Новиков Александр Васильевич.    14 июня 1955. Игр: 395, голов: 10. Динамо-шк Москва (1972) - Динамо Ставр. (1988).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.19751310103
2.19764010.0252910.0342410.0413211
3.19773410.02930235241
4.1978453728638
5.1979403527625
6.1980433732236
7.19813310.03023221101
8.19825640.0713830.0783130.09652181
9.19834410.0223410.0293110.032310
10.19844630.0653530.0852520.08061411
11.19854310.0232710.0372210.0451416
12.19864220.0472910.0342710.0372131
13.19874331254212
-Об:522140.026395100.02532790.027441241274


Чемпионат СССРКубок СССРЕврокубкиВсего
СезонМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолы
19751010
1976 (весна)141141
1976 (осень)1032 (КУЕФА)15
19772352 (КОК)30
19782863 (КОК)37
19792762 (КОК)35
19803223 (КУЕФА)37
198122123
198231352 (КУЕФА)383
19833113341
1984252614 (КОК)353
198522114 (КОК)271
19862712291
19872542 (КУЕФА)31
Всего 32794412439510

 

Дата и место рождения 14 июня 1955 года, Москва.

Позиция Центральный защитник.

Спортивное звание Мастер спорта международного класса (звание присвоено в 1979 году).

Рост 180 см Вес 72 кг

Воспитанник детской команды групп подготовки (футбольной школы) «Динамо» Москва (в 1966 – 1972 годах).

Первые тренеры Евгений Федорович Байков и Александр Сергеевич Назаров.

Дебют в чемпионате страны 6 сентября 1975 года с ЦСКА, Москва. 1:1. Стадион «Динамо».

Достижения Чемпион СССР и обладатель золотой медали чемпионата 1976 (весна) года, второй призер и обладатель серебряной медали чемпионата 1986 года. Обладатель Кубка СССР 1977 и 1984 годов. Полуфиналист розыгрышей Кубка обладателей кубков европейских стран 1978 и 1985 годов. Обладатель Кубка сезона 1977 года. Капитан команды (в 1984 – 1986 годах). Рекордсмен команды по числу матчей в чемпионатах страны.

Матчи и достижения в сборных страны и Москвы В первой сборной СССР (в 1977 году) провел 3 матча. Участник отборочного матча чемпионата мира 1978 года. Играл во второй сборной СССР (в 1979 году) и в молодежной сборной страны (в 1975 – 1976 годах). Играл в сборной Москвы (в 1976 и 1979 годах). Победитель футбольного турнира Спартакиады народов СССР 1979 года.

Команды после московского «Динамо» «Динамо» Ставрополь (в 1988 - 1989 годах), «Спартак» Владикавказ (в 1990 – 1991 годах).

Игровая характеристика Один из сильнейших защитников страны и московского «Динамо» 80-х годов. Был стержневым игроком обороны команды. Точный выбор позиции, прекрасное понимание игры, смелость, решительность, полная самоотдача всегда выделяли его на поле. Цепко и жестко вел борьбу за мяч, редко поддавался на обманные движения, надежно и грамотно играл головой. Часто личным примером вдохновлял партнеров.

Тренерская деятельность Имеет высшее физкультурное образование. Окончил государственный центральный институт физической культуры (ГЦОЛИФК) (в 1980 году). Главный тренер «Спартака» Владикавказ (в 1992 – август 1993 годах). В год тренерского дебюта руководимый Новиковым «Спартак» Владикавказ стал вторым призером первого чемпионата России, впервые завоевав тем самым возможность участвовать в Кубке УЕФА. Главный тренер «Техинвеста – М» совхоз «Московский» Московской области (в 1994 году). Тренер динамовской команды мастеров (в 1996 – июнь 1998 годах и вновь с 15 июня 1999 года по 17 апреля 2001 года). Главный тренер команды (с 17 апреля 2001 по 4 апреля 2002 года). При его участии динамовцы стали третьими призерами чемпионата страны 1997 года и финалистами Кубка России этого же года. Главный тренер футбольного Клуба «Серпухов» Серпухов Московской области (в 1999 году, до 15 июня). Тренер футбольной школы «Динамо» Москва имени Л.И.Яшина (с августа 2003 года по апрель 2005 года). При его участии старшие юноши московского «Динамо» стали вторыми призерами юношеского чемпионата России 2003 года. Тренер «Локомотива» Москва (с апреля 2005 года по январь 2007 года). С января 2007 года – тренер специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва (СДЮШОР) московского «Локомотива».



Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:02


Первый официальный матч за Динамо Москва 1975 год 6 сентября ЦСКА (Москва) - Динамо (Москва) 1:1 чемпионат СССР.

Последний официальный матч за Динамо Москва 1987 год 16 октября Динамо (Минск) - Динамо (Москва) 1:0 чемпионат СССР.


Добавил: 40%
2016-02-01 16:55:50


«Случались времена, когда в Динамо с нападением было не ахти, полузащита прихрамывала, но защита - никогда! Непроходимые три К - Кесарев, Крижевский, Кузнецов - разве что бразильцы их съели, да и то по нашей наивности, всерьез тех не приняли, великан Рябов, красавец Мудрик, пластичный Аничкин, квадратная глыба Глотов, цепкий Царев, «лось» Зыков… Но Александр Васильевич Новиков даже в этой когорте особняком. Великий защитник, мирового класса, у нас толком не оцененный и до конца не востребованный из-за травли проспартаковских журналистов - грубиян, мол. Да не грубиян вовсе, брехня, жесткий, да - кость яшинская, лучше не сталкиваться, резкий, да - не увернулся от него - сам виноват, мощный, да - танк, но жестокий - байки. Добрый был, всегда играл честно, открыто, исподтишка локтями не ковырялся, накладок не делал. Да и техничный, подкаты умел чисто делать, мяч головой находил. Ну, а если на мяч пошел - берегись, пощады не жди, лучше бросай мячик и тикай из штрафной. А рискнул сдуру встык - получи крупную неприятность - могут и с поля унести… Хозяин штрафной, хозяин зоны, хозяин своей половины поля - за таким бэком что в рамке не стоять. Хорошо игру чувствовал, всегда подскажет, подстрахует, позиционных ошибок почти не делал. Да и в Союзе, пожалуй, лучшим защитником был. Разве что Шестернев, Чивадзе его класса, Шустиков, Хурцилава - тяжеловатые, киевляне - подохлей…
Динамо в новиковские времена звезд с неба не хватало, вся нагрузка на защиту, отдувался за пятерых. И как! Сколько он очков нам спас - не счесть. По этому показателю наверняка один из лучших игроков Динамо. Игру читал с листа, играющий тренер, босс…»

Ко всему написанному могу лишь добавить - исключительно цельным, порядочным игроком он был - характер такой. А порядочные люди любят своих родителей, учителей, тренеров, родную команду, особо не задумываясь почему - душой любят, не умом.
Блестящий игрок Новиков, конечно же, более достойной карьеры заслужил - в сборной должен был быть капитаном, еврокубки подержать, чемпионские медали горками в сейф складывать. И не сомневаюсь, шансы были, окажись он у киевлян или в Спартаке. И тон прессы резко бы изменился - стал бы он не грубияном, а Голиафом, Ильей Муромцем. Сделали вон спартаковские захлебывающиеся от умиления журналисты суперзвезду из среднего футболиста Черенкова…
Но ведь и не думал А.В. дергаться, да и предлагать ему эти вояжи было глупо - как Яшину…

Невольник чести… На таких людей молиться надо, они - честь, традиции, совесть клуба, беречь их нужно, на руках носить...

Добавил: Дед
2016-02-01 16:56:00


Деду спасибо з юношеский задор, но перехлестнул он сильно.
Саша, конечно, не был грубияном, но был безбашенным - пират, идущий на абордаж, не задумывается о правилах этикета. Саша в молодости мог легко пойти двумя ногами вперед в отбор с риском отрубить опорную ногу соперника. Но - не со зла, а в азарте. А красавец был - фактурный, быстрый, прыгучий...
С возрастом - преобразился, и в роли "либеро" раскрылся наконец во всей красе.
А ведь в школе он играл креативного полузащитника. Вот и вернулся к истокам - и только ангажированность Бышовца помешалаСаше сыграть за "Динамо" 400 матчей. Уверен, что три года он в "Динамо" недоиграл, Скляр дорос до его уровня только в начале 90-х.
Насчет "среднего футболиста Черенкова" не хочу комментировать. Нам бы такого "среднего" - молились бы до сих пор.
А Новикову не мясная пресса сделала плохой имидж, а собственный "тренер" В. Соловьев - запустивший идиотскую кликуху "автоген" в оборот. Ну да, Бог все видит и расставил по местам. Александр - Великий.
А еще - именно он сбросил мяч головой Шепелю в ключевом матче с "Араратом" последнего победного чемпионата 76 года. Не забуду никогда.
Дай Бог здоровья Александпу Васильевичу. В главном Дед прав, это символ "Динамо" - честно отдал команде более 40 лет.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:00




Капитан Динамо Александр Новиков с Кубком СССР, завоеванным в 1984 году.

Добавил: samolet
2017-05-14 07:12:17


Александр НОВИКОВ

Новиков Александр Васильевич. Защитник. Мастер спорта международного класса.

Родился 14 июня 1955 г. в г. Москве.

Воспитанник школы московского "Динамо". Первый тренер - Евгений Федорович Байков.

Выступал за команды "Динамо" Москва (1975 - 1987), "Динамо" Ставрополь (1988 - 1989), "Спартак" Владикавказ (1990 - 1991).

Чемпион СССР 1976 (весна) г. Обладатель Кубка СССР 1977 и 1984 гг.

За сборную СССР провел 3 матча.

Главный тренер клуба "Спартак" Владикавказ (1992 - 1993). Главный тренер клуба "Техинвест-М" Московская обл. (1994). Тренер в клубе "Динамо" Москва (1996 - 1998, 1999 - 2001). Главный тренер клуба "Динамо" Москва (2001 - 2002). Тренер в клубе "Локомотив" Москва (2005 - 2006). Тренер Центра подготовки футболистов им. Л. Яшина (2007 - 2009). Главный тренер молодежного состава клуба «Динамо» Москва (2010 - ...).

ПОСЛЕДНИЙ ЗАЩИТНИК

Если спросить у болельщиков, кто такой Александр Новиков, то большинство, не сомневаюсь, ответит - бывший защитник московского "Динамо", отличавшийся чрезмерной жесткостью. А наиболее просвещенные и прозвище игровое его назовут. А кое-кто из любителей утонченного футбола наверняка прибавит, что большего грубияна он едва ли встречал в последние годы на наших полях. Такую, получается, оставил он о себе славу.

А он между тем ничего не оставил и, проведя три сезона в первой лиге, возвратился в высшую, где за тринадцать лет выступлений в "Динамо" провел 327 игр, выйдя в 87-м по этому показателю в рекордсмены клуба и обогнав самого Льва Яшина. И в первой три этих года (два - в Ставрополе и последний во Владикавказе) отыграл практически без замен. Так что же, во всех этих командах так были нужны грубияны? Мы ведь как-то привыкли, что молва не врет, хотя бывает, что и она ошибается.




Я как-то не помню, чтобы за долгий свой игровой век высказывался Новиков о себе и своей игре в центральной печати - ну разве что прокомментировал один раз высказывание Владимира Гуцаева о "костоломах". Со своей позиции прокомментировал - заднего, или, как мы говорим, последнего, защитника, который не имеет право пускать себе на спину нападающего, потому что, минуя его, тот выходит уже непосредственно на ворота. И Новиков не пускал. Все эти годы.

- Такая уж всегда была моя роль. Я понимаю, что зрелищностью она не очень отдает, но да что поделаешь - одиннадцать нападающих ведь на поле одновременно выйти не могут. Каждый решает свои задачи. Я вот, если хотите, мешаю другим играть, но нисколько не считаю себя от этого ущемленным.

- А мнения других о вашей игре вас когда-нибудь интересовали?

- Ну конечно. И если вы хотите спросить, как я отношусь к тому, что из меня сделали самого грубого в отечестве футболиста, то я категорически с этим ярлыком не согласен. Жесткий - да, это я принимаю, но вот грубый…

- Цифровое подтверждение этому действительно найти нелегко - ведь карточек у вас было не так уж и много.

- Сейчас некоторые по шесть-семь за сезон набирают, и никто их, по крайней мере в печати, не называет при этом грубиянами, и более того, такой урожай "горчичников" не мешает им играть в сборной. Я имею в виду, например, Кузнецова, Горлуковича или Хидиятуллина, но при этом никаких камней в их огород не швыряю - у каждого, как известно, своя манера игры, и коли она подходит еще и серьезным зарубежным клубам, то, видимо, имеет право на жизнь. Футбол - игра контактная.

- И защитник заинтересован в этом контакте больше?

- Мы ищем единоборства, тогда как форварды больше избегают их. И задачи у нас разные - мне, например, достаточно оставить нападающего без мяча, и я уже выиграл единоборство, ему же надо пройти меня и что-то делать дальше.

- Легко сказать - вас пройти...

- Я старался, чтобы было трудно. Взять того же Гуцаева - он частенько шел в обводку ради обводки, и за то время, что он владел мячом, я по нескольку раз успевал оказаться на его пути, и если с третьего или четвертого захода удавалось отобрать мяч, я был вполне удовлетворен - эффектно он мог обводить меня сколько угодно, лишь бы эффективность была нулевая. Если кто-то играл на зрителя, то я - на результат.

- Отобрать - чисто?

- Нет на свете такого защитника, которому бы это всегда удавалось. Среагируешь чуть с запозданием на какой-нибудь финт - и заденешь соперника по ноге. Чисто игровое нарушение, а с трибуны может выглядеть как умышленное.

- С трибуны-то - ладно, а вот в глазах судьи...

- Для него, как правило, нарушитель тот, кто остался стоять на ногах, свисток в девяти случаях из десяти дается в пользу упавшего. А мне нельзя падать - за мной ворота, я на подкат шел только в самых крайних случаях и никогда, заметьте, не прыгал на соперника двумя ногами, как это сейчас чуть ли не повсеместно распространено. Такой подкат - действительно потенциальная травма.

- А ваш - нет?

- Побожиться могу, что ни разу в жизни не стремился нанести вред кому-либо из моих товарищей по футболу. И сам никого обвинить не могу в том же - меня-то ведь тоже били достаточно.

- И тем не менее заменялись вы крайне редко.

- Можно сказать, никогда. На Спартакиаде народов в 79-м доиграл матч, получив по ходу игры перелом. Бесков, когда на следующий день меня в гипсе увидел, изумился - как же стерпел? Я ответил - работа. А в "Динамо" своем родном заменился, помню, в 87-м на 25-й минуте матча в Минске. Из пределов штрафной тогда удар наносился, и я бросился под него, хотя и видел, что соперник идет на "накладку". Серьезно травмировал колено, и мне сказали, что в команде я больше не нужен.

- Раз видели накладку, может, не стоило бросаться на верную травму?

- Так мяч же в ворота летел...

- Команду, насколько я помню, как раз вскоре после той игры принял Анатолий Бышовец?

- Я на него не в обиде - у каждого нового тренера свой состав. Всех предыдущих я, правда, устраивал, а тут, видимо, старый стал - тридцать два стукнуло да и больной. А вот начальники разные динамовские могли бы, наверное, как-то по-другому распрощаться, нежели просто на улицу выкинуть - я ведь на их, а не Бышовца глазах тринадцать лет в бело-голубой майке, не щадя себя, бился.

- Вы ведь коренной, что называется, динамовец?

- Да, десятилетним мальчишкой пришел к тренеру Байкову. Хорошая у нас в детях уже команда подобралась: Вадик Павленко, Серега Камзуллин...

- Павленко метеором ворвался в большой футбол, когда вы были еще в глубоком дубле.

- Да, 74-й - звездный был год для него, девятнадцатилетнего. Встал тогда в состав вместо травмированного Толи Кожемякина - тот-то вообще талантище был, каких редко встретишь, - и начал забивать, словно всю жизнь в "Динамо" играл. Я восхищался тогда Байдачным с Еврюжихиным - как они Вадика в игру приняли! Для них игрока-двух на своих краях пройти не проблема была, а пасы навесные - как рукой разбрасывали. А в воздухе Вадик играть умел.

- Но взлет его длился так недолго...

- Да, полетел мениск, была неудачная операция... В "Спартаке" московском побывал, потом в "Тереке", снова в "Динамо", но это был уже не тот, конечно, Павленко. Кроме мениска что-то еще в нем сломалось. Я не поверил, когда мне сказали, что он грузчиком в винном магазине работал - это когда я уже в Ставрополе играл. Оказавшись в Москве, нашел тот магазин на Первомайской, но его на ремонт закрыли, а Вадик, сказали, уволился. А он же никогда, сколько помню, вина в рот не брал, железным режимщиком был.

- Простите, а вы?

- Я не был так талантлив, как Вадик, и очень хорошо отдавал себе отчет, что все жизненные удовольствия и вольности - не для меня. Или футбол - или... Я выбрал футбол.

- А вас - Александр Александрович Севидов...

- Да, с этим человеком связаны все мои самые светлые футбольные воспоминания. При нем я встал в состав в 75-м, на следующий год выиграл с командой чемпионское звание, а еще через сезон - Кубок. И жизнь была прекрасна и безоблачна, никто не называл меня грубияном, потому что партнерами моими в защите - на краях - были Маховиков с Паровым, которые и сместиться-то в центр ко мне никому с мячом не давали, а впереди меня играл лучший, на мой взгляд, опорный полузащитник тех лет в советском футболе - Олег Долматов. У нас была чудесная команда, и, если бы от нас в начале 79-го не убрали Севидова по грязному доносу, а вовсе не по состоянию здоровья, как писали тогда в прессе, она бы, уверен, далеко пошла.

- Но в вас и другие тренеры, которых сменилось в начале 80-х в "Динамо" великое множество, продолжали как будто бы верить?

- Да я-то вроде бы свое дело делал, но команда разваливаться начала прямо на глазах - и сейчас вспоминать больно. Ушли, недоиграв, Максименков, Долматов, Минаев. В других командах оказались Бубнов, Пильгуй, Маховиков, Гершкович, Латыш. И мы как-то незаметно из команды, боровшейся за высшие места, превратились в прозябающего аутсайдера. Вот тут нагрузки на меня навалились поистине колоссальные, и от того, что так часто приходилось быть в центре внимания, и началось, наверное, складываться "мнение"...

- И все же дыма совсем без огня, наверное, не бывает. Кстати, кому вы обязаны не слишком-то, видимо, приятным прозвищем "автоген"?

- Соловьеву Вячеславу Дмитриевичу, одному из приложивших руку к развалу команды в то самое смутное для "Динамо" время. Он, кстати, на игровых установках призывал всегда защитников играть в кость и "бить так, чтобы уносили". Я, правда, никогда так не играл, но слушать такое было все-таки жутковато. Наставник наш и прозвал меня "автогеном" - в том смысле, что я призван срезать всех под корень, а Сергея Никулина - "косой". Такой вот у него был жаргончик, за что я при всем желании не могу быть исполненным к Вячеславу Дмитриевичу глубокой благодарности. Да, я не щадил игравших против меня нападающих. Но ведь и они меня не по головке гладили. Но я никогда не катался по траве, не взывал к трибунам, судьям или тренерам. Я шел встык - и не прятал ноги. Я никогда не бил никого исподтишка. Ну а если кто-то меня обыгрывал - цеплял, бывало, конечно. И наказания принимал как заслуженные - всегда.

- Я слышал, что однажды вам пытались предъявить и другое обвинение?

- Вы имеете в виду тот слух, что игра нами против ростовчан в 85-м была
проиграна не просто так? Это, наверное, был самый трагичный матч в моей жизни - по последствиям. Севидов, как известно, забыв все старые обиды, вернулся в команду в 84-м. И мы с ходу выиграли Кубок! А весной следующего года играли на два фронта - мы ведь в Кубке кубков дошли до полуфинала. "Рапиду", правда, проиграли по сумме двух игр, но чувствовалось, что игру нам Саныч возвращает. И тут - этот злосчастный матч с Ростовом. 3:0 после первого тайма ведем, вся игра наша, и... 3:4. В итоге проигрываем. Начальником команды у нас только-только стал тогда Малофеев, а после того фиаско он уже единолично продолжал работу с клубом, для начала обвинив нас с Алексеем Прудниковым в "сдаче" игры и переведя в дубль. Потом, правда, извинился и сказал, что подозревал нас зря. Это же надо додуматься - я Севидова сплавил! Да я бы землю в той игре ел, если бы знал, что Саныча после дурацкого, необъяснимого этого поражения снимут. Да разве я один...

- А с Эдуардом Васильевичем потом нормальные сложились отношения?

- Вполне. Он мне очень импонировал своим футбольным фанатизмом - наверное, потому, что я сам такой. Но и ему ведь, как известно, недолго дали поработать. А на Бышовца я, повторю, за отчисление не в обиде. Да он и сам, кстати, впоследствии при встречах признавал, что поторопился со мной расстаться.

- Зато в обиде, наверное, на кое-кого из динамовского руководства?

- А вы бы, скажите, не обиделись, если бы вам приз лучшего игрока московского "Динамо"-87 на следующий год втихушку в раздевалке бы вручали? Я тогда в составе ставропольцев приехал на родной динамовский стадион матч на Кубок с ЦСКА играть. И хотели мне этот приз ведь ребята из динамовского пресс-центра более-менее торжественно вручить. А руководство вот "высшее" запретило. Потому как у него, руководства, "мнение" было, что мне годом раньше нужно было заканчивать, не хотело оно, чтобы я еще где-то играл после их команды. А что я им, собственно говоря, такое сделал, кроме того, что верой и правдой служил московскому "Динамо" столько лет, и еще бы послужил, если бы не выгнали? Или вы считаете, что правы они, а не я?

- Долго вас в Ставрополе заявить не могли?

- Да пару месяцев совали палки в колеса некоторые люди. И нервов это, конечно, стоило - у меня ведь ни скандалов каких-то, ни дисквалификации, ни даже тривиальных нарушений режима никогда не было - ни одного. Так почему же я на старости лет не могу - первый раз! - перейти из одной команды (где я к тому моменту уже и не числился) в другую, рангом пониже. В ходе сезона уже решилось, что могу.

- И что следующие два года оставили в памяти?

- Спокойную, размеренную жизнь - в первой лиге ведь, не в пример высшей, календарь довольно ритмично сверстан. Успевал и с семьей время проводить, и на поле был вроде бы не из последних - в первой лиге все же все на темп медленнее делается, так что я спокойно относительно разрушительную миссию свою выполнять успевал. Даже, пожалуй, слишком спокойно - команда наверх особо не стремилась, а вылет ей никак не угрожал.

- Тут и подоспел Газзаев со своим предложением?

- Да - за высшую лигу, говорит, биться буду, только такую команду хочу подобрать, пойдешь? Мне, если честно, приятно было, что он обо мне вспомнил, что не считал меня, как некоторые, вышедшим уже в тираж. Ну, и плюс условия у него - по всем показателям - куда как лучше ставропольских были. А мне, старику, знаете, и заработок напоследок не помешает, и восстановительные разные мероприятия. Словом, я недолго раздумывал, тем более что прекрасно знал человека, к которому собрался, - мы, будучи игроками, много лет делили с Валерием один гостиничный номер.

- Теперь - с Валерием Георгиевичем?

- Я всегда относился ко всем своим тренерам с уважением. Я не считал себя высококлассным игроком, но то, что умею, изо всех сил старался делать добротно. И Газзаев лучше, чем кто-либо другой, знал, что я его не подведу, и что даже намека на какое-то панибратство в наших отношениях и быть не может.

- Вы не только помогли, отыграв весь сезон от звонка до звонка, новой своей команде пробиться в высшую лигу, но и стали чуть ли не самым корректным ее игроком. Вот этой-то метаморфозы вряд ли кто ожидал...

- Опыт - что вы хотите. Играем, например, с сухумскими динамовцами, и их нападающий Смирнов как бы на замахе меня обыгрывает. Говорю "как бы", потому что парень этот в дубле московского "Динамо" при мне еще появился и я с тех пор помню, что он может сделать. Весь стадион замер, а я знаю, что с этой ноги он бить не будет, обязательно под себя уберет. Так и случилось - а я тут как тут. Представляете, к пенсии на мою долю уже не свист стал доставаться, а аплодисменты.

- Но один "горчичник" вы все-таки заработали...

- Да, в игре со ставропольцами. Мы решили уже к тому времени задачу выхода наверх, и теперь оставалось еще занять чистое первое место. Но для меня еще, кроме общего принципа, был и свой - команда-то бывшая моя и ей тогда как раз для попадания в переходные игры очки позарез были нужны. Вот и погорячились в одном моменте, когда мог нападающий один на один выйти. А то, знаете, разговоры эти - как тогда после игры со СКА. А я хочу оставить о себе память как, может, и о жестком, но честном футболисте. Я привык дорожить своим именем.

Сергей МИКУЛИК. Журнал "Спортивные игры" №3, 1991

СОВСЕМ НЕ СТРАШНЫЙ АВТОГЕН

Защитником, что и говорить, он был классным. Болельщики столичного "Динамо" до сих пор с ностальгией вспоминают их связку с Сергеем Никулиным в центре обороны, наводившую ужас на всех форвардов от Киева до Алма-Аты. Недаром оба получили в народе грозные прозвища. Никулин - Коса, а Новиков - Автоген.

ШАНС

Почти вся его жизнь связана с московским "Динамо". Школа, дубль, основной состав и 327 матчей в высшей лиге - клубный рекорд, который в обозримом будущем едва ли у кого-то хватит пороху перекрыть. Немало лет отдал родной команде и в качестве тренера. Второй, главный - с приставкой "и.о" и без оной. Наконец, работа с мальчишками в динамовской школе. Но два месяца назад Александр Новиков довольно неожиданно из Петровского парка перебрался в Черкизово, где теперь помогает в "Локомотиве" Владимиру Эштрекову.

- Выбором помощника Эштреков удивил многих. А вас?

- Признаться, тоже. Никак не предполагал, что могу очутиться в "Локомотиве". Когда Эштреков позвонил мне в конце апреля, сразу ответил: "Хазраилыч, от такого шанса не отказываются". С Царевым, директором динамовской школы, где трудился последние полтора года, у нас была договоренность: если поступит достойное предложение - препятствий чинить не будут.

- Своим в "Локо" себя уже почувствовали?

- Пока не совсем. Впрочем, много времени на это, уверен, не потребуется. Коллектив тут нормальный.

- В "Локомотиве" вы человек новый. Что в первую очередь бросилось в глаза?

- Отношение игроков к делу. Одно слово - профессионалы. Это и опытных ребят, за границей поигравших, касается, и молодежи, которая за ними тянется. В "Локомотиве" никому ничего не надо повторять дважды. Все четко, дисциплинированно и отлажено как часы.

- В прежних ваших командах случалось иначе?

- Увы. В "Динамо" футболистов приходилось подгонять, контролировать. Здесь в этом нет необходимости. Видно, что люди привыкли решать серьезные задачи.

- С Эштрековым вас нельзя назвать друзьями?

- Нет. Потому я так и поразился его звонку. Наши пути прежде пересекались лишь однажды. В московском "Динамо" - более тридцати лет назад. Провели вместе пару матчей за дубль, в котором я тогда болтался. Эштреков-то за основной состав играл. А когда в 75-м и я туда пробился, Володя уже покинул команду.

ЛЕГЕНДЫ

- Сколько лет прошло, а легенды о жесткой игре защитника Новикова по прозвищу Автоген по сей день гуляют в футбольном мире. Что из этого правда, что миф?

- Я ни себя на поле не жалел, ни других. Но за рамки правил старался не выходить. И нет, поверьте, игрока, который бы сказал, что Новиков его сломал или нанес тяжелую травму.

- Да? А вот Владимир Гуцаев рассказывал мне, что львиная доля его травм - на вашей совести. "В 80-е для тбилиссцев матчи с московским "Динамо" превращались в главные сражения сезона, - вспоминал он. - Оборона москвичей считалась самой суровой в высшей лиге. И это была настоящая война - между нашим нападением и их защитой". Как-то в Тбилиси, по словам Гуцаева, вы за первые 10 минут сбили его пять раз! Продолжить игру он не смог, а вас после разбирательств дисквалифицировали.

- Мы всегда играли цепко, плотно, жестко. Грузины этого не любят. В том матче, к слову, я даже желтой карточки не получил! А если бы столько раз Гуцаеву двинул по ногам, наверное, арбитр бы меня не пощадил, верно? Я же отбирал мяч чисто. Однако потом какая-то грузинская общественность написала письмо в Спорткомитет, что Новиков-де такой-сякой, играет грубо. И мне впаяли дисквалификацию на один матч. Динамовский тренер Евгений Горянский, узнав об этом, за голову схватился: "Первый раз слышу, чтобы наказали футболиста, у которого в игре не было ни удаления, ни предупреждения".

А тот эпизод, что привел к травме Гуцаева, я прекрасно помню. В подкате пошел за мячом, а Володя испугался, решил перепрыгнуть через меня и просто неудачно приземлился на колено. Повредил сустав, перенес операцию. Ну а моя-то вина в чем? Я же до него не дотронулся... С Гуцаевым, несмотря ни на что, мы в хороших отношениях. При встрече говорил ему: "Ну, что ты из меня прямо какого-то монстра лепишь?" Да, были синяки, ушибы - так это все мелочи. Без них футбола не бывает. Разве защитник может быть плюшевым? Если я шел в стык, то до конца и ногу ставил жестко. Но играл в мяч, а не в кость.

- Откуда взялись эти прозвища - Коса и Автоген?

- Меня так окрестил тренер Вячеслав Соловьев, на исходе 70-х работавший в Управлении футбола. Он говорил, что своими подкатами я будто автогеном срезаю игрока. Хотя любого спросите - никогда не прыгал двумя ногами сзади. Подкатывался обычно сбоку, и первое касание было в мяч. Меня учили: сначала соперника нужно догнать, выиграть у него полкорпуса и только после этого срабатывать в подкате. А Никулина Косой прозвал Володя Казаченок, перешедший в "Динамо" из "Зенита". У нас в двусторонках зарубы были похлеще, чем в иных официальных матчах. Аж искры летели из глаз. Но никто ни на кого не обижался.

- Вас не задевала такая репутация?

- Честно говоря, в том, что на нас с Серегой повесили ярлык отпетых костоломов, приятного мало. У Никулина-то порой за сезон ни одного "горчичника" не было! Да и у меня обычно две-три карточки набегало. А нынче защитники по 10-15 имеют.

- Раньше арбитры куда либеральнее были.

- Согласен. Может, сейчас у меня предупреждений было бы побольше. От судей, правда, часто слышал: "Как я тебе карточку дам, если ты в подкате не опасно идешь и сперва в мяч играешь?" Мне не стыдно смотреть в глаза своим коллегам, потому что на поле я не позволял себе откровенного хамства. В Тбилиси, например, были игроки, которые при "стандартах" в кутерьме незаметно от арбитра могли и локтем засадить, и наступить на тебя, если упал. Не забуду, как Сулаквелидзе шипами прошелся по спине Газзаеву, лежавшему на газоне. Причем на выезде тбилисцы вели себя как шелковые. А дома словно с цепи срывались. Пытались запугать, но меня это еще сильнее раззадоривало. Зря они так делали. Со мной по-доброму надо было. Тогда я раскисал.

- Да неужели?

- Представьте себе. Когда из "Динамо" в "Пахтакор" ушел мой друг Андрей Якубик, мне против него было очень трудно играть. Боялся лишний раз подкатиться, вдруг, думаю, ненароком задену и травму нанесу? Настрой был уже не тот.

ОПИЛКИ

- А по поводу войны между московским и тбилисским "Динамо" Гуцаев, похоже, не преувеличивал...

- На поле мы действительно были непримиримыми соперниками. А встречались в сборной или где-то в компаниях - спокойно общались. Давид Кипиани с Никулиным и вовсе дружили. Забавная с этим связана история. Пригласил после матча Дато Серегу в ресторан. Душевно посидели, выпили. В конце застолья Кипиани закатал штанину и говорит то ли в шутку, то ли всерьез: "Посмотри на мои ноги - сколько меня били. Прошу тебя, не играй так жестко. Мы же все-таки друзья". На что Никулин невозмутимо отреагировал: "А у меня на поле друзей не бывает..." Справедливости ради добавлю, что Кипиани не только от Сергея доставалось. Кстати, хотите, расскажу, как я сам Никулину случайно едва ногу не оторвал?

- На тренировке?

- (Смеется.) Да нет, как ни странно, в игре. Все в том же Тбилиси. Началось с Гуцаева, которого я наглухо закрыл. Нервы у него в какой-то момент не выдержали, он пнул мяч в свою скамейку запасных и крикнул Ахалкаци: "Все, меняйте к черту!" Вместо Володи на замену вышел другой игрок, получает пас, я лечу к нему и в последнее мгновение замечаю, что справа на всех парах к нам мчится Никулин. Я был первым на мяче, но Серега ухитрился меня опередить, вынес его в аут, после чего со всей дури я попадаю ему в голень. Никуда ногу убрать уже не мог. Покряхтел Никулин, разбегался - вроде обошлось. Заходим в раздевалку, я говорю ему: "Зачем в борьбу ногу суешь?! Видишь же, что я на мяч пошел и затормозить не успеваю". А Серега опускает гетру, достает щиток - хороший такой, немецкий, с деревянными дощечками внутри - и оттуда сыплются опилки. Все, что осталось от деревяшек после моего удара... "Кабы не щиток, ты бы точно ногу мне сломал", - охнул он, поглядывая на внушительных размеров синяк. Команда, увидев эту картину, от смеха легла. И впрямь комедия - Автоген Косу чуть не угробил...

СКАНДАЛЫ



1990 год. Главный тренер "Спартака (Орджо- никидзе) Валерий Газзаев и капитан команды Александр Новиков (справа).


- Что вас столько лет в "Динамо" держало? Звездочки?

- И это тоже. Условия у нас были достойные. Плюс доплаты, как офицерам. Погоны обеспечивали безбедную старость. Я до капитана дослужился. Кто же знал, что все в одночасье рухнет? И кому нужны будут эти звания и пенсия?

- Вы провели 327 матчей за "Динамо". Карьера удалась?

- Несомненно. Есть что вспомнить. Чемпионат выигрывали, два раза Кубок брали, серебро. Закончил я в 36, пусть уже и не в "Динамо", зато наигрался вволю. Жаль, со сборной по-дурацки получилось.

- В смысле?

- Симонян меня привлекал в 77-м. Три матча сыграл. Затем на сбор вызвали, а я Никиту Палыча попросил в институт на полдня отпустить. Там полный завал был, отчислением грозили. Симонян не отпустил, и я вообще до сборной не доехал. В итоге едва до дисквалификации не дошло: мол, отказался за национальную команду выступать. К счастью, Севидов замял скандал. Но с того дня в сборной на Новикове поставили крест... Сглупил я, кто бы спорил. 22 года, мозгов мало. Надо было ехать в сборную, а уж с институтом как-нибудь потом бы утряслось.

- Позже вы оказались в эпицентре еще одного скандала. Летом 85-го "Динамо" умудрилось проиграть в Москве ростовскому СКА 3:4, ведя к перерыву 3:0. Почему именно вас с Валерием Газзаевым динамовское начальство обвинило в сдаче матча?

- Этот слух запустил Малофеев, который после той игры сменил в "Динамо" Севидова. Эдуард Васильевич - отличный тренер. Единственный недостаток - ему кругом мерещатся враги. Его постоянно преследовали страхи, что кто-то за его спиной якобы "договорняки" играет. Севидов понимал, что с Ростовом произошел несчастный случай. В "Динамо" игроки так уважали и любили Сан Саныча, что пойти на подлость по отношению к нему, убежден, никто не мог. Малофеев почему-то рассуждал иначе.

Два года спустя аналогичные разговоры пошли после поражения от "Гурии" в Ланчхути - 1:2. Кто в подобных ситуациях, как водится, крайний? Вратарь да последний защитник. А то, что, скажем, нападающие наши не забивали, выходя один на один, - это никого не смутило. Ладно... По-моему, лучшим ответом на все эти обвинения стало то, что по итогам сезона-87 динамовские болельщики признали меня футболистом года. Они-то, в отличие от руководства, видели, как я пластался на поле. В 88-м я играл уже за другое "Динамо" - из Ставрополя. Когда мы приехали в Петровский парк на матч с ЦСКА, болельщики хотели вручить мне на стадионе приз в торжественной обстановке. Председатель Центрального совета "Динамо" Леонид Романов запретил это делать. И приз мне по-тихому отдали в раздевалке после матча.

"КУ-КУ"

- А в Ставрополь вас что потянуло?

- В "Динамо" я пережил 11 тренеров - и при всех стабильно в состав проходил. Лишь Бышовец в 87-м, когда я травмировал колено, высказался без обиняков: "Думаю, Саша, тебе пора завязывать". "Позвольте мне самому это решать, Анатолий Федорович, - вежливо ответил я. - Не нужен вам - что ж, найду другую команду". А в ставропольское "Динамо" укатил, чтобы сохранить звание. Вместе с Юркой Пудышевым там доигрывали.

- Весело, наверное, с ним было?

- С таким, как Юра, не соскучишься. Помню он все мечтой своей заветной делился - ванну из шампанского принять. В пивной, кажется, купался, а вот с шампанским, по-моему, так и не сложилось. Шебутной, конечно, был... Чего история в Ташкенте стоит. Еще в московском "Динамо" было дело. Прилетели на игру. Сидел он с компанией в гостиничном номере. Вдруг хватились - Пудышев пропал. Обыскали все - нету. А дверь изнутри заперта. Потом на балкон догадались выйти. И обомлели. Юра висит в воздухе, держась руками за карниз и весело подмигивает всем: "Ку-ку". А это 11-й этаж... Ребята перепугались - представляете, сорвался бы?! Один Пудышев сохранял спокойствие. Подтянулся, перелез обратно на балкон и как ни в чем не бывало уселся за стол.

СЕРЕБРО

- Из Ставрополя в Орджоникидзе вас Газзаев перетащил?

- Он самый. Перед ним поставили цель вывести местный "Спартак" в высшую лигу, с чем мы за год успешно справились. Последний союзный чемпионат и для меня как игрока стал последним. Проводили из "Спартака" тепло. Вернулся я в Москву и призадумался, чем же теперь заняться. А через месяц ко мне домой нагрянул начальник команды Битаров: "Собирайся - принимай "Спартак". С премьер-министром Северной Осетии Хетагуровым все согласовано".

- Удивились?

- Не меньше, чем сейчас звонку Эштрекова. Хетагуров, который курировал клуб, при встрече объяснил: "Зачем нам дергаться, искать кого-то? Ты у нас играл, всех знаешь. К тому же человек опытный - ничего не бойся, я буду рядом". С этого и началась моя тренерская карьера.

- Да как началась - в год дебюта вы принесли "Спартаку" серебряные медали!

- Команда у нас была на загляденье. Хапов, Сулейманов, Тедеев, Джиоев... Из "Пахтакора" вовремя Денисова, Касымова и Шквырина выдернули. На первых порах мне еще Севидов здорово помог - он в клубе тренером-консультантом считался. Но перед стартовым туром Сан Саныч улетел в Москву - болезнь, к сожалению, брала свое. 15 апреля его не стало... Сезон получился сказочный. Дома у "Спартака" отобрать очки было почти невозможно. Некоторые команды мы за центр поля не выпускали! Кроме московского "Спартака", во Владикавказе нас никто не переиграл.

- Что же изменилось за год?

- Все. Игроки малость успокоились, решив, что поймали бога за бороду. По крайней мере, жилы на поле уже так не рвали. А главное - кое-кто из приближенных к команде людей начал бесцеремонно вмешиваться в мою работу. Терпеть это было невыносимо, и я предпочел со "Спартаком" попрощаться. Да и домой тянуло. Жена-то с двумя сыновьями в Москве оставалась.

"ДИНАМО"

- И транзитом через мифический "Техинвест-М" из совхоза "Московский" вы вернулись в родное "Динамо". Были вторым у Голодца, Петрушина, Газзаева... Никого не забыл?

- Никого. В 98-м я практически всю предсезонку замещал заболевшего Голодца. Смотрелась команда очень прилично, но на заключительный сбор ее повез уже оклемавшийся Адамас Соломонович. С чего он взял, что "Динамо" плохо готово физически, ума не приложу. Вместо того чтобы наигрывать связи, по новой игрокам нагрузку дал. Те, естественно, взвыли. "Александр Васильевич, - подходили ко мне Терехин, Ковтун, другие "старики". - Мы уже столько отпахали в межсезонье, куда еще бегать? В футбол играть надо". В команде зрело недовольство Голодцом. Я видел, что ребята не выкладываются на сто процентов, играют тяп-ляп.

- А Голодец это понимал?

- Разумеется. Но что он мог поделать? Я сам ходил к игрокам, объяснял, что они не только Голодца, но и меня подводят. На футбольном языке это называется коротко - "сплав".

- Интересно, а премиальные за победу игроков в это время не волновали? О более высоких материях я уж и не заикаюсь...

- Видимо, хорошие контракты у них были. Подъемные, зарплата - и дальше можно в ус не дуть, убирая неугодного тренера... Закончилось все предсказуемо. Летом нас с Голодцом уволили. Снова в "Динамо" я оказался уже при Петрушине, сменившем Ярцева.

- Свой период работы главным тренером "Динамо" как оцениваете?

- Газзаев в марте 2000-го подал в отставку, и я планировал уйти вместе с ним. Написал заявление, принес в клуб. Толстых на месте не было. Пошел к Никулину, начальнику команды. Отдал ему бумагу со словами: "Все, я уехал", а он взял ее и... порвал. Тут и Толстых появился. Поговорили, и убедил он меня принять "Динамо". Поначалу в качестве "и.о", а летом утвердили главным. Команду лихорадило. Самой слабой была вратарская линия. Что Крамаренко, что Хомутовский невероятные ляпы совершали! Их вдвоем надо было ставить в "рамку", чтобы спокойно себя чувствовать.

- Куда же смотрел Гонтарь, отвечающий в "Динамо" за подготовку голкиперов, когда их брал?

- А вы полагаете, его мнением кто-нибудь поинтересовался? Ему привозили вратарей, с которым уже были подписаны контракты, и говорили: "Работайте, Николай Палыч". Того же Хомутовского мы с Гонтарем просматривали в Германии, где он играл в первой лиге, - впечатления, мягко говоря, не произвел. Тем не менее начальство его купило. В следующем сезоне последний рубеж укрепили Березовским - и стало полегче.

- Вас, однако, от отставки это все равно не уберегло.

- Президентом клуба после ухода Толстых назначили Ульянова, но все решения принимал человек по фамилии Сергиенко. Бизнесмен, от футбола далекий, но при этом считающий себя в нем большим докой. Он жаждал пригласить тренера с Украины. "Динамо" должен был возглавить Буряк, но тот внезапно принял национальную сборную. Остальные варианты тоже сорвались. И под Новый год решили оставить меня. Вот только время для переговоров с игроками было упущено. Вдобавок в ЦСКА перешли Гусев и Шемберас. Из новичков удалось пробить контракт с Короманом, который обошелся в миллион долларов. Все остальные стоили гроши. Амбиции у руководства были немалые, жаль финансово это ничем не подкреплялось.



2 мая 1987 года. "Динамо" Москва - "Спартак" Мос- ква. Динамовцы Игорь Добровольский, Александр Новиков и Игорь Буланов (слева направо) против спартаковца Юрия Суслопарова (№3).


- Сами допустили какие-то ошибки?

- Я много анализировал тот период и пришел к выводу, что грубых просчетов у меня не было. Взяли, к примеру, из Чехии, подчеркиваю, за копейки опытного защитника Хиски. На сборах выглядел уверенно, в первых двух турах - тоже. Злой, как собака, - и внизу, и вверху. Кто-то даже восторгался: дескать, классного защитника нашли. А потом нам в каждом матче из-под него забивать начали. На ровном месте голы "привозил". Летит мяч ему точно на ногу, Хиски по нему не попадает, а за ним стоит нападающий и преспокойно наши ворота расстреливает. В чем же, спрашивается, тренер виноват? В том, что включил этого парня в состав?

- Как минимум.

- Да то-то и оно, что сильнее игрока на этой позиции у нас не было! Но даже с тем составом, считаю, мы, если бы сыгрались, вполне могли бы подтянуться к лидерам. Газзаев после матча, проигранного нами ЦСКА, сказал мне: "Да, сегодня мы были сильнее, однако у тебя приличная команда. И это не дежурный комплимент". Досадно, что не дали мне в "Динамо" доработать.

РАСКЛАДУШКА

- Почему детей тренировать пошли?

- А разве лучше без дела сидеть? Мне досталась команда 1989 года рождения - самая слабая в динамовской школе. За два года она набрала всего три очка. А на последнем зимнем первенстве России мы заняли уже 3-е место. И школе принесли больше всех очков.

- Где ваш сын Кирилл, мелькнувший в "Динамо" пару лет назад?

- Два сезона он пропустил из-за тяжелой травмы колена. Доктор Пфайфер лично его прооперировал. Найти новую команду Кирилл по разным причинам не сумел. И недавно решил арбитром стать. Я не против. Судья так судья. Главное - чтобы сыну нравилось. Параллельно он играет на КФК за "Истру", благо у нас там дача неподалеку.

- Трудно работать вторым после того, как успели побыть в шкуре главного?

- Мне - нет. Все от человека зависит. Был ведь Тарханов помощником в "Сатурне" у Романцева и Игнатьева. Шевчук к Газзаеву в ЦСКА пошел. И я не вижу во вторых ролях ничего зазорного. Любая работа - это опыт. С "Локомотивом" контракт у меня до конца сезона. А что будет дальше - одному богу известно.

- И все-таки: не находите, Александр Васильевич, что выпали вы в какой-то момент из тренерской обоймы?

- Просто я не ставлю, как некоторые коллеги, раскладушку в РФС. Они ходят туда каждый день, как на службу, завязывают полезные знакомства. Их куда-то рекомендуют, вот они во все команды и лезут. А я не такой человек. Не люблю навязываться, о чем-то просить. Лучше спокойно с детьми работать буду...

Александр КРУЖКОВ. "Спорт-Экспресс", 24.06.2005

Добавил: Чулпанхаматов
2016-02-01 16:56:00


Истинный размер1990 год. Главный тренер "Спартака (Орджо- никидзе) Валерий Газзаев и капитан команды Александр Новиков (справа).Окончание карьеры игрока.

Добавил: Чулпанхаматов
2017-05-13 21:48:25


Александр Новиков
В руководимой Е.Ф.Байковым блестящей динамовской юношеской команде 1955 года рождения (кроме героя очерка в ней играли также Никифоренко, Камзулин, Павленко) одним из безусловных лидеров был центральный защитник Саша Новиков. Высокий, стройный парень успевал не только эффективно участвовать в оборонительных действиях, но и подключаться вперёд, грамотно взаимодействовать с партнёрами и даже непосредственно угрожать воротам соперников. Его регулярно вызывали в различные юношеские сборные. Высокая работоспособность, удивительная прыгучесть и отчаянная смелость подкупали специалистов, и его уже в бытность игроком школы начали причислять к числу наиболее перспективных футболистов с точки зрения интересов команды мастеров. В 17-летнем возрасте Новиков закрепился в дублирующем составе и сразу понравился болельщикам как чисто футбольными достоинствами, так и бескомпромиссностью, честностью игры.
Путь в основной состав для Александра оказался не столь стремителен, как у многолетнего партнёра Павленко. Места в центре динамовской обороны прочно занимали Долбоносов и Никулин, да и самому ему требовалось время, чтобы освоиться в мужском футболе, набраться необходимых навыков дабы соответствовать уровню высшей лиги. Покинул команду Долбоносов, но появился одногодок Новикова Бубнов, выигравший у него конкуренцию за освободившееся место. И всё же дебют не заставил себя ждать – в сентябре 1975 года Новиков вышел в стартовом составе в игре с принципиальным соперником ЦСКА и произвёл такое впечатление на зрителей и (главное) на тренера А.А.Севидова, что более не возвращался в дубль. Теперь уже Бубнов вынужден был часто играть за резервистов в 1976 году, пока они с Новиковым в следующем сезоне не составили самую перспективную в стране пару центральных защитников и даже дебютировали в национальной сборной.
Однако скоро выяснилось, что для игры в столь ответственной зоне суммарного опыта двух Александров не хватает, и Новиков рокировался с Никулиным, переместившись на позицию правого защитника. Здесь его игра потускнела – достаточных навыков для игры на краю он не имел, пытался компенсировать позиционные ошибки рискованными подкатами и в итоге заработал репутацию грубого защитника – совершенно незаслуженную. А вернувшись со временем в центр, постепенно прекрасно освоил функции «либеро» и играл бы в «Динамо» не до 1987 года, а гораздо дольше, если бы А.Ф.Бышовец не поспешил с ним расстаться, освобождая место для своего протеже Игоря Склярова, которому понадобилось немало времени, чтобы дорасти до уровня Новикова. Впрочем, Александр и без того установил рекорд «Динамо» по количеству проведённых официальных матчей, которому, видимо, суждено стоять вечно. Ибо ставка на патриотов «Динамо», которым был и остаётся сегодня Новиков, увы, как-то постепенно сошла на нет.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:02


22 ноября в игре против ереванского «Арарата» центральный защитник московского «Динамо», его ветеран и оплот обороны Александр Новиков сыграл свой 300-й матч в чемпионате страны. 300-й раз – в футболке динамовского клуба, который стал для него родным с 1967 года. Тогда Александру шел 12-й год – парнишка из простой рабочей семьи, росший и гонявший мяч на пустырях за Рогожской заставой, пришел тогда в динамовскую школу к тренеру Евгению Федоровичу Байкову. Через пять лет он и передал смелого, жесткого, решительного защитника, парня с характером, Константину Ивановичу Бескову и Адамасу Соломоновичу Голодцу – в дубль московского «Динамо».
– Как долго, Саша, продолжалось обучение в дубле?
– Почти четыре года. Без этого невозможно стать мастером. Так думаю. Это как университет после школы. Дубль дал многое, если не все. И все зависит от тренеров, ну, конечно, от самого игрока, если хочет он стать мастером, тоже. Мне везло – и Евгений Федорович, и Адамас Соломонович дали мне многое. Внимательные, вдумчивые, все знающие, все понимающие, неназойливо требова-тельные, и мягкие и суровые одновременно…
– Когда же пришел черед?
– Так получилось, что крещение я получил не в играх чемпионата – в меж-дународных матчах. Может оттого не было потом проблем в основном составе. Впервые вышел в нем в августе 1975 года на родном стадионе в матче против ту-рецкой команды «Трабзонспор». Не берусь судить о своей игре, но тренеры включили меня и на поездку в Испанию – на турнир, где мы играли с «Реалом» и бразильским «Пальмейрасом». Наверное, я показался тренерам – А. Севидову, Л. Яшину, В. Цареву, В. Ильину, потому что по возвращении я вышел в составе на матч с ЦСКА. Наверное, от волнения все плохо помню, даже счет… Кажется, 1:1. В составе я остался, а наша команда стала тогда третьей, хотя, понимаю, мой вклад был еще невелик…
– Кем ты начинал – сразу защитником?
– Нет, сперва играл опорным хавбеком, потом уже тренеры ставили меня и стоппером, и свободным защитником. Это помогало совершенствоваться и постигать все тонкости игры в обороне. Сложность была в том, что я пришел, когда классные защитники былого «Динамо» уже простились с командой, начинал я с Володей Маховиковым, Сережей Никулиным, Валерием Зенковым, которые ненамного старше меня, чуть позже нашу линию пополнил мой ровесник Саша Бубнов. Нашими наставниками были только тренеры, но они далеко, на скамеечке. На поле взрослеть приходилось самостоятельно. Может потому я не на все горазд, есть огрехи…
– С годами легче или?..
– Вот именно – или! Правда, чем дальше, тем все более в охотку играется. Прибавилось опыта, а силы еще есть. Готов выходить на поле бессчетно раз. Ко-нечно, силы удваивает наша нынешняя игра, которая хорошо пошла, появился волевой подъем, прямо-таки вдохновение какое-то…
– Но что же случилось вдруг с командой, отчего она так преобразилась? Насколько все это неожиданно для вас самих?
– Не скажу, что это все – дело случая. Похоже, нам самим осточертело огорчать друзей и близких, верных болельщиков, самих себя. Мы стали «заво-диться» – в хорошем смысле. И обязательство попасть в шестерку лучших брали не ради обязательной проформы. Надоело быть битыми. Потому и подготови-тельный период работали серьезно и устремленно, не по обязанности – по жела-нию и долгу. Подстегивало и то, что долгое время были без старшего тренера, который связи с клубом не порывал, но разрывался между нами и сборной. Всю практическую работу вели Адамас Соломонович, Иван Иванович Мозер, Михаил Гершкович. Но обескуражило и скромное начало, мы чувствовали, что состав ко-манды слаживается, притирается, что игра вот-вот пойдет. И она пошла.
– Твои обязанности как старшего и самого опытного?
– Подсказывать, поддерживать ребят… Надеюсь, хоть чуть-чуть да полу-чается. Лосев и Поздняков тоже не новички, спасибо им. Борис, правда, нет-нет да и увлекается – не зря ему сейчас определили подходящее место в средней линии. А молодые сравнительно Силкин и Буланов каши не портят, прибавляют от матча к матчу.
– Вас большинство в команде – молодых. Что бы ты, ветеран, сказал им публично?
– Да, талантливые ребята сейчас подобрались в команде. Но только от них зависит, раскроется сполна талант или нет. Будь тренер хоть семи пядей во лбу, если ты ленив или размениваешься по пустякам, ничего не получится. Каждый из молодых верит, что он вечен, это свойство молодости – не понимать, что всему приходит завершение. Но от нас самих зависит продлить свою жизнь на поле хотя бы до тридцати… А почему бы и не до сорока?! Только не надо щадить себя в тренировках и давать послабления в быту. От нагрузок не умирают – от разбол-танности и вседозволенности стареют. Пусть ребята это помнят свято…

Добавил: Клим
2017-08-19 12:23:23


Матч в Минске стал последним для столпа обороны московского «Дина-мо» Александра Новикова – рекордсмена клуба по сыгранным матчам в чем-пионатах СССР. К сожалению, в этой игре с минскими одноклубниками Новиков травмировал колено, а возглавивший вскоре столичное «Динамо» Анатолий Бышовец от его услуг решил отказаться (о чем, нам кажется, впоследствии не раз пожалел). Мы решили опубликовать интересное интервью с Александром Новиковым известного журналиста Сергея Микулика («Спортивные игры» № 3 за 1991 г.) с емким названием:
«Последний защитник»
Если спросить у болельщиков, кто такой Александр Новиков, то большин-ство, не сомневаюсь, ответит – бывший защитник московского «Динамо», отли-чавшийся чрезмерной жесткостью. А наиболее просвещенные и прозвище игро-вое его назовут. А кое-кто из любителей утонченного футбола наверняка приба-вит, что большего грубияна он едва ли встречал в последние годы на наших по-лях. Такую, получается, оставил он о себе славу.
А он между тем ничего не оставил и, проведя три сезона в первой лиге, возвратился в высшую, где за тринадцать лет выступлений в «Динамо» провел 327 игр, выйдя в 87-м по этому показателю в рекордсмены клуба и обогнав самого Льва Яшина. И в первой три этих года (два – в Ставрополе и последний во Владикавказе) отыграл практически без замен. Так что же, во всех этих командах так были нужны грубияны? Мы ведь как-то привыкли, что молва не врет, хотя бывает, что и она ошибается.
Я как-то не помню, чтобы за долгий свой игровой век высказывался Нови-ков о себе и своей игре в центральной печати – ну разве что прокомментировал один раз высказывание Владимира Гуцаева о «костоломах». Со своей позиции прокомментировал – заднего, или, как мы говорим, последнего, защитника, кото-рый не имеет право пускать себе на спину нападающего, потому что, минуя его, тот выходит уже непосредственно на ворота. И Новиков не пускал. Все эти годы.
– Такая уж всегда была моя роль. Я понимаю, что зрелищностью она не очень отдает, но да что поделаешь – одиннадцать нападающих ведь на поле одно-временно выйти не могут. Каждый решает свои задачи. Я вот, если хотите, мешаю другим играть, но нисколько не считаю себя от этого ущемленным.
– А мнения других о вашей игре вас когда-нибудь интересовали?
– Ну конечно. И если вы хотите спросить, как я отношусь к тому, что из меня сделали самого грубого в отечестве футболиста, то я категорически с этим ярлыком не согласен. Жесткий – да, это я принимаю, но вот грубый…
– Цифровое подтверждение этому действительно найти нелегко – ведь карточек у вас было не так уж и много.
– Сейчас некоторые по шесть-семь за сезон набирают, и никто их, по край-ней мере в печати, не называет при этом грубиянами, и более того, такой урожай «горчичников» не мешает им играть в сборной. Я имею в виду, например, Кузне-цова, Горлуковича или Хидиятуллина, но при этом никаких камней в их огород не швыряю – у каждого, как известно, своя манера игры, и коли она подходит еще и серьезным зарубежным клубам, то, видимо, имеет право на жизнь. Футбол – игра контактная.
– И защитник заинтересован в этом контакте больше?
– Мы ищем единоборства, тогда как форварды больше избегают их. И за-дачи у нас разные – мне, например, достаточно оставить нападающего без мяча, и я уже выиграл единоборство, ему же надо пройти меня и что-то делать дальше.
– Легко сказать – вас пройти…
– Я старался, чтобы было трудно. Взять того же Гуцаева – он частенько шел в обводку ради обводки, и за то время, что он владел мячом, я по нескольку раз успевал оказаться на его пути, и если с третьего или четвертого захода удава-лось отобрать мяч, я был вполне удовлетворен – эффектно он мог обводить меня сколько угодно, лишь бы эффективность была нулевая. Если кто-то играл на зри-теля, то я – на результат.
– Отобрать – чисто?
– Нет на свете такого защитника, которому бы это всегда удавалось. Среа-гируешь чуть с запозданием на какой-нибудь финт – и заденешь соперника по но-ге. Чисто игровое нарушение, а с трибуны может выглядеть как умышленное.
– С трибуны-то – ладно, а вот в глазах судьи…
– Для него, как правило, нарушитель тот, кто остался стоять на ногах, сви-сток в девяти случаях из десяти дается в пользу упавшего. А мне нельзя падать – за мной ворота, я на подкат шел только в самых крайних случаях и никогда, за-метьте, не прыгал на соперника двумя ногами, как это сейчас чуть ли не повсеме-стно распространено. Такой подкат – действительно потенциальная травма.
– А ваш – нет?
– Побожиться могу, что ни разу в жизни не стремился нанести вред кому-либо из моих товарищей по футболу. И сам никого обвинить не могу в том же – меня-то ведь тоже били достаточно.
– И тем не менее заменялись вы крайне редко.
– Можно сказать, никогда. На Спартакиаде народов в 79-м доиграл матч, получив по ходу игры перелом. Бесков, когда на следующий день меня в гипсе увидел, изумился – как же стерпел? Я ответил – работа. А в «Динамо» своем род-ном заменился, помню, в 87-м на 25-й минуте матча в Минске. Из пределов штрафной тогда удар наносился, и я бросился под него, хотя и видел, что сопер-ник идет на «накладку». Серьезно травмировал колено, и мне сказали, что в ко-манде я больше не нужен.
– Раз видели накладку, может, не стоило бросаться на верную травму?
– Так мяч же в ворота летел…
– Команду, насколько я помню, как раз вскоре после той игры принял Ана-толий Бышовец?
– Я на него не в обиде – у каждого нового тренера свой состав. Всех пре-дыдущих я, правда, устраивал, а тут, видимо, старый стал – тридцать два стукну-ло, да и больной. А вот начальники разные динамовские могли бы, наверное, как-то по-другому распрощаться, нежели просто на улицу выкинуть – я ведь на их, а не Бышовца глазах тринадцать лет в бело-голубой майке, не щадя себя, бился.
– Вы ведь коренной, что называется, динамовец?
– Да, десятилетним мальчишкой пришел к тренеру Байкову. Хорошая у нас в детях уже команда подобралась: Вадик Павленко, Серега Камзулин…
– Павленко метеором ворвался в большой футбол, когда вы были еще в глубоком дубле.
– Да, 74-й – звездный был год для него, девятнадцатилетнего. Встал тогда в состав вместо травмированного Толи Кожемякина – тот-то вообще талантище был, каких редко встретишь, – и начал забивать, словно всю жизнь в «Динамо» играл. Я восхищался тогда Байдачным с Еврюжихиным – как они Вадика в игру приняли! Для них игрока-двух на своих краях пройти не проблема была, а пасы навесные – как рукой разбрасывали. А в воздухе Вадик играть умел.
– Но взлет его длился так недолго…
– Да, полетел мениск, была неудачная операция… В «Спартаке» москов-ском побывал, потом в «Тереке», снова в «Динамо», но это был уже не тот, ко-нечно, Павленко. Кроме мениска что-то еще в нем сломалось. Я не поверил, когда мне сказали, что он грузчиком в винном магазине работал – это когда я уже в Ставрополе играл. Оказавшись в Москве, нашел тот магазин на Первомайской, но его на ремонт закрыли, а Вадик, сказали, уволился. А он же никогда, сколько помню, вина в рот не брал, железным режимщиком был.
– Простите, а вы?
– Я не был так талантлив, как Вадик, и очень хорошо отдавал себе отчет, что все жизненные удовольствия и вольности – не для меня. Или футбол – или… Я выбрал футбол.
– А вас – Александр Александрович Севидов…
– Да, с этим человеком связаны все мои самые светлые футбольные воспо-минания. При нем я встал в состав в 75-м, на следующий год выиграл с командой чемпионское звание, а еще через сезон – Кубок. И жизнь была прекрасна и безоб-лачна, никто не называл меня грубияном, потому что партнерами моими в защите – на краях – были Маховиков с Паровым, которые и сместиться-то в центр ко мне никому с мячом не давали, а впереди меня играл лучший, на мой взгляд, опорный полузащитник тех лет в советском футболе – Олег Долматов. У нас была чудесная команда, и, если бы от нас в начале 79-го не убрали Севидова по грязному доносу, а вовсе не по состоянию здоровья, как писали тогда в прессе, она бы, уверен, далеко пошла.
– Но в вас и другие тренеры, которых сменилось в начале 80-х в «Динамо» великое множество, продолжали как будто бы верить?
– Да я-то вроде бы свое дело делал, но команда разваливаться начала пря-мо на глазах – и сейчас вспоминать больно. Ушли, недоиграв, Максименков, Долматов, Минаев. В других командах оказались Бубнов, Пильгуй, Маховиков, Гершкович, Латыш. И мы как-то незаметно из команды, боровшейся за высшие места, превратились в прозябающего аутсайдера. Вот тут нагрузки на меня нава-лились поистине колоссальные, и от того, что так часто приходилось быть в цен-тре внимания, и началось, наверное, складываться «мнение».
– И все же дыма совсем без огня, наверное, не бывает. Кстати, кому вы обязаны не слишком-то, видимо, приятным прозвищем «автоген»?
– Соловьеву Вячеславу Дмитриевичу, одному из приложивших руку к раз-валу команды в то самое смутное для «Динамо» время. Он, кстати, на игровых установках призывал всегда защитников играть в кость и «бить так, чтобы уноси-ли». Я, правда, никогда так не играл, но слушать такое было все-таки жутковато. Наставник наш и прозвал меня «автогеном» – в том смысле, что я призван срезать всех под корень, а Сергея Никулина – «косой». Такой вот у него был жаргончик, за что я при всем желании не могу быть исполненным к Вячеславу Дмитриевичу глубокой благодарности. Да, я не щадил игравших против меня нападающих. Но ведь и они меня не по головке гладили. Но я никогда не катался по траве, не взы-вал к трибунам, судьям или тренерам. Я шел встык – и не прятал ноги. Я никогда не бил никого исподтишка. Ну а если кто-то меня обыгрывал – цеплял, бывало конечно. И наказания принимал как заслуженные – всегда.
– Я слышал, что однажды вам пытались предъявить и другое обвинение?
– Вы имеете в виду тот слух, что игра нами против ростовчан в 85-м была проиграна не просто так? Это, наверное, был самый трагичный матч в моей жизни – по последствиям. Севидов, как известно, забыв все старые обиды, вернулся в команду в 84-м. И мы с ходу выиграли Кубок! А весной следующего года играли на два фронта – мы ведь в Кубке кубков дошли до полуфинала. «Рапиду», правда, проиграли по сумме двух игр, но чувствовалось, что игру нам Саныч возвращает. И тут – этот злосчастный матч с Ростовом. 3:0 после первого тайма ведем, вся игра наша, и… 3:4. В итоге проигрываем. Начальником команды у нас только-только стал тогда Малофеев, а после того фиаско он уже единолично продолжал работу с клубом, для начала обвинив нас с Алексеем Прудниковым в «сдаче» игры и переведя в дубль. Потом, правда, извинился и сказал, что подозревал нас зря. Это же надо додуматься – я Севидова сплавил! Да я бы землю в той игре ел, если бы знал, что Саныча после дурацкого, необъяснимого этого поражения снимут. Да разве я один…
– А с Эдуардом Васильевичем потом нормальные сложились отношения?
– Вполне. Он мне очень импонировал своим футбольным фанатизмом – наверное, потому, что я сам такой. Но и ему ведь, как известно, недолго дали по-работать. А на Бышовца я, повторю, за отчисление не в обиде. Да он и сам, кста-ти, впоследствии при встречах признавал, что поторопился со мной расстаться.
– Зато в обиде, наверное, на кое-кого из динамовского руководства?
– А вы бы, скажите, не обиделись, если бы вам приз лучшего игрока мос-ковского «Динамо»-87 на следующий год втихушку в раздевалке бы вручали? Я тогда в составе ставропольцев приехал на родной динамовский стадион матч на Кубок с ЦСКА играть. И хотели мне этот приз ведь ребята из динамовского пресс-центра более-менее торжественно вручить. А руководство вот «высшее» запретило. Потому как у него, руководства, «мнение» было, что мне годом рань-ше нужно было заканчивать, не хотело оно, чтобы я еще где-то играл после их команды. А что я им, собственно говоря, такое сделал, кроме того, что верой и правдой служил московскому «Динамо» столько лет, и еще бы послужил, если бы не выгнали? Или вы считаете, что правы они, а не я?
– Долго вас в Ставрополе заявить не могли?
– Да пару месяцев совали палки в колеса некоторые люди. И нервов это, конечно, стоило – у меня ведь ни скандалов каких-то, ни дисквалификации, ни даже тривиальных нарушений режима никогда не было – ни одного. Так почему же я на старости лет не могу – первый раз! – перейти из одной команды (где я к тому моменту уже и не числился) в другую, рангом пониже. В ходе сезона уже решилось, что могу.
– И что следующие два года оставили в памяти?
– Спокойную, размеренную жизнь – в первой лиге ведь, не в пример выс-шей, календарь довольно ритмично сверстан. Успевал и с семьей время прово-дить, и на поле был вроде бы не из последних – в первой лиге все же все на темп медленнее делается, так что я спокойно относительно разрушительную миссию свою выполнять успевал. Даже, пожалуй, слишком спокойно – команда наверх особо не стремилась, а вылет ей никак не угрожал.
– Тут и подоспел Газзаев со своим предложением?
– Да – за высшую лигу, говорит, биться буду, только такую команду хочу подобрать, пойдешь? Мне, если честно, приятно было, что он обо мне вспомнил, что не считал меня, как некоторые, вышедшим уже в тираж. Ну, и плюс условия у него – по всем показателям – куда как лучше ставропольских были. А мне, стари-ку, знаете, и заработок напоследок не помешает, и восстановительные разные ме-роприятия. Словом, я недолго раздумывал, тем более что прекрасно знал челове-ка, к которому собрался, – мы, будучи игроками, много лет делили с Валерием один гостиничный номер.
– Теперь – с Валерием Георгиевичем?
– Я всегда относился ко всем своим тренерам с уважением. Я не считал се-бя высококлассным игроком, но то, что умею, изо всех сил старался делать доб-ротно. И Газзаев лучше, чем кто-либо другой, знал, что я его не подведу, и что даже намека на какое-то панибратство в наших отношениях и быть не может.
– Вы не только помогли, отыграв весь сезон от звонка до звонка, новой своей команде пробиться в высшую лигу, но и стали чуть ли не самым коррект-ным ее игроком. Вот этой-то метаморфозы вряд ли кто ожидал…
– Опыт – что вы хотите. Играем, например, с сухумскими динамовцами, и их нападающий Смирнов как бы на замахе меня обыгрывает. Говорю «как бы», потому что парень этот в дубле московского «Динамо» при мне еще появился, и я с тех пор помню, что он может сделать. Весь стадион замер, а я знаю, что с этой ноги он бить не будет, обязательно под себя уберет. Так и случилось – а я тут как тут. Представляете, к пенсии на мою долю уже не свист стал доставаться, а апло-дисменты.
– Но один «горчичник» вы все-таки заработали…
– Да, в игре со ставропольцами. Мы решили уже к тому времени задачу выхода наверх, и теперь оставалось еще занять чистое первое место. Но для меня еще, кроме общего принципа, был и свой – команда-то бывшая моя и ей тогда как раз для попадания в переходные игры очки позарез были нужны. Вот и погорячились в одном моменте, когда мог нападающий один на один выйти. А то, знаете, разговоры эти – как тогда после игры со СКА. А я хочу оставить о себе память как, может, и о жестком, но честном футболисте. Я привык дорожить своим именем.

Добавил: Клим
2017-08-20 10:00:57


«Мне было 11 лет, – рассказывает о себе Новиков, – когда глубокой осе-нью 1966 г. мы большой компанией отправились на «Динамо» записываться в настоящую команду». Почему именно на «Динамо»? Потому что большинство ребят нашего двора болели за эту команду. Как рассказали мне потом ребята, нас отбирал К.И. Бесков, работавший тогда старшим тренером динамовской футболь-ной школы, а помогал ему в этом В.В. Федин. Однако Бесков занимался с нами недолго – уже весной 1967 г. он возглавил динамовскую команду мастеров. Нашу группу сначала передали А.С. Назарову, а с 1968 г. моим тренером стал Е.Ф. Бай-ков, под руководством которого я занимался до 1971 г. В год выпуска нас трени-ровал Ю.К. Кузнецов, поскольку Байков в 1972 г. тренировал барнаульское «Ди-намо».
– Как определилось Ваше игровое амплуа?
– Я, как и все мальчишки, хотел забивать голы. Но чтобы пробить по воро-там, нужно получить мяч. Точных передач на выход мне давали слишком мало, приходилось добывать мяч, отнимая его у соперников. Это качество хорошего отбора мяча, а также умение догнать соперника на скорости и навязать ему силовую игру, очевидно, и подметили тренеры.
В школе я начал играть на месте крайнего защитника, потом меня перевели в центр, поскольку Е.Ф. Байков подметил, что я редко уступаю соперникам в борьбе за верховые мячи, и игра у меня пошла. Из игр в юношеских командах мне особенно запомнился матч с командой ФШМ Центрального стадиона имени В.И. Ленина весной 1970 г.
За нашей игрой наблюдал второй тренер команды мастеров А.С. Голодец. Эту встречу мы проводили в гостях. Мне пришлось играть против лучшего бом-бардира чемпионата Москвы нашего возраста Дроздова. Ему тогда не удалось за-бить мяч, а я улучил момент и, подключившись в нападение, ударом метров с 20 ти забил гол.
– Игра какого защитника прошлых лет Вам нравилась больше всего?
– Я много слышал о великолепной динамовской защите 50-х и начала 60-х годов. Но когда я стал систематически посещать матчи команд мастеров, ни одно-го защитника из той славной плеяды в большом футболе уже не осталось.
Из динамовских защитников прошлых лет мне запомнился Виктор Анич-кин. Этот футболист хорошо ориентировался на поле, обладал высоким прыжком, отлично играл головой, владел подкатом, ударами в падении через себя и другими сложными техническими приемами. Производила впечатление и мощная игра Георгия Рябова, который отлично использовал свои физические данные, в частности, высокий рост.
– Кто из тренеров оказал наибольшее влияние на Ваше формирование как игрока?
– Я благодарен всем тренерам, с которыми мне когда-либо приходилось работать. Однако особую благодарность я испытываю к Е.Ф. Байкову, под руко-водством которого я играл четыре года. Не могу не отметить также А.А. Севидо-ва, при котором я стал игроком основного состава. Этот тренер сразу поверил в меня. В августе он предложил мне сыграть на месте переднего стоппера в това-рищеском матче с командой «Трабзонспор» (Турция) и тогда же посмотрел мою игру на турнире в Испании, где наша команда заняла третье место. После этого турнира я окончательно закрепился в основном составе на месте переднего стоп-пера.

Добавил: Клим
2017-08-26 11:38:51

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)