мя-ча, который ничего не подозревавший соперник изготовился принять на голову?!
В 50-е гг. в борьбе за верховые мячи Крыжевскому не было равных. Благо-даря его безошибочной игре в собственной штрафной площади не смогли подоб-рать ключи к воротам московского «Динамо» и сборной СССР такие выдающиеся мастера европейского футбола, как француз Копа (бронзовый призер чемпионата мира 1958 г., футболист сборной Европы 50-х гг.), игрок сборной Польши Чеслик, футболист сборной Югославии Зебец и многие другие.
Выступать на футбольном поле рядом с Крыжевским просто «отбывая но-мер» было невозможно. Поведением на поле, мастерством высочайшего класса, яркой манерой игры, даже только своим присутствием в составе, он вносил в игру команды организующее начало, заставляя товарищей подражать себе, тянуться за собой, подстраиваться под себя. Иными словами – учиться классному футболу.
Партнеры Крыжевского по обороне старались не отставать от лидера, творчески перенимая секреты его мастерства.
Помню, каким небогатым техническим и тактическим арсеналом распо-лагали пришедшие в «Динамо» в 1953 г. тогда еще совсем молодые Борис Куз-нецов, Анатолий Родионов, а несколько позже Виктор Царев и Владимир Кеса-рев. И какими техничными и тактически эрудированными стали эти футболисты в 1957–1958 гг., после 4-х лет постоянного общения с Крыжевским на трениров-ках и в играх.
Полагаю, что во многом благодаря Крыжевскому именно в московском «Динамо» образовался тот великолепный ансамбль динамовской обороны, во-шедший в историю отечественного футбола под наименованием «Три К», что расшифровывалось начальными буквами фамилий игроков, в нем участвовавших: Кесарев, Крыжевский, Кузнецов. Вспоминаю, как сам Константин говорил о своем взаимодействии с этими игроками: «Мы с полуслова, с полувзгляда понимали друг друга. Каждый из нас знал, что в данный момент должен делать партнер. Для общения на поле нам не требовалось ни громких слов, ни возгласов, ни жестикуляции. Изредка нуждались лишь в дружеской подсказке».
Действительно, эти мастера футбола настолько притерлись друг к другу, что составляли в игре единое и неразрывное целое. Не случайно это динамовское трио составило линию обороны сборной СССР на чемпионате мира в 1958 г.
Мне пришлось впервые встретиться с Крыжевским на поле в далеком 1947 г. Тогда он дебютировал в основном составе команды «Крылья Советов» (Куйбышев) на месте центрального защитника. В этой игре ему пришлось опекать нашего центрфорварда Сергея Соловьева. В том матче Крыжевский отыграл очень хорошо. Сам Сергей Соловьев, который и до настоящего времени является лучшим бомбардиром московского «Динамо» за всю историю, в тот раз так и не смог добиться успеха».
А теперь несколько вопросов юбиляру:
– Как и почему Вы оказались в «Динамо»?
– Моя спортивная биография началась в Куйбышеве в команде мастеров «Крылья Советов» в 1945 г. После призыва в армию в 1948 г. я оказался в московской команде ВВС, которая просуществовала до 1952 г. В 1953 г. передо мной встал вопрос выбора команды.
В «Динамо» я очень хорошо знал К. Бескова и В. Трофимова, с которыми уже играл вместе в составе олимпийской сборной в 1952 г.
Очень уважал также Леонида Константиновича Соловьева, которого счи-тал сильнейшим центральным защитником первых послевоенных лет и мечтал многому у него поучиться.
Меня пригласил в «Динамо» старший тренер команды того периода Миха-ил Васильевич Семичастный. Я не раздумывая принял приглашение.
С тех пор, вот уже 34 года, моя судьба неразрывно связана с московским «Динамо».
– Кого Вы считаете своими учителями?
– Отмечу, в первую очередь, Виктора Новикова – старшего тренера коман-ды мастеров «Крылья Советов», открывшего мне путь в большой футбол Бориса Андреевича Аркадьева, под руководством которого я играл в сборной страны в 1952 г., человека культурного, эрудированного, отлично знающего спорт, Гавриила Дмитриевича Качалина, человека большой культуры, кристально честного, любящего футбол и футболистов.
Из игроков выделю вратаря «Крылышек» Александра Головкина, который много и упорно занимался со мной (кстати замечу, что начинал я свою спортив-ную карьеру как вратарь). Именно у него я научился броскам за мячом, которые мне так пригодились в дальнейшем. Правда, в отличие от него, мне приходилось доставать мяч не руками, а головой.
В команде ВВС мне очень нравился Анатолий Акимов. У него мне посча-стливилось перенять безупречный выбор позиции в непосредственной близости от ворот.
В «Динамо» меня всегда восхищал Василий Трофимов. Никогда нельзя было догадаться, что этот нападающий предпримет в следующее мгновение. А когда тебе начинает казаться, что ты сумел подобрать к нему ключик, раздавался финальный свисток.
Ну и, конечно, Леонид Константинович Соловьев, который помог мне ос-воить подкат и удары в падении через себя… Что касается так называемого «шпа-гата», то мне кажется, я нашел этот технический прием сам.
– Почему в московском «Динамо» не возникло ансамбля обороны, подобно-го тому, который Вы возглавляли в 50-х гг.?
– К сожалению, с нами, ветеранами, расстались слишком рано. Мы не ус-пели в полной мере передать молодым игрокам, шедшим к нам на смену, таким, как Мудрик, Рябов, Аничкин, своего богатого игрового опыта. Поиграть с ними нам почти не пришлось. А ведь только в непосредственном общении на поле воз-никает игровое взаимодействие, без которого невозможно становление защитной линии как единого целого.
– Ваше мнение о возможностях нынешнего состава московского «Ди-намо»?
– Нынешнему составу не хватает игроков лидеров, то есть футболистов, игра которых была бы на голову выше среднего уровня. Только такие игроки мо-гут служить примером для остальных, заставлять партнеров тянуться за собой, как это было в тех командах, за которые пришлось выступать мне. Пока таких ребят в команде нет. Однако со временем, по-моему, на роль лидеров смогут пре-тендовать Стукашов, Васильев, Каратаев, Добровольский. Так что считаю, что перспективы у команды неплохие.

Добавил: Клим
2017-08-19 12:17:25


30 мая 1961 года свой последний матч в составе московского «Динамо» провел за-служенный мастер спорта, четырехкратный чемпион, трехкратный призер пер-венств страны, обладатель Кубка СССР 1953 г., участник чемпионата мира 1958 г. и Олимпийских игр 1952 г. Константин Крыжевский. Яркая и надежная игра «летающего» защитника на протяжении стольких лет достойна отдельного описа-ния.
Он родился в Москве, где и начал играть в команде ремесленного учили-ща. Но вскоре о футболе пришлось забыть: началась война, и его семья эвакуиро-валась в волжский город Куйбышев. Здесь на авиационном заводе работал отец, здесь началась и трудовая жизнь Кости. Рано привыкнув к тяжелому, порой непо-сильному труду, он стоически переносил военное лихолетье, внося в тылу свой вклад в победу над фашистами. Есть у непосвященных такая версия, что Констан-тин Крыжевский в эти самые военные годы работал в цирке акробатом, поигры-вал в футбол в цирковой команде, был в ней вратарем, где и научился эффектным акробатическим номерам, которые его так прославили. Заблуждение. Все обстоя-ло прозаичнее. Тяжелый труд на заводе закалил его волю, характер, а чтобы вы-полнять по две-три производственные нормы, надо было физически быть гото-вым ко всему. А что касается акробатики... Послушаем мнение на этот счет самого Константина Станиславовича:
– Действительно, приходилось такое слышать. Отвечу так: я благодарен природе, которая меня щедро наградила координацией, физической силой, дала все то необходимое, что нужно для спортсмена. А все остальное уже зависело от меня. Я старался много работать над собой, привык к этому. Очень нравилась ак-робатика, легкая атлетика, но больше всего, конечно, футбол. Я не имел какой-либо школы, до всего доходил своим умом и головой. Уже после войны меня пригласили в команду «Крылья Советов», где я отыграл два сезона...
Вот как оценивал его игру в тот период первый редактор еженедельника «Футбол» Мартын Мержанов в своей книге «Еще раз про футбол»:
«Помню его первое выступление на московском стадионе «Динамо». Много огорчений в том матче досталось на долю В. Трофимова, который, несмотря на свой быстрый бег и прекрасную технику владения мячом, никак не мог пробиться к куйбышевским воротам. Трофимов вынужден был уходить от назойливого «сторожа» то в центр, то на противоположный край.
Крыжевский смело шел на мяч, легко отбивал его. Умение предугадывать ход игры помогало ему всегда безошибочно выбирать позицию. Москвичам по-нравился молодой защитник, и они это выражали одобрительными возгласами. Затем Крыжевский переехал в Москву, играл сначала в ВВС, а затем перешел в «Динамо».
Игрок, владеющий мячом, всегда имеет преимущество перед «безоруж-ным» футболистом, ибо только он является создателем комбинаций, только ему известны секреты последующей игровой ситуации. Крыжевский обладал пре-красным свойством «видеть поле» и мгновенно оценивать ситуацию.
Тактика советского футбола того времени была многообразна. Для того чтобы уметь хорошо сыграть в этих новых сложных условиях, защитнику нужно было хорошо бегать, свободно владеть мячом на земле, вести атлетическую борь-бу в воздухе, правильно занимать исходную позицию, наконец, понимать ход иг-ры. Всеми этими качествами обладал Константин Крыжевский».
На игру Крыжевского в «Крыльях Советов» обратили внимание в Москве, где он вскоре и оказался.
Вспоминает Константин Крыжевский:
– Переход в команду ВВС стал для меня совершенно неожиданным: при-был из Москвы самолет с высокопоставленными воинскими чинами на борту, которые чуть ли не в ультимативной форме предложили собираться в столицу – «служить» в футбольной команде военно-воздушных сил. Даже одолжение сдела-ли: чтобы не было мне там одиноко и скучно, за компанию перевели в ВВС еще одного куйбышевского футболиста – Ивана Дьякова. Спустя несколько часов мы с ним уже предстали перед Василием Сталиным. Отмечу, что этот человек очень любил футбол, был фанатично ему предан и делал все возможное, чтобы его ко-манда ВВС стала одной из лучших в советском футболе. Для этого он не жалел ни сил, ни средств: одаривал игроков подарками, создавал прекрасные бытовые и материальные условия. При всей своей жесткости, он был справедливым началь-ником, а за пределами футбольного поля и вовсе простым человеком. Вспоминаю забавный случай, как у себя на даче он играл со мной в бильярд и, проиграв, по условиям игры дважды отправлялся под стол.
В той команде в разное время выступало немало именитых футболистов – Всеволод Бобров, Александр Виноградов, Анатолий Акимов и другие. Многому я научился, играя рядом с ними. В ВВС я провел пять сезонов. В последний год существования этой команды – 1952-й – был приглашен в сборную СССР и выступил на Олимпийских играх в Хельсинки. Играл я там правым крайним защитником рядом с Анатолием Башашкиным и Юрием Нырковым. То выступление для сборной СССР закончилось трагично. Вскоре после поражения в переигровке от югославов она была распущена и возродилась лишь в 1954 году. До сих пор убежден, что команда ВВС могла в свое время выступать и сильнее. «Звезды», входившие в ее состав, привыкли быть премьерами в своих бывших клубах, а «таскать рояль» в новой своей команде им не очень хотелось. Моими хорошими друзьями были Всеволод Бобров и Александр Виноградов. Но, как говорится, дружба дружбой, а служба службой. Сегодня об этом вспоминается с улыбкой. А тогда...
Помню, «летчики» в 1951 году играли в Риге с «Даугавой», проигрывали 0:1. В перерыве я, капитан команды, сделал замечание Боброву: «Сева, – гово-рю, – больше двигаться надо, а ты все ждешь, пока тебе мяч в ноги дадут». «Я уже привык так играть», – отвечает он. «Но ты же не в ЦДСА теперь, приспосабли-вайся», – парирую я. Тот матч мы выиграли 3:1. О нашем разговоре узнал Васи-лий Сталин и такое принял решение: «Ты, – говорит, – Сева, будешь командовать в хоккейной команде, а в футбольной надо прислушиваться к замечаниям капита-на команды Крыжевского». Так до конца того сезона мой друг Сева Бобров был отлучен от большого футбола. Вот такие непростые «разборки» были между друзьями в наше время. И только из-за любви к своему делу, к футболу...
В 1952 году Константина Крыжевского наряду с другими игроками сбор-ной СССР «казнили». Его, в частности, вместе с Башашкиным лишили звания мастера спорта и дисквалифицировали на год, а вскоре были распущены армей-ские команды ЦДСА и ВВС. В 1953 году он уже играл в московском «Динамо».
Заслуженный тренер СССР Михаил Иосифович Якушин:
– В конце 1953 года я вновь начал тренировать «Динамо», где мы и встре-тились с Константином Крыжевским. В течение восьми лет мы вместе работали в этой команде, даже кое-что выигрывали: четырежды становились чемпионами страны, дважды серебряные медали, один раз бронзовые, Кубок СССР.
Много сильных футболистов выступало тогда за динамовский коллектив. Костя был ведущим игроком и капитаном команды. Играл он, не побоюсь этого слова, виртуозно. Особенно в борьбе за верховые мячи. Фактически все воздуш-ные дуэли, в которых он участвовал, заканчивались его победой.
Его называли даже летающим защитником, потому что он то и дело отби-вал мяч головой в падении или в прыжке ногой через себя. Но силен он был не только в воздушных дуэлях: Крыжевский одним из первых в стране стал исполь-зовать в игре подкат, которым в те времена практически никто не пользовался. Частенько с его помощью он отбирал мяч у соперника, оторвавшегося на метр и более. Так было и в 1955 году в Милане на «Сан-Сиро», когда Крыжевскому пришлось действовать против знаменитого форварда «Милана» Гуннара Нордаля. Швед имел значительно больший вес, в силовых единоборствах преимущество было на его стороне, но Крыжевский своими подкатами и виртуозной игрой в воздухе буквально деморализовал одного из лучших нападающих мира. Итог известен: динамовцы победили со счетом 4:1. Он всегда строго соблюдал режим, отличался серьезным отношением к тренировкам, уже тогда был образцом профессионала, что позволяло ему в течение долгих лет играть стабильно на высоком уровне. И, конечно же, большую роль в становлении футболиста Крыжевского сыграла его жена Тамара. Она сумела создать дома обстановку благожелательности, всячески поддерживала его, благодаря чему Константин и смог стать игроком очень высокого класса.
Тамара Крыжевская:
– Трудное это дело – быть женой футболиста. Для себя я уяснила главное. Чтобы Костя смог в полной мере реализовать свои способности, мне надо отбро-сить эгоизм, сиюминутные обиды, смириться с долгим его отсутствием в семье. Нужно научиться терпеть. С Константином мне никогда не было просто, он, как все талантливые люди, человек сложный. Костя был беззаветно предан футболу, он им бредил и жил. Накануне каждой игры отрешался от всего. У него в эти мо-менты была максимальная концентрация воли и твердости. Казавшаяся легкость в его акробатических прыжках и подкатах всегда была сопряжена с риском полу-чить травму. Но иначе Костя не мог играть. Он привыкал к боли, ушибам, кото-рые были его непременными спутниками на протяжении долгих лет жизни в большом футболе. Возвращался с каждого матча весь в ссадинах, с синяками, кровоподтеками. Это была цена его красивой мужественной игры, которая так нравилась любителям футбола. Я замазывала зеленкой его раны, ссадины, давала обезболивающее, делала все, чтобы уже в следующей игре он вышел на футболь-ное поле прежним Костей Крыжевским. Трижды он получал сотрясение мозга, но никогда, поверьте, не жаловался и не говорил о болезнях.
Никита Симонян, заслуженный мастер спорта:
– 50-е годы были временем великого футбольного противостояния московского «Спартака» и «Динамо». Непримиримые соперники на футбольном поле, в жизни, однако, оставались хорошими друзьями. Такие отношения у меня до сих пор сохранились с Костей Крыжевским, хотя в свое время он попортил мне немало крови, ведь в каждом сезоне мне приходилось встречаться с ним в игре лицом к лицу. Обыграть его было крайне тяжело. Быстрый, техничный, прыгучий, в совершенстве владевший подкатами, он мне секунды не давал на обработку мяча. В то время Константин Крыжевский и Анатолий Башашкин считались лучшими центральными защитниками в стране. Скажу честно, против Анатолия мне играть было проще. Башашкина я чаще и обыгрывал, и голы в ворота ЦСКА забивал чаще. Крыжевский же не давал мне прохода. Он был бойцом до мозга костей. Вспоминаю, как в дополнительном матче со сборной Англии на мировом первенстве в Швеции в 1958 году Костя в столкновении с соперником получил тяжелейшую травму головы, доиграл до конца и сборная вышла в четвертьфинал чемпионата. А его, теряющего сознание, сразу после фи-нального свистка под руки товарищи по команде увели с поля.
Владимир Кесарев, заслуженный мастер спорта:
– Играть с Костей было одно удовольствие. Хороший, надежный друг в жизни, он оставался таким и на футбольном поле. Признаюсь, зачастую я сам лю-бовался его игрой. Сухопарый, подвижный, ловкий, Костя иногда выдавал поис-тине цирковые номера, и мы ему аплодировали прямо на поле. В невероятных прыжках он ногой снимал мяч чуть ли не с головы соперника. Всегда, если кто-то из противников обыгрывал меня или Бориса Кузнецова, Костя вовремя подстраховывал – он четко чувствовал позицию. Такое взаимопонимание у нас было отлажено до автоматизма. И не случайно «Динамо» пятидесятых так славилось своей обороной. Помню, в 1954 году за первый круг в 12 матчах мы пропустили всего три мяча (!!!). И прежде всего в этом была заслуга игроков, я бы сказал, позвоночной, определяющей игру команды оси – вратаря Льва Яшина и центрального защитника Константина Крыжевского.
В те годы играла целая плеяда прекрасных форвардов, и Костя на удивле-ние успешно им всем противодействовал. Симонян, Стрельцов, Иванов, Исаев, Бубукин, Ворошилов, Пайчадзе, Гогоберидзе... Никто из них не был для Констан-тина неудобным соперником. Он с ними расправлялся четко, заставляя великих лишь разводить руками и задаваться вопросом: «Как такое возможно?». Труднее всего ему было противоборствовать Зауру Калоеву – тот и сложен крепче был, и ростом повыше. Но в их дуэлях чаще побеждал Крыжевский. Был, однако, игрок, который хорошо знал и умело использовал единственное слабое место Констан-тина: он был левша и не совсем уверенно действовал правой ногой. Речь идет об игроке нашего дубля, а затем и кишиневской «Молдовы» Юрии Короткове. Час-тенько в двусторонних матчах при единоборствах он «запускал» Крыжевскому мяч под опорную неудобную правую ногу и стремительно от него уходил. Юра был щупленьким, маленьким, тщедушным. На его фоне Константин выглядел ис-полином. Здорово злил Коротков нашего капитана своими «выходками». Мы иногда, как это часто бывает в командах, подтрунивали над Костей: «Как же ты, Крыж, проглядел юнца?». Крыжевский мрачнел, но в игру вступал охотно: «Да боюсь я его зашибить, такой щуплый – не могу без слез на него смотреть. Задену его случайно – и... не будет у вас капитана Крыжевского». Представить «Динамо» без Кости мы, конечно, не могли и поэтому великодушно «прощали» ему его «промахи».
Анатолий Родионов, мастер спорта:
– Константин Крыжевский будто был рожден с капитанской повязкой на рукаве. Он обладал редкой организаторской хваткой, умел подхлестнуть игроков, на футбольном поле заменял тренера. Он так и говорил Якушину: «Михаил Ио-сифович, вы тренируете нас вне футбольного поля – там вы главный. Когда же идет игра, решения на поле принимаю я». Конечно, такое разграничение обязан-ностей не всегда нравилось Якушину, но он понимал своего капитана. Слово Крыжевского на футбольном поле было для каждого законом. Кто-то и по сей день считает, что он указания на поле давал чрезмерно жестко. Но это не так. Константин обязательно учитывал особенности характера каждого игрока коман-ды и обращался к нему соответственно. Алекпер Мамедов, например, был тех-ничным форвардом, но, бывало, и злоупотреблял индивидуальной игрой, что шло во вред команде. Характер же у него был чувствительный. Костя знал об этом и никогда не повышал голос на Мамедова, понимал, что пользы от крика не будет никакого. Но воодушевить на подвиг Крыжевский мог. Вспоминаю исторический для нас матч с «Миланом» на его поле, который состоялся 4 сентября 1955 года. Проигрывая после первого тайма 0:1, мы забили затем четыре мяча подряд и выиграли. Все четыре гола у нас провел тогда именно Алекпер Мамедов. Когда он сравнял счет, Крыжевский особенно эмоционально его поздравил, не скрывая бурной радости. Этому поступку есть свое объяснение – ведь гол в первом тайме мы пропустили из-за нелепой ошибки Кости. А у Мамедова после такой реакции капитана будто крылья выросли – он стал просто неудержимым.
Эдуард Мудрик, мастер спорта:
– Трудно переоценить ту роль, которую сыграл Константин Станиславович Крыжевский в моей футбольной судьбе. Он был моим наставником, и я горжусь этим. Нам, молодым динамовцам, было чему поучиться у этого прекрасного человека и замечательного футболиста.
Его скоростной выносливостью можно было только восхищаться, он нико-гда, что называется, не знал усталости до самого финального свистка.
Не было ему равных и в игре головой, особенно на перехвате. Это был ко-ронный прием Крыжевского. Создавалось впечатление, что соперники специаль-но адресуют Крыжевскому мяч на голову.
Для Константина Крыжевского футбол был настоящим культом, которому он безраздельно поклонялся. Этим и можно объяснить его высочайший профес-сионализм. Ни себе, ни другим он не давал поблажки.
Вспоминаю 1957 год. Динамовцы готовились к сезону в Гаграх. Мы втро-ем жили в одном номере гостиницы: Крыжевский, молодой защитник Борис Ле-бедев и я. Тренировки были напряженными. Якушин нагружал нас по полной программе, некоторые роптали, но терпели. Как-то после очередной интенсивной тренировки прилегли мы с Борисом в номере на кроватях, – казалось, сил уже нет подняться. Входит Крыжевский, посмотрел на нас внимательно: «Почему лежи-те?» «Устали», – отвечаем. – «Тогда постирайте гетры, носки, почистите бутсы. И усталость как рукой снимет». Мы последовали его совету. И что вы думаете? Сразу почувствовали себя лучше.
После одного из интенсивнейших занятий по легкой атлетике, которое проходило под руководством заслуженного мастера спорта Пугачевского, – его приглашал заниматься с нами Якушин – мы пошли в раздевалку. Сняв спортив-ный костюм вместе с футболкой, Крыжевский стал выжимать всю пропитанную потом форму, приговаривая при этом: «Посмотрел бы сейчас мой сосед по подъ-езду, большой, кстати, завистник, как все это достается...» А затем, поменяв фор-му, направился к выходу на новую тренировку... Потянулись и мы за своим капи-таном.
Леонид Соловьев, заслуженный мастер спорта:
– С неподражаемой легкостью, красотой и непринужденностью он выпол-нял сложнейшие технические элементы, восхищая игрой всех присутствующих. Подкат, удары в падении через себя, всевозможные перевороты и кульбиты с мя-чом в воздухе, или только ему присущий «воздушный шпагат», который ни до, ни после Крыжевского никто не мог выполнить с таким мастерством – вот далеко не полный перечень приемов, которыми пользовался этот неповторимый мастер.
А кто, кроме него, мог, распластавшись в воздухе, снять головой мяч с но-ги нападающего, или в высоком акробатическом прыжке ногой дотянуться до мя-ча, который ничего не подозревавший соперник изготовился принять на голову?!
В 50-е гг. в борьбе за верховые мячи Крыжевскому не было равных. Благо-даря его безошибочной игре в собственной штрафной площади не смогли подоб-рать ключи к воротам московского «Динамо» и сборной СССР такие выдающиеся мастера европейского футбола, как француз Копа (бронзовый призер чемпионата мира 1958 г., футболист сборной Европы 50-х гг.), игрок сборной Польши Чеслик, футболист сборной Югославии Зебец и многие другие.
Выступать на футбольном поле рядом с Крыжевским просто «отбывая но-мер» было невозможно. Поведением на поле, мастерством высочайшего класса, яркой манерой игры, даже только своим присутствием в составе, он вносил в игру команды организующее начало, заставляя товарищей подражать себе, тянуться за собой, подстраиваться под себя. Иными словами – учиться классному футболу.
Николай Старостин, заслуженный мастер спорта (из книги «Звезды большого футбола»):
«Константин Крыжевский во многом напоминал очень когда-то популяр-ного динамовца Федора Селина. Он мало уступал Федору в безупречной игре го-ловой, в серии головоломных акробатических трюков при отборе мяча. Игра Крыжевского носила сперва ярко выраженный разрушительный оттенок, но затем он научился при надобности точно направлять мяч своему партнеру. Рос и воспитывался этот эффектный игрок в Куйбышеве, но расцвел его талант в команде московского «Динамо». Он и сейчас с успехом защищает футбольную честь этого общества в команде ветеранов. Казалось бы, угасли страсти и должны стереться клубные интересы. Так нет, в игре маститых 5 июля 1968 года при встрече «Спартак» – «Динамо» взыграло ретивое у Крыжевского. Попугал он по старой памяти спартаковских форвардов своими выразительными подкатами, при которых вслед за мячом летит и противник.
– Что делаешь?! – кричит ему Сальников.
– Иди сюда – увидишь! – отвечает динамовец.
– Иду! – и... пришел. Коса на камень.
Оба захромали. И долго еще жестами, взглядами и резкими словами грози-ли друг другу. На другой день играть вместе за Москву против Ленинграда. С трудом, говорят, нашли общий язык, тем более что Крыжевский капитанствует и властно верховодит ветеранами. Пролетевшие десять лет не изменили его навы-ков и характера».
Аксель Вартанян, спортивный журналист:
– 14 апреля 1960 года чемпион, московское «Динамо», проводил календар-ный матч в Тбилиси. Игра подходила к концу, а хозяевам все не удавалось отыг-рать пропущенный в начале первого тайма гол. И вот Яшин, уставший уже отби-ваться, едва дотягивается до мяча, но тут же, после столкновения со своим защит-ником, оказывается на земле. А мяч благополучно отскочил к нападающему тби-лисцев, и тот метров с десяти мощно пробил в угол незащищенных ворот. Так во всяком случае казалось болельщикам грузинской команды, успевшим испустить многотысячный победный клич.
Но что это? Навстречу бомбе, летящей примерно на двухметровой высоте, словно из подземной шахты вылетела ракета и предотвратила катастрофу. Карти-на была невероятная. И сейчас четко вижу парящую, вытянутую в струнку фигуру Крыжевского с демонстративно прижатыми к телу руками. Мяч был из разряда неберущихся. Отрази этот удар вратарь, ему при жизни можно было бы ставить памятник. Тридцатичетырехлетний Крыжевский отбил его головой! Что творилось на трибунах! Какую гамму чувств в течение нескольких мгновений пришлось пережить зрителям: радостное предвкушение, горестное разочарование и, наконец, потрясение от неправдоподобности происшедшего. Осознав наконец случившееся, благородный тбилисский зритель устроил Крыжевскому, находив-шемуся в объятиях Льва Яшина, продолжительную овацию.
* * *
Шестнадцать сезонов провел Константин Крыжевский в высшей лиге, сыграл 274 матча в чемпионатах страны, десятки международных игр за свой клуб и сборную. Какие же матчи особенно запомнились? Константин Крыжевский отвечает на этот вопрос:
– Таких игр много. Прежде всего все матчи с московскими спартаковцами и торпедовцами, которые тогда играли очень сильно. Через каждую из таких игр проходил ток высочайшего футбольного напряжения, битком забитые трибуны, огромное желание победить. Эту атмосферу не передать словами. Запомнились и международные игры. Например, в октябре 1954 года мы играли на своем стадио-не со знаменитым английским клубом «Арсенал». Это был ответный визит англичан в нашу страну. Мне пришлось тогда играть против знаменитого Томми Лаутона, одного из сильнейших нападающих Европы. Не без удовольствия вспоминаю нашу с ним футбольную дуэль. Мне тогда удавалось буквально все – бывают такие матчи. Рослый англичанин проиграл мне почти всей верховые мячи. Особенно мне тогда удалась игра в воздухе, несколько мячей я снял у него буквально с головы. Томми лишь недоуменно глядел в мою сторону. По его жестам я понял – он удивлялся: «Как такое возможно?». Не скрою, я был тогда счастлив. Мы победили грозных англичан со счетом 5:0.
Незабываемые впечатления остались и от игры с «Миланом» на его поле. Тогда в первом тайме я промахнулся по мячу, и форвард итальянцев Нордаль, против которого я играл, забил гол. Михаил Иосифович Якушин ту ошибку до сих пор простить мне не может. Вот и опять несколько дней назад напомнил о ней. Я обычно в таких случаях отшучиваюсь: «Если бы я не ошибся, у ребят бы не появилось второе дыхание. А так им хотелось отомстить за меня. Вот и забили четыре гола соперникам».
Особо памятна игра с бразильцами на чемпионате мира в 1958 году. В том матче против меня играл Вава. Признаюсь, футболиста такого уровня я в своей практике не встречал. Вот уж кто действительно задал мне трепку. Я и предполо-жить не мог, что нападающий может иметь такой богатый набор финтов и дейст-вовать так разнообразно. И все же сборная СССР тогда могла дойти до финала и встретиться в нем снова с бразильцами, если бы накануне чемпионата из команды после известного ЧП не выбыли Стрельцов, Татушин, Огоньков.
Много сыграно матчей. Я прожил яркую футбольную жизнь, и если меня считают хорошим, а кое-кто и отличным игроком, я счастлив. Старался не разба-зарить то, что мне было дано, никогда не пил, не курил, верно служил отечест-венному футболу, своему клубу.

Добавил: Клим
2017-08-31 10:27:16

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)