Саная Вальтер Виссарионович.    24 сентября 1925 - 29 октября 1999. Игр: 70, голов: -78. Динамо Тбилиси (1946) - Динамо Тбилиси (1954).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.1947100.00011
2.1948100.0001
3.194914-10-0.7114-10-0.7112-8-0.662-2
4.195019-20-1.0519-20-1.0517-15-0.882-5
5.195115-24-1.6015-24-1.6014-20-1.421-4
6.195221-27-1.2814-16-1.1412-12-1.002-47-11
7.19537-8-1.147-8-1.147-8-1.14
-Об:78-89-1.1470-78-1.1163-63-17-158-11


Вальтер Виссарионович Саная (24 сентября 1925, Очамчира, ЗСФСР — 29 октября 1999, Москва) — советский футболист, вратарь.

Начал играть в 1940 году в Очамчире в юношеской команде «Стрела», с сентября 1940 играл в юношеской команде «Динамо» (Тбилиси). В 1941—1943 выступал в «Динамо» (Сухуми), с 1944 по август 1946 — в «Динамо» (Тбилиси).

Наибольших успехов добился, играя в составе московского «Динамо» с сентября 1946 по 1953. В 1949—1952 на равных конкурировал с Алексеем Хомичем. Действовал на поле смело и решительно, обладал отличной реакцией и прыгучестью. Выделялся хорошей вратарской техникой, уверенностью действий, умением отражать удары в эффектных бросках. Стал одним из первых в СССР практиковать игру по всей штрафной площади. Считается первым наставником Льва Яшина.

В 1954 году вернулся в «Динамо» Тбилиси, закончил карьеру в «Нефтянике» Баку (1955—1956). Провёл в чемпионатах СССР 95 матчей.

Дальний родственник российского вратаря Зураба Саная.

Скончался 29 октября 1999 года, похоронен на 10-м участке Троекуровского кладбища в Москве.


Чемпион СССР 1949.
Серебряный призёр 1950.
Бронзовый призёр 1945, 1952.

* Финалист Кубка СССР 1950.
* В списке «33 лучших футболистов СССР» — № 2 (1950), № 3 (1952).

Добавил: 4О%
2016-02-01 16:56:00


Вальтер Саная
Саная прибыл в московское «Динамо» в конце 1946 года переводом из Тбилиси после конфликта в местной динамовской команде, в результате которого он был выведен из основного состава. В Москве Вальтер стал тренироваться с огромным желанием, неистово бросаясь за каждым направленным в его ворота мячом. Он был взрывным, реактивным, к тому физически сильным, смелым, решительным, мог ловить мяч в эффектных бросках. Якушин ему посоветовал больше работать над вратарской техникой, надежностью своей игры, чтобы он умел чётко принять мяч. Тренер также обратил внимание новобранца на выработку хладнокровия, общего понимания игры, правильного выбора места в воротах, и сразу же почувствовал полное доверие к своим советам. Уже в первый год Вальтер заблистал в воротах дублёров, стал действовать чётко, уверенно и почти после каждой игры был числе лучших.
Якушин сразу понял, что он на голову выше других вратарей-резервистов, и привлёк его к тренировкам в основном составе. И сразу же заметил, как появление Саная в команде насторожило основного вратаря. С одной стороны, Хомич стал строже относиться к себе и более качественно работать на тренировках, с другой – очень ревниво отнёсся к конкуренту и ни в какую не шёл на уговоры подменяться хотя бы на 20-30 минут в уже выигранных матчах. Между тем, Вальтеру для спортивного роста явно недостаточно было игровой практики в дубле.
Накануне необычайно длинного сезона 1949 года Якушин понял, что пришло время для серьёзного изменения подхода к вратарям. Сначала он ставил Саная на более лёгкие игры, но затем в результате случавшихся повреждений у Хомича стал выпускать и на ответственные. В этот сезон в команде стало два равноценных вратаря, поскольку Саная по силе своей игры уже не уступал Хомичу. Конечно, у него случались ошибки, он всё же не всегда обуздывал свой темперамент, порой излишне далеко выбегал из ворот, не успевал к мячу и получал его «за шиворот», но за этими действиями видно было стремление играть по всей штрафной площади. В нескольких матчах Саная буквально вытаскивал команду из тяжёлых ситуаций, особенно запомнился его выход на замену в драматическом осеннем матче со «Спартаком», закончившемся победой бело-голубых 5:4. Учитывая роль Вальтера в чемпионском успехе, «Динамо» направило просьбу выдать ему золотую медаль, хотя до нормы ему не хватало пяти игр, и получило согласие.
Увы, именно взрастившему Саная тренеру пришлось и отчислить его из команды. Вернувшись в московское «Динамо» в 1953 году после трёхлетнего отсутствия, Якушин обнаружил у вратаря явные признаки барства и зазнайства и расстался с ним. Тот поиграл ещё в тбилисском «Динамо» и бакинском «Нефтянике», а закончив с футболом, работал долгие годы на ответственных постах в одном из промышленных министерств.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:06


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


А 20 лет назад он оставил футбол, решив больше никогда к нему не воз-вращаться. Окончив юридический институт, Вальтер Виссарионович долгое вре-мя был на ответственной работе в системе пищевой промышленности. В 1966 г. закончил еще один институт, экономический. Сейчас Саная – начальник Управ-ления Министерства топливной промышленности СССР. Казалось бы, за годы напряженной работы в народном хозяйстве воспоминания о футболе должны сте-реться, отойти на второй план. И все-таки...
«Мне часто снится футбол, – говорит Вальтер Саная, – стадион «Динамо», товарищи по команде, даже гул трибун слышу. Подумать только, ведь прошло столько лет...»
Рассказывая о своей футбольной биографии, он не напрягает память. Эпи-зоды прошлого стоят перед ним, как на ладони.
«Футбольный мяч поселился в нашем доме, когда меня еще не было на свете. Брат, который старше меня на 14 лет, увлекался футболом и в 30-е годы был одним из сильнейших нападающих сборной Абхазии. Меня же привлекла игра вратаря. В то время к нам в Очамчире каждую весну приезжали на трениро-вочные сборы лучшие команды страны. Я с восхищением следил за Анатолием Акимовым, Михаилом Леоновым, Александром Дороховым, Амираном Ткебуча-вой и особенно, Антоном Идзковским, игравшим очень тонко, изящно, красиво. Часто становился рядом с их воротами, и когда мяч летел мимо, я бросался за ним, пытаясь поймать.
В 15 лет я обладал уже высоким ростом, мощным телосложением, и тренер местной «Стрелы» Василий Андреевич Донской пригласил меня в команду. Я стал основным вратарем «Стрелы», успешно выступавшей в чемпионате Цен-трального совета общества. Мы стали победителями чемпионата.
В 1940 г. меня приняли в тбилисское «Динамо», которым руководил тогда Михаил Павлович Бутусов. Здесь моими учителями были два замечательных вра-таря Александр Дорохов и Амиран Ткебучава. О Дорохове написано много и по заслугам. Я бы хотел рассказать о Ткебучаве. По манере он очень напоминал Идз-ковского, играл красиво, элегантно, технично. Амиран Иванович был к тому же удивительно добрым, отзывчивым человеком и, хотя видел во мне «конкурента», неустанно учил меня, объясняя каждую мелочь, анализируя ошибки. Тяжелая травма прервала спортивный путь этого отличного вратаря. Его знали и любили не только в тбилисском «Динамо», но и в московских командах.
Мой дебют в чемпионате страны состоялся 13 мая 1945 г. в матче с ленин-градскими динамовцами. К тому времени уже закончили выступать Ткебучава и Дорохов. Два года выступал я за динамовскую команду Тбилиси, а 15 сентября 1946 г. перешел в московское «Динамо».
– Чем был вызван этот переход?
– Меня пригласил Михаил Иосифович Якушин. Московское «Динамо», особенно после триумфальной поездки в Великобританию, завоевало исключи-тельную популярность. Приглашение в этот коллектив для любого игрока было большой честью.
– Но ворота «Динамо» защищал «Тигр», знаменитый Алексей Хомич. Как Вы отважились на такой поступок, на что рассчитывали?
– Такой же вопрос мне задал тогда один журналист. Перефразируя рус-скую пословицу, я ответил: «Тигров» бояться – в лес не ходить». А рассчитывал я на то, что в этой великолепной команде, рядом с Алексеем Хомичем сумею дос-тичь настоящих высот мастерства. Якушин предупреждал, что придется много работать, но я не искал легких путей.
– И эти слова подтвердились?
– Еще как! Нагрузки сначала казались мне просто страшными. К тому же я привык работать с мячом, а Якушин заставлял до изнеможения заниматься гимна-стикой, легкой атлетикой. Такие тренировки не прошли бесследно. Вскоре я по-чувствовал себя значительно легче, свободнее, стал справляться с любыми на-грузками. А «нагружали» нас с Хомичем такие первоклассные футболисты, как Леонид и Сергей Соловьевы, Карцев, Бесков, Блинков, Трофимов...
Евгений Фокин, тогда один из тренеров «Динамо», так рассказывал о тре-нировках вратарей: «Каждый из них хотел быть первым, и на тренировке они не щадили себя. Пять-шесть игроков вели непрерывный обстрел ворот, защищаемых попеременно Хомичем или Саная. Вратарь ни секунды не стоял на месте, броса-ясь то в один, то в другой угол. Проходило две-три минуты, и обессиленный, он уступал место напарнику. И в таком духе часа полтора... Кого ставить в основной состав? Это была очень трудная задача для тренеров. Сначала играл Хомич, но менялся состав обороны, и все чаще место в воротах занимал Саная».
Вальтер Саная дебютировал в московском «Динамо» в 1947 г. На следую-щий год в контрольных матчах он выступал за основной состав наравне с Хоми-чем, но тяжелая травма вывела его из строя на весь сезон. В 1949 г. динамовцы завоевали титул чемпионов страны. Золотые медали получили оба вратаря Алек-сей Хомич и Вальтер Саная.
– Как складывались ваши отношения с Алексеем Хомичем в условиях по-стоянной конкуренции?
– Когда я пришел в команду, Алексей Петрович, как и все динамовцы, принял меня очень дружелюбно. Никаких секретов от меня у него не было. Мы вместе готовились к матчам и за кромкой поля оставались друзьями. Я поражался его удивительному трудолюбию, благодаря которому он многого достиг не толь-ко в футболе, но и в жизни. Мы знали, что тренеры руководствуются принципом: на поле выходит тот, кто сильнее, верили им, и поэтому никаких конфликтов, взаимных претензий между нами не было.
– Кто внес наибольший вклад в формирование Вас как футболиста?
– В первую очередь Якушин. Я уже сказал о том, сколько сил и времени он уделял мне. Он сумел открыть для меня такие тактические горизонты, о которых я тогда и не подозревал. Очень много мне дали динамовские ветераны Сергей Сергеевич Ильин и Евгений Васильевич Фокин, также жертвовавшие личным временем, чтобы лишний раз позаниматься со мной. Очень благодарен я всем своим товарищам по команде, без которых я не стал бы хорошим вратарем. Особую роль в нашей команде играл врач Алексей Семенович Найденышев, отличный специалист в области спортивной медицины, в вопросах режима и подготовки к матчам. Он опекал меня в первые дни пребывания в команде, научил правильно строить распорядок дня, работу и отдых.
– Как Вы чувствовали себя первое время, выходя на поле вместе с такими выдающимися футболистами, какими были тогда Ваши партнеры по москов-скому «Динамо»?
– И сначала, и потом их присутствие на поле вдохновляло и воодушевляло меня. Если в ходе матча мы проигрывали, я никогда не терял веру в окончатель-ный успех, надеялся, что Карцев или Соловьев, Бесков или Трофимов обязательно забьют, не могут не забить. Эти мастера умели найти выход из самых безвыходных положений. Если мы все же проигрывали (а это случалось очень редко), то вся команда покидала стадион с черного хода, стыдясь показаться болельщикам на глаза, и жила в нетерпеливом ожидании очередного матча, чтобы на поле доказать случайность поражения.
Николай Тимофеевич Дементьев, заслуженный мастер спорта, спартаковец с 1946 г., а значит, постоянный соперник динамовцев на поле, так вспоминает об игре Саная: «Очень яркий был вратарь, очень смелый. С отличной реакцией и прекрасной техникой. «Смотрелся» на поле всегда хорошо: аккуратно одетый, подтянутый. И играл эффектно, очень красиво. Финальный матч на Кубок между нашими командами в 1950 г. защита «Динамо» провела неожиданно слабо. «Спартак» победил 3:0, но счет лишь отчасти отразил наше большое преимущество. От полного разгрома «Динамо» спас Саная, с блеском отражавший самые разнообразные удары спартаковских форвардов, следовавшие почти непрерывно».
И снова вопрос Вальтеру Саная:
– Какой матч из сыгранных Вами наиболее запомнился?
– Встреча второго круга чемпионата страны 1949 г. с московским «Спартаком». Очень драматичный матч.
Вот как описывал эту встречу в книге «Динамовцы» Владимир Верхола-шин: «Якушин хотел сменить Хомича после третьего гола – и не успел: в ворота влетел еще один мяч. «Динамо» проигрывает – 3:4. Но момент не был упущен. На поле появился Вальтер Саная. Он сразу включился в атмосферу борьбы. Резкий и стремительный, он смело кидался на мяч. Трижды Саная спасал ворота от неми-нуемых голов. Команду окрылила вдохновенная игра вратаря, и динамовцы с но-вой силой бросились в атаку. Вот Савдунин, уведя за собой Василия Соколова, дает возможность Бескову спокойно забить гол.
До конца игры всего пять минут. Счет 4:4. А атмосфера на поле все нака-ляется. Удары динамовцев следуют один за другим. В этом натиске – и отвага, и сознание собственной силы, и несокрушимая воля к победе. И он приносит успех. С линии штрафной площади Савдунин неотразимым ударом забивает пятый, решающий гол».
– Кого из нападающих команд-соперников Вы опасались больше всего?
– В 1946 г. журнал «Физкультура и спорт» проводил такую анкету среди вратарей ведущих команд страны. Я тогда выступал в тбилисском «Динамо», и накануне мы проиграли своим московским одноклубникам, которые забили в те-чение трех минут три гола из-за грубейших ошибок нашего центрального защит-ника. Так вот, отвечая на вопрос журнала, я сказал, что не боюсь никого, кроме своего центрального защитника, из-за которого мне забили три гола за три мину-ты.
Если же говорить серьезно, то очень опасался Боброва, Пономарева, Г. Фе-дотова. Но Боброву, кроме двух голов в 1945 г., не удавалось забивать мне. А вот Анисимов из ВВС, не обладавший качествами перечисленных бомбардиров, поч-ти в каждом матче ухитрялся распечатать мои ворота.
– Кстати, это происходило уже в годы, когда московское «Динамо» пе-реживало кризис.
– Да, постепенно заканчивали выступать ветераны: Семичастный, Ради-корский, Л. и С. Соловьевы, Трофимов, Карцев, а согласитесь, что подыскать за-мену этим блестящим футболистам было нелегко. Поэтому кривая успехов мос-ковского «Динамо» пошла вниз. Лишь с возвращением в команду Михаила Яку-шина в конце 1953 г. «Динамо» вновь заиграло и стало сильнейшей командой в стране. Для меня 1953 год оказался самым грустным в спортивной биографии. Я расстался с московским «Динамо».
– Уступив место в воротах Льву Яшину?
– Это было тогда, пожалуй, единственным моим утешением. Конечно, мы тогда не предполагали, что Яшин станет лучшим в мире вратарем, но в его боль-шом будущем сомнений не было. Обладая прекрасными физическими данными, ростом, прыгучестью, быстротой реакции, он был очень трудолюбив и скромен. С самого начала старался глубже вникать в ход событий на поле, тщательно изучал футбольную игру и роль вратаря в ней. Если что-то не понимал, обращался за помощью к товарищам, постоянно экспериментировал. Допуская ошибки, не отчаивался, а трудился с новой силой. И в 1953 г., после трех лет нелегкой работы, он вполне был готов к выступлениям за основной состав. Я был рад за него, хотя покидал московское «Динамо» с болью.
«Мне повезло, что я вырос в компании таких «футбольных зубров» как Саная и Хомич. Очень разные по стилю, оба были первоклассными вратарями. Вальтер Саная отличался исключительной смелостью, мужеством, играл очень эффектно, темпераментно, по-спортивному зло. К футболу стремился подходить творчески, искал свой стиль. В частности, его пример заставил меня впоследствии расширить сферу действий вратаря, играть по всей штрафной площади. Я благодарен Вальтеру Саная за внимание и отзывчивость, за постоянную помощь, которую он оказывал мне, начинающему вратарю, словом и делом». – Это сказал Лев Яшин о вратаре, от которого он, как эстафетную палочку, принял самый ответственный пост в команде.
– Вскоре Вы оставили футбол вообще. Не считаете ли Вы свой уход слишком ранним?
– Возможно, конечно, сошел я рановато. Но, вернувшись в тбилисское «Динамо», никак не мог отделаться от впечатлений, всего того, что окружало ме-ня в недалеком прошлом. По сравнению с московским «Динамо» многое казалось непривычным, а значит неправильным, неприемлемым. И я скоро решил навсегда оставить футбол, целиком посвятив себя учебе в институте. Но уйти было не так-то легко. И в 1956 г. я согласился сыграть один сезон в составе бакинского «Нефтяника». На этом моя спортивная карьера закончилась.
– Но не закончились спортивные традиции семьи Саная?
– Да. Моя младшая дочь Марина, хотя еще школьница, но уже известная спортсменка, неоднократно побеждавшая в крупных турнирах по фигурному ка-танию, в том числе и в международных. Я верю, что она сумеет достичь в спорте тех высот, о которых мечтал ее отец.
программа 1975 г.

Добавил: Клим
2017-08-26 11:41:07

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)