Цхададзе Кахабер Джумберович.    7 сентября 1968. Игр: 19, голов: 0. Спартак Москва (1992) - Айнтрахт Герм. (1993).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.19922610.03819121671
-Об:2610.03819121671


Добавил: samolet
2017-05-14 07:12:17


Защитник. Мастер спорта международного класса.

Родился 7 сентября 1968 г. в г. Рустави.

Воспитанник руставского детского футбольного клуба "Ариши". Первые тренеры - Мурман Гоголадзе и Томаз Додашвили.

Выступал за клубы "Металлург" Рустави, Грузия (1986 - 1987), "Динамо" Тбилиси, Грузия (1988 - 1990), "Иберия" Тбилиси, Грузия (1990 - 1991), "Сундсвалль" Сундсвалль, Швеция (1991), "Спартак" Москва (1992), "Динамо" Москва (1992), "Айнтрахт" Франкфурт, Германия (1992 - 1996), "Алания" Владикавказ (1997), "Манчестер Сити" Манчестер, Англия (1998 - 2000), "Локомотив" Тбилиси, Грузия (2000 - 2002), "Анжи" Махачкала (2003 - 2004).

Чемпион России 1992 г. Обладатель Кубка СССР 1992 г. Чемпион Грузии 1990, 1991 гг.

За сборную СНГ сыграл 6 матчей, забил 1 гол.

Участник чемпионата Европы 1992 г.

Главный тренер клуба "Динамо" Тбилиси, Грузия (2004 - 2005). Главный тренер клуба "Сиони" Болниси, Грузия (2005 - 2007). Главный тренер клуба "Стандарт" Баку, Азербайджан (2008). Главный тренер молодежной сборной Грузии (2009). Главный тренер клуба "Интер" Баку, Азербайджан (2009 - ...).

Добавил: samolet
2016-02-01 16:56:00


Кахабер Цхададзе, защитник московского «Динамо»
(Знакомим с дебютантом команды)
Элементы рынка, появившиеся в нашем футболе, заметно упростили взаи-моотношения между клубами, можно даже сказать, сдружили их руководителей.
Не заладились дела, например, у Кахабера Цхададзе в «Спартаке», захо-телось попробовать себя в «Динамо», что ж, бывает.
Руководители этих принципиальных соперников на поле сели за стол переговоров и в рекордно короткий срок – за два дня – решили дело. В Камышине 23 июля Цхададзе защищал уже цвета бело-голубых.
– Начинал я, как и многие в Грузии, на улице. И сейчас помню, как разбил у соседа окно. Когда сосед к родителям пришел, я под кровать спрятался. Стекло ему отец, конечно, поставил, тогда это было дешево.
В 1976 году восьмилетним мальчишкой я пришел в наш руставский дет-ский футбольный клуб «Ариши», где уже брат мой играл. Занимался у тренеров Мурмана Гоголадзе и Томаза Додашвили. После восьмого класса в команде «Ариши» выступал во второй группе первенства Грузии, потом перешел в «Ме-таллург» Рустави, игравший во второй лиге чемпионата СССР. В команду меня пригласил Шота Чейшвили – он сейчас тренер олимпийской сборной Грузии. Этому человеку я многим обязан. Он пацаном взял меня в команду, где было не-мало опытных игроков, дал шанс сыграть и проявить себя, он же порекомендовал меня в 1986 году старшему тренеру тбилисского «Динамо» Нодару Ахалкаци. Я играл и тренировался в динамовском дубле и параллельно выступал в Рустави за «Металлург». Потом была травма, и я ушел из «Динамо». Через год, в 1987-м, Чейшвили, тогда уже второй тренер в Тбилиси, снова пригласил меня в «Дина-мо». В команде были Чивадзе, Сулаквелидзе, Шенгелия. На тренировках часто против Челебадзе приходилось играть, он хороший такой мужик, всегда меня учил... Конечно, когда я первый раз открыл калитку динамовской базы, не мог поверить, что это не сон. Ведь за пару лет до этого мы, мальчишки, были счастливы даже тогда, когда смотрели тренировки своих кумиров-динамовцев из-за забора.
– А позже вы стали и капитаном команды...
– Да. Тогда мы уже выступали в первенстве Грузии. Я был так горд. До этого 2 года отыграл в чемпионате СССР. Владимир Вениаминович Радионов взял меня в молодежную (до 21 года) сборную Союза. В начале 1990 года после турниров в Сирии и Иране сборная возвратилась в Москву и прямо в Шереметьеве мне сообщили, что грузинская федерация отказалась заявлять команды в первенстве СССР. Я был в шоке. Ведь в 1989 году наша молодежная сборная заняла первое место в квалификационном турнире чемпионата Европы. В группе мы обошли турок, австрийцев, команду ГДР... Нужно было сделать выбор: остаться в Грузии или уйти в российскую команду. 2 месяца я отыграл за тбилисское «Динамо», а потом, после долгих сомнений и бессонных ночей, решил все-таки уйти в московский «Спартак» к Романцеву. Понимал, что мне необходимо играть на более высоком уровне, чем чемпионат Грузии.
В общем, взял вещи и уехал в Москву. Через неделю приезжают в Тара-совку мой брат и начальник тбилисского «Динамо» Владимир Гуцаев. Рассказали: мол, вся Грузия возмущена моим поступком, семье моей угрожают, под окнами нашего дома проходят митинги. Тогда, при президенте Гамсахурдиа, многие в Грузии поддались антироссийским настроениям. Словом, мне пришлось вернуться, и я еще год отыграл за «Динамо».
В это время молодежная сборная, в которой я еще не так давно выступал вместе с Шалимовым, Добровольским, Хариным, стала чемпионом Европы. Ро-дионов сообщил, что мне, как отыгравшему половину всех матчей в турнире, по-лагается золотая медаль... А я выступал тогда в первенстве Грузии и мечтал о большом футболе. Поэтому и принял предложение поиграть в Швеции, в команде высшей лиги «Сундсваль».
– Когда вы паковали чемоданы, антишведский митинг под домом не про-ходил?
– Нет. Но лучше бы я в Швецию не ездил. Команда «Сундсваль» оказалась очень далека от того уровня, о котором я мечтал. У большинства игроков не было профессионального статуса. Они приходили тренироваться после рабочего дня, календарные матчи играли только в выходные. Да и нормальные материальные условия клуб не был в состоянии предложить. Дошло до того, что они, экономя каждую крону, противились приезду моей семьи.
И тут звонит мне в Швецию Анатолий Бышовец и говорит: «Если хочешь быть в большом футболе, в сборной, выбирай более сильную команду. И неплохо, если бы ты в Москве поиграл». Ну я и позвонил Романцеву. В конце 1991 года был уже в «Спартаке». На этот раз мой переход в Грузии восприняли спокойнее, Гамсахурдиа к тому времени уже не было.
– Почему в «Спартаке» вы провели всего полгода, уже в июле перешли в столичное «Динамо»?
– Сразу не объяснишь. Начиная с чемпионата Европы, я попал в какую-то полосу невезения. То вот трещина в левом запястье после удара шотландца, то другие невезучести.
– Какие же?
– Ну, например, приезжаю домой в Тбилиси – сразу после Швеции – и по-падаю как раз на попытку переворота. И, естественно, опаздываю вовремя вер-нуться в «Спартак» – когда воюют, гражданские самолеты не летают. И сразу на-чинаю чувствовать какое-то изменившееся ко мне отношение руководства коман-ды. А тут еще Саша Мостовой приходит к нам на одну тренировку – так, побегать для здоровья – и в столкновении за верховой мяч втыкается головой мне в лицо: перелом носа и сотрясение мозга. Я выпадаю из состава. А без меня все выигрывают. Подхожу у Романцеву и говорю: «Спасибо за все, но раз без меня так хорошо получается, наверное, я команде не нужен».
– И что сказал Романцев?
– Что я погорячился. Но это был не импульс – я с неделю думал, прежде чем принять решение о расставании со «Спартаком».
– Но, наверное, для такого решительного шага существовали и еще какие-то причины?
– Да, существовали. С февраля моя семья – жена и двое детей – живет на базе в Тарасовке. А тут возвращаюсь из Швеции и узнаю, что всем иногородним, кроме меня, клуб предоставил квартиры. Значит, я не так нужен этой команде...
– Но со «Спартаком», наверное, у вас был заключен долгосрочный кон-тракт?
– Конечно, был. Но, если руководство двух клубов договаривается между собой о передаче или продаже игрока, контракт этот аннулируется. Когда я решил из «Спартака» уходить, то провел переговоры с тренером «Динамо» Валерием Газзаевым – и мы, по-моему, поняли друг друга.
– То есть квартиру «Динамо» вам обещало предоставить в ближайшее время?
– Да, и даже с опережением графика. Я ее уже получил, но необходим ре-монт. Впрочем, это уже дело второе. Главное, что я буду играть в основном со-ставе солидного клуба. А «Спартак», думаю, с успехом обойдется и без меня. Так я и сказал при расставании Олегу Ивановичу Романцеву, к которому испытывал и испытываю глубокое уважение – как к тренеру и человеку. Но, видно, сама жизнь рассудила так, что нам не работать вместе.
– И как прошел ваш динамовский дебют в Камышине?
– Да вроде неплохо. Я играл на привычной для себя позиции переднего защитника и в основном с возложенными на меня обязанностями как будто спра-вился. Впрочем, делать какие-то выводы по моей игре еще очень рано. В послед-нее время меня преследовало столько неудач, что я просто боюсь сглазить. Скоро осень – время еврокубков, тогда и посмотрим, кто чего стоит.
Беседу вел Сергей Микулик.
(«Спорт-экспресс» от 25 июля 1992 г. и «Футбол – Спорт-экспресс» № 17 за 1995 г.).

Добавил: Клим
2017-08-17 16:00:25

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)