Беляев Владимир Георгиевич.    15 сентября 1933 - 17 января 2001. Игр: 98, голов: -84. Динамо-КК Москва (1953) - Закончил играть (1965).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.1953100.00011
2.1955100.0001
3.19564-3-0.753-2-0.663-2-0.661-1
4.195714-11-0.7812-10-0.8310-8-0.802-22-1
5.195822-24-1.0920-21-1.0517-18-1.053-32-3
6.19596-8-1.336-8-1.335-8-1.601
7.196017-15-0.8812-9-0.7512-9-0.755-6
8.19615-3-0.605-3-0.605-3-0.60
9.196224-21-0.8718-14-0.7715-12-0.803-26-7
10.196318-10-0.5514-9-0.6412-8-0.662-14-1
11.196415-15-1.007-8-1.145-6-1.202-28-7
-Об:127-110-0.8698-84-0.8584-74-0.8814-1029-26





Родился: 15/09/1933, Нальчик
Рост, вес: 183 см, 82 кг
Позиция: вратарь
Воспитанник: СДЮШОР "Динамо"
Матчей: 97
Голов: -78

Владимир Георгиевич Беляев родился 15 сентября 1933 года в Нальчике. Умер 17 января 2001 года. Рост 183 см, вес 82 кг. Начал играть в 1948-м в "Динамо" (Нальчик), выступал за "Динамо" (Сталинград) - 1951-1952, "Динамо" (Москва) - 1953-1964. В московском "Динамо" провел 97 матчей (83 в чемпионатах страны и 14 в Кубке СССР). Чемпион СССР 1957 года, 2-й призер чемпионатов 1958, 1962, 3-й призер 1960. Обладатель Кубка СССР 1953. В "33 лучших" №2 (1957). Сыграл 5 матчей за сборную СССР.
По окончании карьеры Владимир Беляев работал в школе нальчикского "Спартака", а затем в школе вратарей, которую организовал другой известный нальчикский футболист Александр Апшев. Среди его воспитанников ныне известные Заур Хапов и Хасани Биджиев, а так же Сергей Кращенко ("Спартак", Нальчик) и Станислав Радтке ("Кайрат", Алма-Ата).


Добавил: 40%
2016-02-01 16:56:00


БЕЛЯЕВ Владимир Георгиевич, 15.9.1933, мс, вратарь. Клубы: «Динамо» (Стгр) - 1951-1952, «Динамо» (М) - 1953-1964. В ч-тах СССР - 83 матча. Ч-н СССР 1957, 2-й пр-р 1958, 1962. Обл-ль Кубка СССР 1953. В списках «33 лучших»: 1957, 1958 - 2. Поб-ль III Межд-х дружеских спорт-х игр молодежи 1957. В сб-й СССР - 5 матчей (1957-1958). Входил в с-в сб-й СССР на ЧМ-58.

Добавил: 1966
2016-02-01 16:56:00


Владимир Беляев

Этого нескладного и явно тушующегося вратаря зрители впервые увидели на последних минутах финала Кубка СССР 1953 года с куйбышевским «Зенитом». Динамовцы в послевоенные годы уже трижды проигрывали финалы, а Яшин успел приучить поклонников команды к своему постоянному пребыванию в воротах, и вдруг все надежды в одночасье рухнули. Когда до победы оставалось полчаса, в столкновении с одним из нападающих Яшин упал на землю, и потребовалась замена. Но кем? Было известно, что капризный Саная сказался больным, за что Якушин тотчас безжалостно отчислил его из коллектива. Крыжевский направился было в раздевалку, чтобы надеть вратарский свитер и перчатки, но в этот момент ему навстречу и выбежал паренёк, который накануне был вызван из динамовского райсовета в запас на эту игру. Игра возобновилась. В последние десять минут динамовцы почти всей командой оттянулись в оборону. Напряжение повисло над полем, все завороженно следили за новичком, который нервно прохаживался от штанги к штанге, понимая, что его промах смерти подобен. И вот минут за восемь до конца Ворошилов неожиданно мощно пробил с линии штрафной в левый нижний угол ворот. Удар выглядел неберущимся, но вратарь, распластавшись в отчаянном броске, кончиками пальцев сумел отбить мяч за ворота. И трибуны радостно приняли новичка. Ещё дважды гости подавали угловые, но Беляев был смел и решителен.

Затем он на долгих два года исчез из поля зрения поклонников команды, ходивших лишь на игры основного состава. Но дотошные болельщики, знающие не понаслышке об играх дублёров и даже любящие их, заговорили о новом перспективном вратаре, настоящей подмене Яшину (о замене ему никто в те годы даже не заикался). Он хорошо разбирается в игре, имеет отличную реакцию и уверенно действует как на выходах из ворот, так и на линии. И вот вновь на Центральном стадионе «Динамо» Беляев появился в воротах основного состава, и в игре с «Локомотивом», скорее всего от полноты чувств, совершил грубейшую ошибку на выходе и получил обидный гол. Над притихшим стадионом тишина, все видят, как к вратарю подходит защитник Борис Кузнецов и одобрительно хлопает его по плечу, как бы говоря: «Успокойся, мы тебе верим и доверяем, несмотря на твой глупый промах». И Беляев заиграл так, что неоднократно раздавались аплодисменты. С той игры Володя, когда-то нескладным увальнем появившийся в динамовских воротах, стал надёжным помощником Яшина. И скоро - редкий случай в истории мирового футбола - два вратаря из одного клуба попали в состав национальной сборной, как бы оправдывая надежды зоркого Якушина, обнаружившего в обоих этих игроках свои представления об игре надёжного стража ворот.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:00


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Владимир Беляев вырос в рабочей семье. В семнадцатилетнем возрасте он работал телефонистом на родине в Нальчике, а еще через два года – старшим ме-хаником гаража в Сталинграде. На Волге Беляев серьезно увлекся футболом. Иг-рал в разных линиях, чаще в нападении, но более удачно выступал все же в роли вратаря. Рослый, прыгучий, он обратил на себя внимание тренера сталинградско-го «Динамо», и его приняли в команду.
В 1952 году Беляева призвали в армию, сначала он служил в Тбилиси, за-тем в Москве. Ну и, конечно, играл в футбол. В столице он познакомился со Львом Яшиным. Владимир стал внимательно присматриваться к мастерству старшего товарища. Когда тот смело и расчетливо выходил из ворот, Володя мысленно произносил: «Вот этого мне и не хватает, все время то запаздываю, то выходу слишком рано».
– Игроков чувствовать надо, – подсказывал ему Яшин. – Угадывать их за-мысел. А это приходит со временем, дается с опытом.
И они начали заниматься вместе.
Шло время. Беляев все сильнее и сильнее играл за дублирующий состав московского «Динамо». И вот настал тот момент, когда Владимира поставили в основной состав. «Не робей», – подбадривал его Яшин.
И уже первые игры 1957 года с участием Беляева показали, что это дос-тойный преемник Яшина. Молодой вратарь был решителен, расчетлив, обладал хорошей хваткой. Став настоящим мастером своего дела, он не раз получал самые престижные предложения, Владимира звали в известные клубы, но он отвечал неизменно:
– Я динамовец!
И эту преданность доказывал делом: много тренировался, из года в год за-метно прибавлял в мастерстве, так что в конце концов стал дублером Льва Яшина и в сборной СССР.
Закончив выступать на зеленых полях, Владимир Георгиевич возвратился в родной Нальчик, где долгие годы плодотворно работает тренером в организо-ванной в свое время специализированной школе юных вратарей…

Добавил: Клим
2017-01-21 16:25:28


Этого душевного человека и талантливого футболиста мы решили пред-ставить серией материалов-воспоминаний.
Биографическая справка: родился 15.09.1933 г. в Нальчике. Вратарь. 183 см, 82 кг. Начал играть в футбол в заводской команде. В «Динамо» (Сталин-град) – 1951-52, «Динамо» (Москва) – 1953-64. В чемпионатах СССР провел 83 матча. Чемпион СССР 1957, 2-й призер чемпионатов 1958, 1962. Обладатель Куб-ка СССР 1953 г. В «33-х» – № 2 (1957). В сборной СССР (1957-58) – 5 матчей. Участник отборочных матчей чемпионата мира 1958 г. и Кубка Европы 1960 г. Входил в сборную СССР на ЧМ-58. Победитель III Международных спортивных игр молодежи 1957 г. Обладал хорошими природными данными, отличался точ-ным выбором места в воротах, мягким приемом мяча, уверенной игрой на выхо-дах. Много лет был дублером и конкурентом Льва Яшина. С середины 70-х – тре-нер школы «Спартака» (Нальчик), тренер «Спартака» (Нальчик) – 1996 (с июля).
«К заслуженному успеху приводят трудолюбие, настойчивость, желание стать полезным команде. Нагляден пример молодого вратаря московской коман-ды «Динамо» Владимира Беляева. Упорная ежедневная тренировка (порою самых простых элементов), причем любых, без разбора, мячей помогли ему за сравни-тельно короткий срок стать одним из лучших вратарей страны. А ведь Беляеву было трудней, чем кому-либо другому, добиться признания: основной вратарь команды Лев Яшин находится в расцвете сил».
Б. Набоков
(«Спортивные игры» № 6 за 1958 г.)
«Владимир Беляев вырос в рабочей семье. В семнадцатилетнем возрасте он работал телефонистом на родине в Нальчике, а еще через два года – старшим механиком гаража в Сталинграде. На Волге Беляев серьезно увлекся футболом. Играл в разных линиях, чаще в нападении, но более удачно выступал все же в роли вратаря. Рослый, прыгучий, он обратил на себя внимание тренера сталинградского «Динамо», и его приняли в команду.
В 1952 году Беляева призвали в армию, сначала он служил в Тбилиси, за-тем в Москве. Ну и, конечно, играл в футбол. В столице он познакомился со Львом Яшиным. Владимир стал внимательно присматриваться к мастерству старшего товарища. Когда тот смело и расчетливо выходил из ворот, Володя мысленно произносил: «Вот этого мне и не хватает, все время то запаздываю, то выходу слишком рано».
– Игроков чувствовать надо, – подсказывал ему Яшин. – Угадывать их за-мысел. А это приходит со временем, дается с опытом.
И они начали заниматься вместе.
Шло время. Беляев все сильнее и сильнее играл за дублирующий состав московского «Динамо». И вот настал тот момент, когда Владимира поставили в основной состав. «Не робей», – подбадривал его Яшин.
И уже первые игры 1957 года с участием Беляева показали, что это дос-тойный преемник Яшина. Молодой вратарь был решителен, расчетлив, обладал хорошей хваткой».
(Из книги В. Верхолашина «Динамовцы», ФиС за 1960 г.)
«Особо хочу сказать о своем напарнике и друге, о своем бессменном дуб-лере Володе Беляеве. Был он моложе меня на четыре года, а в команду мы при-шли почти одновременно. И одиннадцать лет подряд этот скромный, на редкость трудолюбивый и талантливый парень довольствовался «второй ролью». За этот срок – только по моим подсчетам – он десятки раз получал самые престижные предложения, его звали в известные прогрессирующие клубы, но он отвечал не-изменно:
– Я динамовец!
И эту преданность доказывал делом: много тренировался, из года в год за-метно прибавлял в мастерстве, так что в конце концов стал моим дублером и в сборной СССР. И все годы, несмотря на творческое соперничество, которого, ко-нечно, не существовало, мы оставались верными, добрыми друзьями, искренне помогали друг другу».
(из книги Льва Яшина «Счастье трудных побед»; «ФиС» за 1985 г.)
Ностальгия
Странная штука – память. Иногда забываются значительные, прекрасные события, а небольшие эпизоды могут запомниться на всю жизнь. Почему?
Непробиваемый Беляев
Очень мне нравился динамовский вратарь Владимир Беляев. Это был дос-тойнейший напарник Льва Яшина, хотя полностью свои возможности он, по-моему, не раскрыл. С улыбкой я вспоминаю интересный эпизод, связанный с вра-тарем № 2 московского «Динамо».
В 1960 г. я смотрел по телевизору матч между московскими «Торпедо» и «Динамо» (второй круг). Торпедовцы тогда были очень сильны, на редкость мощ-ную команду создал Виктор Александрович Малов. Во втором тайме, уже выиг-рывая 1:0, торпедовцы прижали динамовцев к их воротам. Удар следовал за уда-ром, однако Беляев все угрозы уверенно отводил. Раззадоренные торпедовцы еще больше усилили натиск. И вот один из ударов Беляев в броске парировал не слишком удачно: мяч отлетел к линии вратарской, прямо против ворот, и в ноги кому-то из торпедовцев. Тот нанес страшной силы удар… Беляев каким-то чудом успел вскочить на ноги, но, под мгновенным впечатлением от нанесенного в упор удара, невольно повернулся к бьющему спиной и вобрал голову в плечи. Мяч попал в спину вратаря и отлетел далеко в поле – чуть ли не к самому центральному кругу. Ну, а телекомментатор в восторге воскликнул: «Беляев – на высоте!». Счет больше не изменялся...
Б. Дьяков
(«Московская правда» от 25 июля 1995 г.)
«Питомник вратарей Владимира Беляева»
Вот уже который год «Спартак» из Нальчика и другие команды Кабарди-но-Балкарии не завозят стражей ворот со стороны, передает корреспондент «СЭ» Евгений Серов. Наоборот, щедро экспортируют свои голкиперские таланты. Свя-зано это с плодотворной работой организованной в свое время специализирован-ной школы юных вратарей. Именно отсюда вышли такие известные мастера, как Заур Хапов и Хасанби Биджиев. Популярность у этого питомника вратарей не-обычайно велика. Тем более что тренировки здесь ведет 62-летний Владимир Ге-оргиевич Беляев, знаменитый дублер Льва Яшина.
(«Спорт-экспресс» от 20 апреля 1995 г.)
Галерея: как на духу!
Знаешь, кто из меня стоящего вратаря слепил? Владимир Беляев, бывший дублер Яшина в московском «Динамо». У него в Нальчике настоящй «питомник» киперов… Видел бы ты, какие там индивидуальные тренировки! Сейчас, по слу-хам, у Беляева опять молодежь толковая подрастает.
Заур Хапов – «первый номер» нью-чемпиона России «Спартака-Алания» – говоря это, все время смотрит в окно, как будто за ним, в февральских сумерках новогорской базы, на мгновение увидел все то, о чем только что поведал.
– Кроме тебя, из известных вратарей, кто еще может назвать себя уче-ником Владимира Георгиевича?
– С Бидживевым Хасаном знаком? Да-да, «железнодорожником». Вот тот тоже всерьез мячи начал ловить в Нальчике, у Беляева. Еще? Саша Олейник – он и за сборную Союза играл, 66-го года рождения. Не повезло ему сильно – кинули Сашке связку ключей и попали в глаз. На шестьдесят процентов зрения лишился, а какой был голкипер! Артур Татаров, Сережа Кращенко… Много было классных вратарей, за разные юношеские сборные выступали. Сейчас, правда, все почти с футболом завязали.
(Из интервью с З. Хаповым (Ю. Голышак) «Твой футбол» № 11, март 1996 г.)

Добавил: Клим
2017-08-24 19:25:58


8 ноября 1964 года провел свой последний официальный матч за столич-ных динамовцев Владимир Георгиевич Беляев. Вратарь, который будучи дуб-лером великого Льва Яшина, сумел оставить заметный след в истории московско-го «Динамо» и сборной СССР.
Владимир Беляев вырос в рабочей семье. В семнадцатилетнем возрасте он работал телефонистом на родине в Нальчике, а еще через два года – старшим ме-хаником гаража в Сталинграде. На Волге Беляев серьезно увлекся футболом. Иг-рал в разных линиях, чаще в нападении, но более удачно выступал все же в роли вратаря. Рослый, прыгучий, он обратил на себя внимание тренера сталинградско-го «Динамо», и его приняли в команду.
В 1952 году Беляева призвали в армию, сначала он служил в Тбилиси, за-тем в Москве. Ну и, конечно, играл в футбол. В столице он познакомился со Львом Яшиным. Владимир стал внимательно присматриваться к мастерству старшего товарища. Когда тот смело и расчетливо выходил из ворот, Володя мысленно произносил: «Вот этого мне и не хватает, все время то запаздываю, то выходу слишком рано».
– Игроков чувствовать надо, – подсказывал ему Яшин. – Угадывать их за-мысел. А это приходит со временем, дается с опытом.
И они начали заниматься вместе.
Шло время. Беляев все сильнее и сильнее играл за дублирующий состав московского «Динамо». И вот настал тот момент, когда Владимира поставили в основной состав. «Не робей», – подбадривал его Яшин.
И уже первые игры 1957 года с участием Беляева показали, что это дос-тойный преемник Яшина. Молодой вратарь был решителен, расчетлив, обладал хорошей хваткой. Став настоящим мастером своего дела, он не раз получал самые престижные предложения, Владимира звали в известные клубы, но он отвечал неизменно:
– Я динамовец!
И эту преданность доказывал делом: много тренировался, из года в год за-метно прибавлял в мастерстве, так что в конце концов стал дублером Льва Яшина и в сборной СССР.
Ниже мы предлагаем вашему вниманию интервью с Владимиром Беляе-вым, опубликованное 25.07.2000 г. в «Футбол-Спорт-экспрессе».
– Как можно было выбраться, показаться народу из-за широкой спины лучшего вратаря мира? Только за счет каторжной работы. Хотя когда я попал в «Динамо», Яшина толком еще не знали, основным вратарем он был считанные дни. А я случайно оказался в команде. Знаете как?
Знаем. Тренировавший в начале 1953 года московское «Динамо» Михаил Семичастный решил заняться «ревизией» своих вратарских кадров, невзирая на лица. Неожиданно освободил из команды обеих знаменитостей, конкурировавших между собой за место основного голкипера, Алексея Хомича, а затем и Вальтера Саная. И когда команду ближе к концу сезона вновь принял Михаил Якушин, из вратарей он обнаружил в ней только Яшина да сидевшего в глубоком запасе Лапшина. И вот в начале второго тайма финального матча на Кубок СССР 1953 года между «Динамо» и куйбышевским «Зенитом» при счете 1:0 Яшин получает травму, и по радио объявляют, что вместо него на поле выходит вовсе не Лапшин, а какой-то Владимир Белов. «Кто такой?» – спрашивали друг друга завсегдатаи стадиона в Петровском парке и не находили ответа на вопрос. Новичок в оставшееся время сохранил ворота в неприкосновенности и вместе с тогдашними динамовскими знаменитостями – Константином Бесковым, Константином Крыжевским, Сергеем Сальниковым, Владимиром Савдуниным – совершил круг почета по беговой дорожке стадиона, так и оставшись для зрителей в тот вечер Беловым.
– На снимке, запечатлевшем динамовский круг почета, вы выглядите ка-ким-то отрешенным, – обращаемся к Беляеву.
– Да ведь до меня только где-то на третий день по-настоящему дошло, ка-кая неимоверная удача мне привалила. На финальный матч меня взяли из клубной команды на всякий случай из-за отсутствия в тот момент у «Динамо» второго вратаря. Сижу себе посиживаю на скамейке запасных, стараясь особо не поднимать голову: финал Кубка впервые проводился при электрическом освещении, а я при нем вообще ни разу не играл. Взглянешь вверх, слезы из глаз ручьем. И вдруг – ЧП. Куйбышевец Бровкин врезается в Яшина, Лев теряет сознание, носилки, а надо мной тихий голос Якушина: «Выручай, сынок». В начале матча я и внимания не обратил, кто там у куйбышевцев играет. А тут сразу кровь к вискам прилила, ведь на поле Ворошилов, Гулевский, Карпов, гремевшие тогда наравне со столичными знаменитостями. Помню, Бесков подбежал: «Володенька, не мандражируй, не теряйся. Выбивай мяч подальше от ворот, а мы к ним постараемся никого не подпускать». Ну как не подпускать? Минут через пять – угловой. Стремглав выхожу на перехват, ловлю мяч, и напряжение, скованность как рукой снимает. Оставшиеся полчаса пролетели незаметно. Захожу в раздевалку, Лева только-только в сознание пришел. «Выиграли?» – спрашивает. «Выиграли». – «Ну, ты – молодец!» – хлопает меня по спине. За победу в Кубке нам тогда подарили по телевизору «КВН» и фотоаппарату.
– А как вы вообще попались тогда на глаза Якушину, не успев сыграть даже за динамовский дубль?
– Я к тому времени был уже трижды динамовцем. Начинал в нальчикском «Динамо», за него играл в Южной зоне чемпионата РСФСР. Пробились в финал, и на нем, в Краснодаре, меня приметил знаменитый вратарь довоенного сталин-градского «Трактора» Василий Ермасов. Он в то время тренировал сталинград-ское «Динамо» и задался целью переплюнуть лучшую команду города – «Торпе-до», вылетевшее из класса А. Меня телеграммой вызвали в Сталинград, предъя-вили пакет, где за подписью всесильного по спортивной части генерала МГБ Пияшева предписывалось зачислить Беляева на службу в сталинградское «Дина-мо». Но уже через год вдруг получаю направление в Тбилиси. Прошел там курс молодого бойца, принял присягу и был командирован… в Москву. Оказывается, одновременно с Ермасовым в Краснодаре мною заинтересовались тренеры клуб-ной команды московского «Динамо» Василий Павлов и Василий Смирнов. Они и организовали мой перевод в столицу, привезли нас – меня, Володю Шаброва, Голубева и Осусского – к Семичастному. Он всех скопом и… забраковал. И мы стали выступать на первенство Москвы. И вдруг накануне кубкового финала меня вызывают в команду мастеров. Думал, отсижу на скамейке запасных – и обратно в клубную. А вон что получилось!
– Тем не менее после того финала Кубка о вас два года ничего не было слышно.
– Уже в 54-м Яшин заиграл так, что всем стало ясно: ему нет равных не только в клубе, но и в стране. Какие бы комплименты ни расточали Яшину позд-нее, все равно считаю его звездным часом 1954–1956 годы. Он демонстрировал тогда фантастическую игру, брал такие мячи, которые, казалось, невозможно от-разить даже теоретически. А я тем временем играл за дубль, считая большим дос-тижением одну только свою принадлежность к такому великому клубу, как мос-ковское «Динамо».
– Но удовлетворение от игры за резервный состав даже самого великого клуба рано или поздно все-таки проходит. Наверняка хочется большего.
– Конечно, со временем меня стали одолевать разные мысли, когда почув-ствовал, что могу и сам играть на уровне чемпионата Союза. Якушин сразу смек-нул на этот счет, и в 1956 году начал подпускать меня в главную команду. А в 1957-м у Яшина в разгар сезона неожиданно обнаружилась язва желудка, он по-пал в госпиталь. Мне выпал редкий шанс, которым я просто обязан был восполь-зоваться.
Беляев своего шанса не упустил, с первых же матчей заиграл так, что тре-нер сборной СССР, готовившейся во время Всемирного фестиваля в Москве к Международным спортивным играм молодежи 1957, Александр Пономарев включил его в состав основным вратарем. В финале наши обыграли команду Че-хословакии (фактически национальную сборную) и завоевали главный приз. 15 августа того же года Беляев дебютировал в сборной СССР, которая на поле Олимпийского стадиона Хельсинки учинила сборной Финляндии самый крупный разгром в своей истории – 10:0. Осенью он вместе с товарищами по «Динамо» получил золотую медаль чемпиона страны. А на следующий год вместе с Яшиным был включен в состав сборной СССР, дебютировавшей на чемпионате мира в Швеции.
– Формально Яшин даже в свое отсутствие оставался первым вратарем «Динамо». Ревности к вашим успехам он не испытывал?
– Лев стал великим в футболе не в последнюю очередь потому, что был добрым, душевным, вообще замечательным человеком. Распри между конкури-рующими за место в составе вратарями, по крайней мере в мое время, не были редкостью. А между нами не возникало даже намека на ссору. Несмотря на то что в гостиницах, на сборах, нас селили вместе и за долгие годы можно было намозо-лить глаза друг другу. Когда он угодил в госпиталь, то, прощаясь со мной, поже-лал удачи: «Я не просто надеюсь на тебя, я в тебе уверен». Наутро после первой же нашей победы я на радостях помчался в госпиталь к Леве. Он даже прослезил-ся: «Я же говорил, что все у тебя получится!»
Спортивная судьба Яшина тоже складывалась нелегко: сначала не призна-вали его манеру игры по всей штрафной площади и за ее пределами, а после про-вала нашей сборной на чемпионате мира-62 в Чили на него стали вешать всех со-бак, сделали козлом отпущения за неудачу. В тяжелые для него дни я старался его поддерживать. Мы досконально разбирали, например, пропущенные им голы в Чили, обсуждали, можно ли было их избежать. И я, например, пришел к выводу, что голы эти в весьма значительной мере – результат несчастливого стечения об-стоятельств.
– Многие специалисты сходились на том, что вы с Яшиным были близки, если не по манере, то по подходу к игре вратаря: оба действовали просто, небро-ско, без особых внешних эффектов, стремились обезопасить ворота главным об-разом за счет игровой интуиции, выбора места, используя броски только на крайний случай.
– Моя простота, наверное, врожденная – от происхождения. В нашем роду все были землепашцами, скотоводами. Меня же отец решил вывести на более вы-сокую общественную ступень – сделать баянистом. Четыре года я наяривал на баяне, окончил музыкальную школу. Преподаватели пророчили мне серьезную карьеру в музыке. Стал играть на свадьбах, получил приглашение в оркестр. Но было уже поздно. Футбол полностью захватил меня. С самого детства мы гоняли все круглое, что попадалось под ноги, на разбитых войной площадках. Самым долговечным оказался бильярдный шар, после игры которым возвращался домой весь в синяках: я ведь с малых лет вратарем заделался. И оркестру я предпочел футбольный ансамбль нальчикского «Динамо».
В «Динамо», конечно, не обошлось без влияния Яшина, который был очень рационален в игре, прекрасно ее читал, всякий раз вставал на пути мяча, который иной вратарь пытался бы достать в броске. А он это делал за счет исклю-чительного выбора позиции, врожденной интуиции.
– После болезни Яшин вернулся в основной состав, а вы опять «опусти-лись» в дубль. Нелегко, наверное, возвращаться с небес на бренную землю?
– Выступая в главной команде, я на практике убедился, что способен сыг-рать за любой клуб тогдашнего класса А. По окончании сезона меня включили в список «33 лучших» под вторым номером после Яшина. А на следующий год я выходил на поле вдвое чаще Левы.
– То есть случалось, что Яшин наблюдал за матчем со скамейки запас-ных?
– Было и такое. Оставаясь в запасе, он не роптал. А после игры, как обыч-но, следовал наш совместный анализ, но теперь уже моей игры. Потом он все равно возвращался в состав, снова чаще оставляя меня в качестве зрителя.
– Тогда многие восхищались вашим терпением, выставляя вас за образец патриота своего клуба. Но ведь такой патриотизм явно мешал полному рас-крытию ваших профессиональных качеств.
– У меня тогда действительно сложилась репутация неизлечимого патрио-та «Динамо», и, следуя моральным ориентирам того времени, я не старался ее оп-ровергать. Теперь времена другие, можно позволить себе и полную правду. Ко-нечно, страшно хотелось играть в основном составе, если не «Динамо», то иного популярного клуба. В то же время я и на самом деле был патриотом. Если бы, на-пример, куда-то перешел, продолжал бы переживать за «Динамо», за Яшина, дру-гих динамовских ребят.
– Возможности перейти в другую команду у вас наверняка были.
– Были приглашения. А возможности… По окончании срочной службы мне присвоили звание лейтенанта внутренних войск. Демобилизоваться или даже сменить это звание на просто армейского лейтенанта оказалось невозможным, даже несмотря на хлопоты тогдашнего министра обороны знаменитого маршала Жукова. Сколько бы рапортов я ни подавал по этому поводу, все оказывалось напрасным. Требовалось согласие «Динамо», Михаила Якушина, а он ни в какую не хотел меня отпускать.
А приглашали и «Спартак», и ЦДСА, и «Зенит», и Виктор Маслов в «Тор-педо». Армейцы взяли меня в 1957 году в свое британское турне. Отстоял там за них все матчи, в том числе и победный с «Челси». Перед отъездом домой ко мне в номер постучались старший тренер ЦДСА Григорий Пинаичев и тренер Всеволод Бобров. «Хотим попросить тебя перейти в нашу команду», – говорят. Покраснел до ушей: чтобы такие великие люди в футболе и ко мне с просьбой. «Мне очень неудобно перед вами, – отвечаю, – и ничего от вас не требую, боюсь только, что вы не решите мой армейский вопрос». Они и не решили.
– А почему вам ничего не надо было от ЦДСА? Наверное, и в ваши времена переход игрока из команды в команду сопровождался одариванием его, скажем, квартирой, автомобилем?
– Получал я в «Динамо» наравне с Яшиным (только воинское звание у него было повыше – капитан) и вообще по бытовым вопросам меня там не обижали, предоставили прекрасную квартиру. А о большем и не мечтал.
В 1959 году нас с Игорем Численко пригласил в поездку по Южной Аме-рике «Спартак». Не в последнюю очередь с целью «охмурения». Правда, я тогда сломался на первой же тренировке и так и не сыграл ни разу. Николай Старостин тем не менее стал меня уговаривать, а я ему в ответ: «Меня уже в «Торпедо» и «Зенит» приглашали». Он тогда почему-то обрадовался и посоветовал: «А ты на-пиши заявления сразу в три команды. Сначала схлопочешь дисквалификацию, но потом мы тебя отобьем». Я сдуру так и сделал. Якушин как узнал, сразу вызвал, сидит, заявления мои перелистывает: «Так, «Зенит» – это чепуха, тебе там делать нечего. «Торпедо»? Тоже не твоя команда. А вот «Спартак» – это уже серьезно. Позвоню-ка Старостину, негоже все-таки у главных конкурентов игроков переманивать». Тут же и набрал номер. Николай Петрович от всего открестился: «Не звал я его». Якушин хитро улыбнулся: «Ну что, – говорит, – оказывается, ты «Спартаку» совсем и не нужен». Вспылил я тогда, ведь полным идиотом выглядел в глазах своего тренера, порвал все заявления и остался в «Динамо» насовсем.
Обстоятельства складывались так, что Беляеву вследствие травм и болез-ней Яшина потом еще не раз предоставлялась возможность выйти на первую роль. Но в 1958 году ему пришлось пережить не только физическую, но и мораль-ную травму.
Английская футбольная ассоциация пригласила сборную СССР провести в октябре на «Уэмбли» своеобразный матч-реванш за поражение англичан на чемпионате мира. Реванш удался с лихвой – 5:0.
– Несмотря на разгромное поражение, игра в основном была равной, – рас-сказывает Беляев, защищавший ворота сборной СССР в том матче. – И голы в наши ворота, за исключением, может быть, одного, выглядели случайными – то немыслимый рикошет, то необъяснимая ошибка защитника.
На «Уэмбли» динамовский вратарь получил, как показалось вначале, не очень серьезную травму спины, доиграл до конца, но потом боли мучили его всю оставшуюся вратарскую карьеру. В 1961 году Яшин из-за травмы опять надолго выбыл из строя, но почти не играл и лечивший спину Беляев, так что отдуваться за них пришлось молодому Льву Белкину. За что «Динамо» поплатилось самым низким для себя по тем временам 11-м местом.
А после возвращения из Лондона осенью 1958 года всю команду прямо из аэропорта доставили в Комитет по физкультуре и спорту и от каждого потребова-ли объяснений «позорного поражения». Дородная дама – зампредседателя коми-тета кричала, визжала и топала ногами на звезд советского футбола, а когда Беля-ев, дождавшись своей очереди, объяснил неудачу стечением обстоятельств, зая-вила, что он позорит звание советского человека. Сталинские времена еще не вы-ветрились из памяти людей того поколения, и такое обвинение было сильным моральным ударом.
– Довольны ли вы своей футбольной судьбой?
– Считаю, что каждый человек – хозяин своей судьбы. И мне не на кого грешить, сам отвечаю за свои поступки. Конечно, полностью как вратарь я так и не раскрылся, но ни о чем не жалею. Да, в «Динамо» я сыграл не столько, сколько мог бы, но ведь выигрывал и золото, и серебро, и бронзу чемпионатов СССР. Провел с полсотни международных матчей. Хоть разок выступить в сборной страны – мечта любого футболиста. А я хорошо за нее поиграл, начинал с ней по-ход за Кубком Европы. Прилично набегает для второго вратаря?
– Но все-таки оставаться всю карьеру вторым…
– Я думал об этом и вот к какому выводу пришел: мы все – и первые, и вторые номера – одна команда. Из-за второго можно ведь и первенство, и медали упустить. Если второй, заменяя травмированного первого, пускает на ветер все турнирное достояние, завоеванное командой, то грош ему цена. Второй всегда должен быть где-то на уровне первого.
– Таким, как вы?
– Может быть, и как я…
– А был ли в вашей карьере эпизод, который хотелось бы вернуть, еще раз пережить?
– Было такое. 28 сентября 1958 года сборная СССР победила в матче 1/8 финала первого Кубка Европы венгров. Я, как мне казалось, отыграл без сучка и задоринки, находясь на каком-то невероятном подъеме. Спустя несколько дней встречаю соседа по дому. «Сходи в «Горизонт» (кинотеатр неподалеку), – совету-ет он, – в киножурнале «Новости дня» ты выглядишь настоящим героем». Сюжет оказался небольшим, но, посмотрев его, сам себя не узнал: неужели это я такой резкий, шустрый? И впервые в жизни почувствовал себя на седьмом небе: я со-стоялся как вратарь.
Было и еще немало запоминающихся матчей. Однажды взял пенальти от Сальникова, вернувшегося из «Динамо» в «Спартак». Его манеру я знал по сбор-ной. После общей тренировки он обычно звал меня: «Белка, пойдем пенальтики побьем». Какой вопрос? И вот ведем за полторы минуты до конца игры 2:0 и по-лучаем пенальти. Сергей Сергеевич установил мяч на точке, по привычке крут-нув, – и в любимый правый от себя угол низом. Там я его и поймал. Сальников не имел привычки сквернословить, но тут обложил меня трехэтажным. Правда, после игры подошел: «Извини, Белка, но ведь это я же тебя, сволочь, в Тарасовке сам и натренировал». Как и многие игроки, я был с ним на «вы»: «Никак у вас, Сергей Сергеич, склероз, – отвечаю. – А я науку не забываю»…

Добавил: Клим
2017-08-30 20:15:23


Что-то Беляев придумал с пенальти от Сальникова.
В анналах такого не значится.
И игры-то такой не было со счётом 2-0.

Добавил: эксПалыч
2017-09-15 17:52:35


Да, уж... обычная *стариковская история*
Помнишь, я как-то, на ГГ запостил, что лет 20 тому в "Футболе" вышла очередная статья про лучшиш пенальтистов . Одним из нихх был назван Савдунин: бил не так много, но зашло всё - 13 из 13. Автор той статьи даже проинтервьюировал Владимира Григорьича на этот предмет. И тот подтвердил, что да, мол, так оно и есть... И, вот, недавно я решил *пробить фишку* - перелопатил все матчи Савдунина и нашёл там только три пенальти, пробитые им за карьеру в чемпионате СССР. Честно говоря, в те достославно-суровые годы в "Динамо" и без Савдунина было кому пенальти побить...
Если, только, добавить к тем, забитым сабжем, пенальти с десяток забитых им же штрафных, то можно и 13 *исполненных* стандартов насчитать...
P. $. Извини, что не в личку :)

Добавил: Meskalito
2017-09-15 19:13:10


Да ради Бога.
Есть и покруче мифы - типа ста отражённых Яшиным пенальти за дубль.
Даже в Википедии висело.

Добавил: эксПалыч
2017-09-16 11:59:23

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)