Савдунин Владимир Григорьевич.    10 мая 1924 - 27 октября 2008. Игр: 216, голов: 70. Крылья Москва (1944) - Закончил играть (1956).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.1945510.200510.200510.200
2.19462090.4501880.4441680.500221
3.1947970.777970.777870.8751
4.194827140.51824130.54120110.5504231
5.194933210.63632210.65626170.653641
6.19502240.1812240.1811830.16641
7.19513020.0662820.0712620.07622
8.19521810.0551610.0621410.07122
9.19533780.2162470.2912070.3504131
10.19543350.1512240.1812140.1901111
11.19551830.1661520.1331320.153231
12.1956111
-Об:253750.296216700.324188630.335287375


Чемпионат СССРКубок СССРМеждународные матчиВсего
СезонМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолы
19455151
1946168221209
194787197
194818 (20)10 (11)4222 (24)12 (13)
194926176413321
195018341224
195126222302
195213 (14)12116 (17)1
19532074131378
19542141111335
1955132231183
195611
Всего185 (188)62 (63)287334246 (249)73 (74)

 

Дата и место рождения 9 мая 1924 года, Москва.

Позиция нападающий, полузащитник, защитник.

Спортивное звание Заслуженный мастер спорта (звание присвоено в 1954 году).

Рост 177 см Вес 79 кг

Воспитанник юношеской московской клубной команды «Старт» (в 1939 – 1941 годах). Затем играл в клубной команде «Крылья Советов» Москва (в 1942, по август, году).

Первые тренеры Василий Федорович Батраков и Виктор Алексеевич Бушуев.

Дебют в чемпионате страны 26 мая 1945 года с «Локомотивом» Москва. 3:1. Стадион «Сталинец».

Достижения Чемпион СССР 1949, 1954 и 1955 годов; второй призер чемпионатов страны 1946, 1948 и 1950 годов; третий призер – 1952 года. Обладатель Кубка СССР 1953 года; финалист Кубка 1949 и 1950 годов. Обладатель юбилейного Кубка Центрального совета «Динамо» 1948 года. Выезжал в триумфальное турне московского «Динамо» по Великобритании (осенью 1945 года), участник победных поездок во Францию (осенью 1954 года), в Италию (в сентябре 1955 года). Участник победных матчей с «Партизаном» Белград, Югославия (в 1946 году), с «Вашашем» Будапешт, Венгрия (в 1949 году), со сборной ГДР (в 1951 году), сборной Румынии (в 1952 году), сборной Чехословакии (в 1953 году) и ряда других престижных международных матчей.

Игровая характеристика Один из самых универсальных и полезных футболистов команды послевоенного периода. Мощный, прекрасно физически развитый, отличался широким диапазоном действий. В интересах команды мог играть на любой позиции в поле и везде с одинаковым успехом. Смело вступал в борьбу за мяч, в единоборствах был цепок и неуступчив. Мощные удары с обеих ног, высокая скорость, надежная игра головой, умелое взаимодействие с партнерами и нестандартная обводка на широком шаге делали его грозным и опасным в тех случаях, когда он выступал в роли нападающего. На позиции полузащитника он выделялся большим объемом перемещений, чаще поддерживал атакующие действия, смело и уверенно становясь еще одним нападающим команды. На любой позиции он играл как на своей. Играл, быть может, без особых технических хитростей и ярких приемов, но всегда надежно, вдохновенно, широко, с полной отдачей сил, что называется, от души. Его наряду с Алексадром Малявкиным смело можно назвать одним из первых провозвестников того тотального, универсального футбола, что поразил мир через два десятилетия после того, как Савдунин закончил выступать на футбольных полях. Во всяком случае наличие таких выносливых, мобильных и объемно действующих мастеров придавали команде специфический колорит, оттеняли и раскрепощали действия других великолепных мастеров, позволяли команде ломать принятые в отечественном футболе тактические стереотипы и каноны, выступать необычно, свежо, незабываемо...

Был одним из сильнейших нападающих московского «Динамо» по хоккею с мячом в эти же годы (играл в хоккее с мячом до 1958 года). Быстрый, мощный, выносливый, с необыкновенно сильным ударом буквально терзал оборону соперников своими проходами, мог в одиночку решать судьбу важных и ответственных матчей. Был двукратным чемпионом страны (в 1951 и 1952 годах), 8 раз побеждал в составе команды в розыгрышах Кубка СССР по этому виду спорта.

Дальнейшая деятельность по окончании выступлений в футболе Дипломатический курьер в МИДе СССР (в 1959 – 1987 годах). Не раз на этой работе отличался смелостью и находчивостью при охране дипломатической почты, был отмечен государственными наградами. Участник Великой Отечественной войны, был разведчиком танковой бригады. Награжден в боях орденами Красной Звезды и Отечественной войны первой и второй степени.

Литература о нем: В.К.Верхолашин. Динамовцы. М., «Физкультура и спорт», 1960. 240 с. С. 105—160. В.Н.Пахомов. «С гранатой в руках, с мячом в ногах» (Интервью с Владимиром Савдуниным). «Футбол», 1999, № 19.

 



Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:02


Владимир Григорьевич Савдунин - "последний из могикан", участник ВОВ, - играл в нападении и полузащите. Его козырями были не скорость и техника, а постоянное движение, физическая сила и, главное, пушечный, как тогда говорили, удар. Именно таким ударом в девятину забил он один из своих последних голов в ворота приехавшего в Москву на гастроли лондонского "Арсенала".

Добавил: Прадед
2016-02-01 16:56:00


Так и стоит перед глазами Владимир последних игровых лет в команде. С характерным румяным лицом, курчавыми светлорусыми волосами, в светло-буклёвом, в искру, по моде тех лет, костюме, с неизменным фибровым чемоданчиком, шагающий после матча к метро. Чаще всего - на пару с тёзкой Рыжкиным. Всегда прост и открыт для общения со встречными болельщиками. С близко знакомыми мог и расцеловаться на манер VallonDMа. Вечная ему память!

Добавил: garus
2016-02-01 16:56:00




Владимир Григорьевич Савдунин

Многократный чемпион СССР по футболу и русскому хоккею выделяется даже среди богатого яркими личностями старшего поколения российских спортсменов. В годы войны Савдунин служил в разведке, был награжден тремя орденами и многими медалями. Сегодня легенда отечественного спорта делится футбольными воспоминаниями.

Семь голов с простреленной рукой

- Родившийся в московском Лефортово в 1924 году, он учился и играл в футбол за местную команду, когда его, еще школьника, застала война. Тогда же, в 41-м, он был эвакуирован в Самару, где сыграл несколько матчей за местный “Локомотив”, выступавший в чемпионате области. В одном из таких матчей “Локомотив” обыграл команду “Крылья Советов” Московского авиационного завода.


- Должно быть, игра молодого Савдунина уже тогда обращала на себя внимание, и вскоре он вновь оказался в Москве, на том самом авиационном заводе, где до сентября 1942 года собирал в цеху моторы для советских штурмовиков. А затем, невзирая на полученную бронь, ушел добровольцем на фронт.

- Во время весеннего наступления 1944 года Савдунин был ранен в руку, и из-за переполненности фронтовых госпиталей его отправили на лечение в Москву. Там он случайно встретился с Константином Бесковым, футболистом московского “Динамо”. Он-то и уговорил Савдунина сыграть матч на Кубок Москвы с “Фрезером” за 7-й полк МВД. И раненый разведчик с перебинтованной рукой, которую удалось скрыть от судьи под длинными рукавами футболки, забил в том матче 7 голов!

- И будущее его отныне было предрешено. Вначале он оказался в 7-м полку МВД, а осенью 44-го, после выигрыша полковой команды на первенстве войск МВД, на него обратили внимание тренеры московского “Динамо”, по просьбе которых шеф бело-голубых приказал перевести перспективного игрока в команду мастеров.

- В составе этой команды Владимир Савдунин отправился осенью 1945 года в турне по Англии. Визит в Британию, однако, начался с недоразумения. Советских футболистов англичане разместили в так называемых Королевских казармах. И это была такая дыра, что руководство команды наотрез отказалось въезжать в предоставленные “номера”. В конце концов, после некоторых мытарств, русских пустил в свою гостиницу хозяин отеля “Империал” – англичанин либеральных взглядов, который польстился на “взятку” в три банки черной икры и две бутылки русской водки.

На память срывали пуговицы

- Под тренировки нам выделили маленький стадиончик, на котором вообще-то проводились собачьи бега, так что тренироваться нам пришлось в прямом смысле в загаженном месте. В этом тоже хорошо просматривалось отношение английского правительства к нам, советским людям и всему советскому, – вспоминает Владимир Григорьевич. – На наши тренировки приходило немало специалистов, которые сделали вывод, что московское “Динамо” – всего лишь хороший любительский клуб, но не более того.

- Мнение англичан переменилось после первого же матча с лондонским “Челси”, который закончился вничью – 2:2. Еще перед матчем ажиотаж был страшный, люди сидели на крышах домов вокруг стадиона и чуть ли не на бровке футбольного поля, ну а то, что творилось после матча, передать словами невозможно. С поля англичане уносили нас на руках. Вечером на банкете владелец “Челси” лорд Александр, восхищенный игрой нашего вратаря Алексея Хомича, предложил ему перейти в английскую команду, причем сумму контракта тот мог запросить любую, но Леша заявил, что не продается, и его горячность немало позабавила чопорных англичан.

- И все время, пока мы жили в Англии, мы чувствовали пристальное к себе внимание английских спецслужб. Они обыскивали в наше отсутствие номера, шарили по чемоданам. Был однажды такой случай. Идем мы по коридору – я, Хомич, Сашка Назаров и защитник Никульцев, и навстречу нам идет мужик в знакомой мне шляпе. Я Назарова толкаю и говорю: “Сашка, гляди, шляпа-то твоя”. Из ателье КГБ шляпа, особенная. Ну, мы вора этого скрутили и в номер, а там начали бить. Потом полицейские сказали нам, что это жулик, шляпу вернули, извинились, а изрядно помятого агента увели с собой. Обыски в наших номерах на время прекратились, правда, затем начались вновь. Мы этого агента между собой прозвали Джеймсом Бондом…

- Второй матч с “Кардифф сити” мы выиграли 10:1. Затем сыграли вничью с “Глазго Рейнджерс”. А в заключительном матче против лондонского “Арсенала” англичане выставили практически свою сборную. Начинался этот матч в таком густом тумане, что в пяти шагах ничего уже видно не было. Мы даже предлагали англичанам перенести игру, но они тогда уперлись. Однако после первого гола, забитого в их ворота, уже английский тренер подбежал к нашему, предлагая перенести игру, Матч все-таки был доигран до финального свистка и закончился нашей победой – 3:2.

- К тому времени мы уже стали в Англии знаменитостями, нас узнавали на улицах, а стоило нам зайти в магазин, как торговля в нем замирала, покупатели и служащие смешивались в одну толпу, обступали нас, протягивали ручки, газеты, блокноты для автографов, наперегонки старались пожать руки, хлопали по плечам, а некоторые даже норовили оторвать что-нибудь от одежды на память. Ясное дело, больше всего страдали пуговицы. Еще англичан очень удивляла наша сдержанность на поле после забитых мячей, так не похожая на безумный восторг сегодняшних форвардов.

- Кроме того, все 33 дня нашего пребывания в Англии они не оставляли попыток узнать, чем же все-таки нас кормят. К слову, ели мы только те продукты, что привозили в наше посольство из СССР, ничего “местного”. Одному фоторепортеру каким-то чудом удалось добраться до нашей кухни и сделать там пару снимков, однако на обратном пути его поймали коллеги-журналисты, отняли фотоаппарат и не просто засветили, а в клочья разодрали пленку.

- После того памятного турне Владимир Григорьевич еще десять лет выступал за московское “Динамо”, четырежды становясь чемпионом Союза в футболе и дважды – в хоккее с мячом. Играл он и в “шайбу”, причем тоже на весьма приличном уровне, однако эта грань его таланта так и не раскрылась – потому что встало на “дыбы” его футбольное начальство, не желавшее подвергать игрока тройным нагрузкам. А вот Кубок СССР бывшему разведчику удалось подержать в руках лишь однажды.

- Закончив выступления, Савдунин изучал английский язык, вместе с Хомичем закончил фотолекторий в Доме журналиста. Его даже приглашали в начале 60-х на работу в “Советский спорт”. Некоторое время он трудился в Комитете госбезопасности, а потом был переведен на работу в МИД дипкурьером. Тогда казалось, что временно, а оказалось – надолго. И на этой службе случались с ним забавные истории. В середине 80-х наш герой с коллегой летели транзитом через Англию. Их самолет совершил вынужденную посадку в Глазго, а у наших дипкурьеров не было английской визы. Пока чинили самолет, пассажиров запустили в зал ожидания и забыли. Однако столь непочтительное отношение к нашим гражданам разительно переменилось после того, как один из служащих аэропорта признал в Савдунине одного из русских футболистов, приезжавших в 45-м году на матч с местной командой. Больше англичане не смотрели на них как на опасных советских шпионов, а совсем наоборот, приняли их как дорогих друзей, забросав многочисленными вопросами.

Верю в лучшее

- Владимир Григорьевич – человек деятельный, всегда стремившийся к чему-то новому. Окончил институт физкультуры, Высшую школу тренеров. Из МГИМО ушел с четвертого курса – не видел для себя дальнейших перспектив на этом поприще, слишком поздно, по его мнению, было начинать служебный рост в 40 лет. Так вот и проездил три десятилетия с курьерской сумкой. Совсем недавно, к 100-летию футбола, его наградили орденом “За заслуги перед Отечеством”. Почти в то же время создал фонд своего имени, нашел спонсоров, готовых помочь обедневшим одиноким или больным ветеранам. Вот только в последнее время дела у фонда идут не очень хорошо. Но Владимир Григорьевич верит, что все изменится к лучшему, как верит и в то, что рано или поздно наш футбол вновь вернет себе славное имя. И западные клубы будут считать удачей скромную ничью в матче с чемпионом России.

автор Вячеслав ПРОХОРОВ (C)

Добавил: samolet
2017-05-14 07:12:17




Владимир Савдунин:
"Футбол не снится - все больше война"08.05.2008

Он - единственный доживший до наших дней участник легендарного английского турне московского "Динамо" 1945 года. И один из немногих футболистов-фронтовиков, кто завтра встретит 63-ю годовщину Победы. В канун которой мы и встретились с четырехкратным чемпионом СССР по футболу и двукратным - по русскому хоккею.

ФИЗПОДГОТОВКА С ВЕДРАМИ

Отец Владимира Савдунина, Григорий Яковлевич, работал в гараже Совета Министров СССР и возил крупного партийного и государственного деятеля Авеля Енукидзе. Формальная близость к сильным мира сего не приносила, однако, семье особых материальных благ. Жили Савдунины в трех комнатках в подвале двухэтажного деревянного дома неподалеку от Яузы. Каждую весну квартиру заливало, и тогда Григорий Яковлевич клал на пол кирпичи, а на них - старые доски. Впрочем, никому из Савдуниных не казалось, что судьба их в чем-то обделила: примерно так же жили и все вокруг. Из обклеенного черной бумагой репродуктора неслись песни Дунаевского, в кино шли фильмы Александрова, и казалось, что лучше такой жизни и быть не может…

Много позже футболист Владимир Савдунин поражал и специалистов, и зрителей силой, скоростью и выносливостью. После его ударов вратари порой вместе с мячом влетали в ворота, а на последних минутах матча он действовал так, будто и не знал усталости. Столь же неудержимым был он и на хоккейном поле.

- Силенки я набрался потому, - объясняет Владимир Григорьевич, - что в детстве мне приходилось выполнять тяжелую домашнюю работу. Водопровода у нас не было, и за водой я бегал на улицу, к колонке. Полдня, бывало, ведра таскаешь, а надо еще и дров наколоть, и печку протопить… Ну а зимой были и другие "упражнения": в наш двор свозили снег с близлежащих улиц, и к весне там вырастали сугробы метра в полтора. Когда снег начинал подтаивать, мы разбивали его ломами, лопатами и выбрасывали на улицу - под колесами машин он быстрее таял…

К занятиям физкультурой Володю приучил его дядя, который выступал за команду общества "Старт", представлявшую профсоюз шоферов. Володя приходил на все матчи, в которых тот участвовал, а в 15 лет и сам приобщился к футболу: без предварительных испытаний его приняли в детскую команду "Старт".

- Мне бесплатно выдали футбольную форму, - рассказывает Владимир Григорьевич, - и это сразу же сделало меня героем в глазах наших ребят. У нас был великолепный тренер Виктор Алексеевич Бушуев, воспитавший многих отличных футболистов. Рядом со мной, например, играли Алексей Парамонов и Александр Севидов, ставшие впоследствии знаменитыми мастерами...

"ХОЧЕШЬ ЖРАТЬ - УБЕЙ НЕМЦА"

10 мая 1941 года Владимиру Савдунину исполнилось 17, а 22 июня он услышал по радио, что началась война. Известие не показалось очень уж страшным: все были убеждены, что "если завтра война, если завтра в поход", то враг будет тут же разгромлен.

- Спортивная жизнь в Москве не утихала, - вспоминает мой собеседник. - Через месяц после начала войны в парке "Сокольники" должен был состояться матч между московскими динамовцами и футболистами общества "Старт", в команду которого меня включили. Я играл на правом краю против очень известного в те годы защитника Ивана Станкевича. Матч мы, к удивлению многих, выиграли - 4:2. Позже мне говорили, что я попал на заметку тренерам бело-голубых, но вскоре немцы подошли к Москве…

Правительство эвакуировали в Куйбышев (ныне Самара), туда же направили и Савдунина-старшего. Володя работал слесарем в гараже Совмина и играл в местном "Локомотиве". 1 мая 1942 года принял участие в матче с московскими "Крыльями Советов", который закончился победой куйбышевской команды. Когда немцы были отброшены от столицы, вернулся в Москву, пошел работать на авиазавод.

- Однажды ехал в трамвае на работу, и меня одолели мысли о том, что вот я, здоровый парень, сижу здесь, в тылу, в то время как идет такая страшная война. Казалось, все смотрят на меня с осуждением… В тот же день подал заявление о том, что хочу добровольцем пойти на фронт.

Савдунина направили в Ярославль, в пехотное училище, где он провел несколько зимних месяцев. Когда же наши части попали под Харьковом в критическое положение, курсантов бросили им на помощь.

- И в первом же бою нас разбили, - рассказывает Савдунин. - У нас была одна винтовка на пятерых, рядом стояла пушка, но у артиллеристов было только три снаряда. А на нас шли танки. Люди сходили с ума. В бой мы шли голодные. Командиры говорили нам: "Хочешь жрать - убей немца". У немцев было все, а у нас - кусок сахара да черный сухарь. Таких сухарей я никогда раньше не видел: здоровый и так пересушен, что топором можно рубить. Есть его можно было, только размочив в кипятке. Еще давали кусок рыжего сала, не знаю даже, где такое доставали. После того боя нас расформировали. Меня направили под Воронеж, а потом в Льгов под Курском. Воевать я продолжил уже в разведвзводе, куда отбирали самых сильных и выносливых.

ВСТРЕЧА В ЛЕНИНГРАДЕ

43-й год. Группа разведчиков получила задание пробраться в немецкий тыл и захватить мост через Южный Буг у села Джулинка.

- Ночь, валит густой снег, по дороге бредут отступающие немцы, а мы, обгоняя их, едем на броне танка, - вспоминает Владимир Григорьевич. - Немцы идут, не глядя на нас и не сомневаясь, что этот танк, конечно же, свой… И вот так, без единого выстрела, мы подъехали к Южному Бугу. Смотрим - немецкий танк - и никакой охраны. Кто-то из наших дотронулся до него - он еще теплый. Нетрудно было догадаться, что танкисты пошли передохнуть в деревню. Решили их навестить. Нас было 15 человек. Войдя в деревню, прошли по улице в одну сторону, потом в другую. Смотрим - в домах горят свечи и сидят немцы. Открыли по ним огонь, потом бросились к мосту, заняли оборону и пустили ракету, дав сигнал своим, что мы, мол, на месте.

Шансов уцелеть у разведчиков было мало: для отступавших немцев этот мост был дорогой к спасению. Но на помощь неожиданно пришли… румыны, стоявшие по ту сторону Буга. Когда немцы вступили на мост, румынские союзники встретили их огнем, приняв за русских. Пытаясь спастись, немцы бросались на лед, и он под ними подламывался…

- А нам, - рассказывает Савдунин, - по радио дали приказ: перейти на другой берег. Мы сели на броню и поехали, но вдруг раздался взрыв, и танк, проломив лед, пошел на дно. Хорошо, было неглубоко: башня всего на метр ушла под воду. Я сбросил ватник, нырнул и помог командиру выбраться. Больше никого спасти не удалось. Отстреливаясь, оттащил танкиста (потом узнал, что его зовут Николай Егоров) в ближайшую хату.

Савдунин, конечно, не мог предположить, что когда-нибудь вновь встретится с человеком, которого вытащил из танка. Однако судьба, призвав в помощь футбол, позаботилась и об этом. Шел то ли 46-й, то ли 47-й год. В Ленинграде московское "Динамо", за которое он выступал, играло с "Зенитом". И за час до игры афиша встречи попалась на глаза тому самому Егорову, который учился в Ленинграде в военной академии. Увидев фамилию Савдунин, он застыл на месте: "Неужели тот самый?" И после игры пришел в динамовскую раздевалку…

- Я не поверил своим глазам, - рассказывает Владимир Григорьевич. - Обнялись, расцеловались, и оба заплакали...

СИМПАТИЧНЫЙ НЕМЕЦ

- В памяти порой остаются вовсе не те операции, за которые ты получил медаль или орден, - продолжает он. - Я, например, никогда не забуду, как после битвы на Прохоровском поле нас, разведчиков, посадили на танки и бросили в бой как десантников. Наш танк подбили, атака сорвалась, и мы под огнем стали пробираться к своим. Я отстал, и меня взяли на прицел немцы - корректировщики огня, занимавшие позицию на холме. Я ползу, а пули свистят все ближе и ближе. Ну, думаю, сейчас подстрелят… Вскочил и бросился бежать. Километра через полтора-два добежал до передовой. Упал в окоп, еле отдышался, а солдаты мне говорят: "Ну, брат, ты и бежал, елки-палки - никогда такого не видели". Когда же добрался до своей бригады, командир сделал мне выговор: ты-то, мол, куда пропал? Разведчики уже новое задание получили, а ты все где-то шляешься! "Пойду назад, - отвечаю. - Постараюсь захватить кого-нибудь из корректировщиков". Вернулся на передовую. "Видите вон тот бугор? - сказал солдатам. - Я пойду туда, а вы прикройте меня огнем". Я не боялся смерти. Убьют? Ну и черт с ним…

Добежал до бугра, взобрался наверх. Смотрю: в окопе сидят двое немецких наблюдателей. Дал по ним очередь - и в окоп. Один - убит, а второго ударил прикладом по голове. "Давай, - говорю, - вниз". И он без перевода прекрасно меня понял. Усадил его у подножия холма и, время от времени "успокаивая" кулаками, стал ждать, когда за мной придет танк… Когда, наконец, оказался среди своих, подошел командир части: "Надо немца отвести в штаб". Пошли. Перед нами - чистое поле, вокруг - ни кустика… И тут в небе появляется немецкий самолет и начинает за нами охотиться. Мы бросаемся на землю, вскакиваем, бежим и снова падаем. Немец бежал ничуть не хуже меня - никому ведь не хочется умирать... Привел пленного в штаб и вернулся к своим. А на следующий день - бывает же такое! - снова с ним повстречался. Мы доставили в Курск наших ребят, погибших во время последнего боя. Пришли в церковь, попросили священника, чтобы отпел, как полагается, и на грузовике поехали обратно. Смотрим - навстречу везут пленных. И среди них - мой немец. Узнал меня, улыбнулся, помахал мне рукой. Рад был, что остался жив. Я хорошо его запомнил: симпатичный такой мужик, примерно такого же телосложения, что и я…

ВМЕСТО БЕСКОВА

Владимир Савдунин был награжден двумя орденами Отечественной войны и двумя - Красной Звезды. После третьего ранения, полученного в мае 44-го в Румынии, под Яссами, его направили на лечение в Москву.

- В один прекрасный день у ворот стадиона "Динамо" встретил Костю Бескова, который служил в 7-м полку МВД. Мы с ним познакомились еще до войны в Лефортове. Там у озера была танцверанда, куда частенько приходил Костя, чистенький, подтянутый и всегда с галстучком…

Бесков рассказал мне, что команда его полка, за которую он играл, должна была выступить в игре на Кубок Москвы, а он не имел права принять в ней участие, так как был уже приглашен в команду мастеров московского "Динамо". "Сможешь сыграть вместо меня?" - "Конечно, смогу", - сказал я, не сомневаясь в том, что сыграю ничуть не хуже, чем когда-то. И, выйдя вместо Кости на поле в матче с "Фрезером", забил семь голов. Командир полка спросил: "Кто этот парень?" - "С фронта приехал, - ответил Костя, - а сейчас лечится".

Через несколько дней меня зачислили в 7-й полк МВД, а когда в конце 44-го мы выиграли первенство войск МВД, пригласили в московское "Динамо", где тренером был Михаил Якушин.

РУЖЬЯ "ЗАУЭР" ВМЕСТО КОЛЫМЫ

В 1946 году "Динамо" неудачно начало сезон, проиграв три матча из шести. Команда здорово отставала от лидеров, и игроки чувствовали, что это им так не пройдет. И не прошло…

- Однажды, когда мы пришли тренироваться, - вспоминает Савдунин, - к нам приехал помощник министра внутренних дел Иван Кузнецов. Едва поздоровавшись, приказал: "Давайте все на Лубянку, к министру". Вместе с нами отправились председатель ЦС "Динамо" Куприянов и председатель Московского совета нашего общества Буров.

Нас привели в огромный зал заседаний. По одну сторону стола сидели заместители министра и начальники управлений, в самом конце - министр МВД Круглов. По другую сторону усадили нас. Разборку начали с Хомича: "Какой ты тигр (у Хомича было такое прозвище)? Ты кошка драная…. Играть не умеешь! А вы что смотрите? Вам не стыдно? Подводите свое министерство…"

"Как там у нас на Колыме? - обратился Круглов к одному из генералов. - Есть свободные бараки?" - "Конечно, есть, товарищ министр. Сколько угодно…"

"А каково ваше мнение?" - обратился он к другому генералу, и тот с готовностью ответил: "Надо еще проверить, советские ли они люди".

Мы сидим как пришибленные, а начальники, переходя на мат, продолжают нас шерстить. Но в этот момент слово взял генерал-лейтенант Евгений Петовранов: "Ладно, ребята, не обижайтесь. Надо взять себя в руки, ведь вы вице-чемпионы страны, обыграли англичан..."

А Круглов уже совсем другим тоном спрашивает: "Какую вы получаете зарплату?" - "От 900 до 1500 рублей, хотя почти все динамовцы - члены сборной СССР. А в "Спартаке" игрокам, входящим в сборную, платят 3 тысячи".

"Ладно, мы об этом подумаем… Сколько матчей вам осталось сыграть?" - "Шестнадцать". - "Так сколько же я вам должен заплатить, чтобы вы хорошо играли? Так… за каждую игру я вам буду конвертики с деньгами выдавать. С кем у вас следующая встреча?" - "С ЦДКА". - "Если ЦДКА обыграете, всем подарю ружья "Зауэр".

Буров: "Нельзя им ружья давать - они же перестреляют друг друга". - "Это не ваше дело. Они их продадут и получат деньги. Хорошо. А потом с кем?" - "Со "Спартаком". - "Выиграете - подарю по аккордеону". - "Да они же играть не умеют", - опять Буров. "Это не ваше дело, я сказал. Продадут и получат деньги. Всем присваиваю звание капитана, и будете получать четыре с половиной тысячи рублей плюс за ордена. Словом, обижены не будете. Какое займете место, если выиграете все встречи?" - "Второе". - "Если станете вторыми, каждому подарю по мотоциклу "Ява". Буров и Куприянов и тут не утерпели: "Они же разобьются…" - "Сколько можно говорить, что это не ваше дело? И кроме того, каждую неделю вам будут привозить наши продукты: незачем вам ходить по магазинам".

Думаю, эта щедрость объяснялась тем, что наши руководители набрали тогда в счет репараций с Германии столько барахла, что не знали, куда его девать. Ну а в магазины ходить и вправду не стоило: в них почти ничего не было.

"Ну что же, - сказал на прощание Круглов, - давайте договоримся: будете добросовестно относиться к своему делу и играть так, как надо, - все это получете". И вышел. Вслед за ним рванули и остальные начальники. Мы же еще минут сорок, наверное, сидели. Вдруг вбегает Кузнецов: "Чего вы здесь сидите?" - "Не знаем, куда ехать - в Бутырку или сразу на Колыму…" - "Вас ждет автобус. Отправляйтесь на тренировку".

Пока минут сорок ехали на стадион, нас из капитанов разжаловали в лейтенанты. Оказывается, наши руководители провели дополнительные переговоры с Кругловым: "Как же так? Мы капитаны, а если и футболисты станут капитанами, как же мы сможем ими руководить?" Так мы и остались лейтенантами.

- А мотоциклы-то получили?

- Нет. Их направили в динамовскую секцию мотоспорта, а вот ружья и аккордеоны нам выдали.

…Его часто преследует сон - на него наезжает танк:

- Однажды в разведке мы с товарищем устроились под танком. Вдруг откуда-то появились немцы, и танк стал разворачиваться. Как нас не раздавил, не знаю…

- А футбол не снится?

- Нет. Только военные сны повторяются...

Андрей БАТАШЕВ




08 мая 2008 Спорт-Экспресс (С)

Добавил: samolet
2017-05-14 07:12:17


Он был из числа тех, кто в далекие 40–50-е годы предугадывал эру так назы-ваемого тотального футбола. Трудно, пожалуй, и просто невозможно назвать еще такого футболиста в этот период, который был бы в состоянии с одинаковым ус-пехом играть в поле на любом месте, на любой позиции. Причем, он менял игро-вые амплуа, роли не в связи с возрастными изменениями – ведь многие известные футболисты меняли свое место в команде по достижении определенного возраста, с наступлением которого утрачивались кое-какие качества, а по тактическим соображениям своих тренеров, т.е. на один матч его могли поставить, скажем, в центре нападения, в другом, через несколько дней, перевести на позицию крайнего нападающего, а в третьем он мог выйти на поле с номером, говорящим о его месте среди защитников. Напомним, что в те годы нумерация игроков была жестко связана с их позициями. За 13 сезонов, которые он провел в московском «Динамо», он играл во всех линиях, характерных для полевых игроков, в нападении, полузащите, защите. Причем на восьми местах из возможных десяти. И во всех своих амплуа он проявлял два характерных качества – прежде всего настойчивую борьбу за мяч и, во-вторых, завидную нацеленность на атаку. Он никогда не избегал силовых единоборств, напротив, потеряв мяч, с охотой вступал в борьбу за него. При этом он всегда действовал строго в границах правил, никогда не допускал грубых приемов исподтишка, и всегда открыто не упускал случая усмирить порой зарвавшегося грубияна. Волевой, обладающий завидными физическими данными – мощным телосложением, приличной скоростью, большой выносливостью, он никого не боялся на поле и всегда действовал открыто, честно, с полным уважением к себе и сопернику. И еще одно ценное качество отличало Савдунина-футболиста – он всегда знал, для чего существуют ворота соперника. Он имел мощный, плотный, прекрасно поставленный удар с обеих ног и часто беспокоил вратарей ударами с любого расстояния, иногда метров с 20–30. Бывали случаи, когда он забивал мячи почти с центра поля. Именно так он забил такому прекрасному вратарю, каким был тбилисский динамовец Владимир Маргания, 23 мая 1953 года. Играя крайним защитником, он регулярно подключался к нападению, действуя подчас как заправский форвард. В роли центрального нападающего он умело использовал обводку и игру в «стенку». Выступая на фланге, он любил со-вершать сольные проходы по бровке с последующими прострелами вдоль ворот. В последние годы Владимир Григорьевич чаще стал появляться на поле в роли полузащитника, и на этом месте сокрушительными дальними ударами снискал себе славу «грозы вратарей».
В.Г. Савдунин играл в «Динамо» с 1944 по 1956 годы, а в хоккее с мячом до 1958 г., и команда в этот период ни разу не опускалась ниже пятого места (в 1951 г.). Четырежды «Динамо» становилось чемпионом страны – в 1945, 1949, 1964 и 1955 гг. – пять раз занимало второе место – 1946, 1947, 1948, 1950, 1956, один раз третье – в 1962 г. и лишь дважды не сумело занять призового места (в 1951 – 5-е, в 1953 – 4-е). За время выступления в футбольной команде он провел в чемпионатах страны 186 матчей и забил в них 62 гола, т.е. в каждом своем треть-ем матче он отмечался голом. В розыгрышах Кубка СССР успехи были скром-нее – лишь в октябре 1953 г. он стал в составе команды обладателем Кубка стра-ны, еще дважды – в 1949 и 1950 гг. играл в финальных играх этого турнира. Всего в розыгрышах этого почетного трофея за ним числятся 28 игр и 8 мячей.
Много запоминающихся встреч на счету этого мастера и на международ-ном уровне. Он был участником знаменитых поездок московского «Динамо» в Великобританию (1945), Скандинавию (1947), Францию (1954), Италию (1955), играл в Москве с такими популярными клубами как «Партизан» (Белград), «Ва-шаш» (Будапешт), «Юргорден» (Стокгольм), «Арсенал» (Лондон), «Жиронда» (Бордо), сборной Чехословакии. Всего за его плечами 32 международных встречи и 4 забитых мяча.
Не менее ярко выступал Савдунин («Дуня», как ласково звали этого спортсмена на трибунах) и в хоккее с мячом. Здесь он, как и в футболе, действовал на разных позициях. Но, в отличие от футбола, строго последовательно и в направлении от своих ворот к чужим – начинал защитником, а кончил нападающим, причем ведущим, смело бравшим игру на себя и зачастую решавшим судьбу многих самых важных для коллектива игр. В хоккее с мячом также выделялся выносливостью, широким диапазоном действий, высокой скоростью, нестандартной обводкой, сильнейшим ударом с обеих рук. Внушителен список достижений и наград Савдунина и в этом виде спорта – двукратный чемпион страны 1951 и 1952 гг., второй призер чемпионатов 1950 и 1954 гг., восьмикратный (причем подряд!) обладатель Кубка Советского Союза. Всего в официальных соревнованиях Владимир Григорьевич провел 129 игр, из них в чемпионатах 92, и забил 85 голов, из них 68 – в чемпионатах страны. В 1954 г. по совокупности заслуг в футболе и хоккее с мячом нашему юбиляру было присвоено звание заслуженного мастера спорта.
В становлении спортивного характера В.Г. Савдунина свою роль сыграла и война. 18-летним юношей он добровольцем ушел в сентябре 1942 г. в армию, был направлен в пехотное училище, но недоучившись, из-за тревожного положения на фронтах стал участвовать в жестоких боях в составе разведроты танкового корпуса. С весны 1943 г. по май 1944 г. он прошел с боями от Белгорода до границы с Румынией, принимал участие в сражении на Курской дуге, освобождал Киев, Винницу, Молдавию. Дважды был ранен, награжден тремя боевыми орденами – дважды орденами «Красной Звезды» и орденом «Отечественной войны», многочисленными медалями.
Военная и спортивная закалка помогли Владимиру Григорьевичу достойно справляться с нелегкими обязанностями дипкурьера Министерства Иностранных дел СССР, где он с 1958 г. проработал около тридцати лет. Несколько раз он рисковал жизнью, но всегда обеспечивал сохранность и неприкосновенность порученной ему дипломатической почты.

Добавил: Клим
2017-01-19 17:46:28

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)