Гришин Сергей Сергеевич.    18 ноября 1973. Игр: 138, голов: 11. Асмарал Москва (1996) - Шинник Ярославль (2001).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.19963830.0783220.0622620.0762461
2.19975230.0573620.0552810.035612161
3.19983570.2001920.1051620.12512165
4.19994320.0462910.0342410.0415141
5.20003540.1142240.1811940.2102113
-Об:203190.093138110.079113100.0881619658




Гришин Сергей Сергеевич. Полузащитник.

Родился 18 ноября 1973 г. в г. Москве.

Воспитанник СДЮШОР "Торпедо" Москва. Первый тренер - Николай Михайлович Ульянов.

Выступал за команды "Торпедо" Москва (1991 - 1992), "Асмарал" Кисловодск (1993), "Асмарал" Москва (1993 - 1995), "Динамо" Москва (1996 - 2000), "Шинник" Ярославль (2001 - 2004), "Анжи" Махачкала (2005), "Женис" Астана, Казахстан (2005).

Всего в высшей лиге чемпионата России в составе «Динамо» Москва, «Шинник» Ярославль, а также московского «Асмарала» сыграл 187 матчей, забил 15 мячей. Последним клубом в карьере игрока стал казахстанский «Женис» Астана, в составе которого, вместе с другими экс-игроками сборной России Дроздовым и Косолаповым, стал обладателем Кубка Казахстана.

За сборную России провел 3 матча, забил 1 гол.


Отец Сергея Гришина Сергей Владимирович Гришин (1955 г. р.) также был профессиональным футболистом, игроком московского Торпедо (1975—1979), с которым становился чемпионом СССР (1976, осень), а с 1995 года работает в структуре клуба «Локомотив» Москва (с 2002 года администратор основного состава команды).


Добавил: 40%
2017-05-14 07:12:17


1990 "Торпедо"-д Москва ТД ЮС 2-0
1991 "Торпедо"-д Москва ТД ЮС ?
1992 "Торпедо"-д Москва 2Л ЧР 28-2 КР 1-0 ЮС ?
1993 "Асмарал" Москва ВЛ ЧР 2-0 КР 0-0
1993 "Асмарал"-д 2Л ЧР 9-1 КР 1-0
1993 "Асмарал" Кисловодск 1Л ЧР 11-0 КР 0-0
1994 "Асмарал" Москва 1Л ЧР 35-2 КР 1-0
1994 "Асмарал"-д Москва 3Л ЧР 9-4 КР 0-0
1995 "Асмарал" Москва 1Л ЧР 40-3 КР 2-0
1996 "Динамо" Москва ВЛ ЧР 26-2 КР 2-0 ЕК 4-0
1996 "Динамо"-д Москва 3Л ЧР 2-0
1997 "Динамо" Москва ВЛ ЧР 28-1 КР 6-1 КИ 2-0 1Сб 3-1
1998 "Динамо" Москва ВЛ ЧР 16-2 КР 1-0 ЕК 2-0 2Сб 1-0
1999 "Динамо" МОсква ВЛ ЧР 24-1 КР 5-0
2000 "Динамо" Москва ВЛ ЧР 19-4 КР 2-0 ЕК 1-0
2001 "Шинник" Ярославль 1Л ЧР 29-3 КР 1-0
2002 "Шинник" Ярославль ПЛ ЧР 28-4 КР 0-0
2003 "Шинник" Ярославль ПЛ ЧР 20-1 КР 0-0 КПЛ 6-0
2003 "Шинник"-д ТД 3-0
2004 "Шинник" Ярославль ПЛ ЧР 24-0 КР 5-1 К И 1-0
2005 "Терек" Грозный ПЛ ЧР 0-0 КР 0-0
2005 "Анжи" Махачкала 1Л ЧР 13-0 КР 0-0
2005 "Женис" Астана Казахстан ВЛ ЧК 11-0
Завершил карьеру игрока в январе 2006 года
В 1997 году был вторым в списке 33-х лучших игроков чемпионата страны

Добавил: саня
2012-02-03 15:34:36


Истинный размер

Добавил: Фото
2017-05-13 21:48:25


Сергей Гришин, полузащитник московского «Динамо»
(Знакомим с дебютантом команды)
– База команды мастеров «Торпедо» в Мячково находится рядом с ЗИЛов-ским детским садом, где мы, дети заводчан, проводили все лето. Мой отец – Сер-гей Гришин в то время еще играл за «Торпедо» и, когда бывал на сборах, всегда брал меня на базу. Там я гулял, а когда тренировочное поле пустело, выходил на него и гонял, вернее, пинал самый что ни на есть настоящий большой футбольной мяч, всегда оставляемый на поле для тех игроков, которые захотят позаниматься индивидуально. Поэтому другой дороги, кроме как в футбол, у меня и не было. И когда мне исполнилось 6 лет, отец привел меня к Николаю Михайловичу Ульянову в торпедовскую школу. Однако через два года предполагавшийся планомерный ход событий был нарушен. Моему отцу предложили поиграть за одну из команд Группы советских войск в Германии, и я уехал вместе с родителями. Приезжали мы теперь в Москву лишь в отпуск – летом на два месяца. В эти дни я вновь тренировался со своими сверстниками, но отставание мое было видно, что называется, невооруженным глазом. Дело в том, что в Германии я играл за одну из местных детских команд, но это был любительский уровень, так как в неделю у нас было лишь две тренировки (вторник, четверг) и одна игра (воскресенье). А здесь, в «Торпедо», каждый день двухразовые тренировки. Так продолжалось года три, наверное. И вот тогда-то мой отец, после того как с ним серьезно на эту тему поговорил Ульянов, сказал мне: «Знаешь что, сынок, так дело не пойдет. Надо тебе оставаться в Москве и заниматься в школе, иначе никогда никакого большого шлема ты не выиграешь». Так и остался я в Москве с бабушкой, а родители еще года три, по-моему, жили в Германии.
Был я в то время совсем плохой. Все смеялись надо мной. Больше 15–20 минут тренировок я не выдерживал и поначалу даже в третий состав своего воз-раста (а набор мальчишек тогда был большой и конкуренция приличная) не все-гда попадал. Досталось мне тогда, конечно, а когда было совсем невмоготу, убе-гал куда-нибудь подальше, чтобы никто не видел, и давал волю слезам. А выпла-кав свое мальчишеское горе, вытирал глаза и, насильно заставляя себя улыбнуть-ся, вновь бежал на тренировки. Что было делать в такой ситуации? Только одно – работать и работать. Вместе со своими друзьями Денисом Клюевым, Андреем Та-лалаевым, Сергеем Зорей, Сергеем Борисовым, Сергеем Медведевым и другими я стал заниматься не только на тренировках, но и после. И навсегда запомнил слова Николая Михайловича Ульянова, неустанно повторявшего нам, что только тот сможет вырасти в игрока и чего-то добиться, кто будет трудиться ежедневно и самостоятельно. Двухразовые тренировки, особенно в три летних месяца в пио-нерлагерях, закладывали приличный фундамент. И тем не менее мы занимались сверх того. Например, Борисов, Зоря, Алексей Щиголев вставали в 7 часов утра, за час до утренней зарядки, и бегали кросс, а затем присоединялись к общей группе. Я же утром ну никак не мог подняться, зато наверстывал упущенное ве-чером. Большинство ребят в 9 часов вечера, когда у нас было кино или дискотека, оставались в лагере, а наша группа тайком пробиралась на базу в Мячково и еще час-полтора занималась там – кто с мячом, кто физическими упражнениями...
Не переставал я трудиться и после того, как школа возвращалась осенью в Москву. Ну, например, ноги у меня были слабые, а для футболиста это большой минус. И тогда подбил я Талалаева на игру. Он ведь мощный, тяжелый парень, и я как-то предложил ему: «Слушай, Андрей, ты ведь, наверное, устал после трени-ровки, давай я тебя на себе в раздевалку отнесу». «Брось, – отвечает он, – не доне-сешь». Уговорил. Первый раз шел так, что ребята, наверное, животы от смеха на-дорвали – шатался, как пьяный, из стороны в сторону, а Талалаев с веселой трево-гой гудел мне в ухо: «Слышь, Серый, ты только смотри не урони меня, ведь зав-тра игра». Вот так эти метров 100–150 от поля до раздевалки я, наверное, с полча-са шел. Но дошел. А потом, знаете, все увлеклись этим и стали друг друга по оче-реди после тренировок до раздевалок на себе носить. Или вот еще один пример. Мы с Сергеем Шустиковым в одном доме жили, дружили. Он тогда уже в дубль привлекался. Ну а какой он технарь, вы и сами знаете. И вот мы едва ли не еже-дневно выходили с ним вечером во двор и на спортплощадке играли один на один до тех пор, пока мяча становилось не видно. Конечно, я все время проигрывал с разницей мячей в пять – семь, но пользу получил я несомненную.
В общем, года за три я нагнал своих сверстников и в выпускном классе уже твердо закрепился в основном составе первой команды. Однако по окончании школы в дубль меня, Мишу Мурашова и Дениса Клюева сразу не взяли, а предложили нам еще годик поиграть за школьную команду 1974 года рождения. Мы с Мишей согласились, а Денис не захотел и ушел в «Асмарал» к Константину Ивановичу Бескову.
В тот год ко мне пришел и первый малюсенький успех. Николай Михайлович как-то после одной из тренировок, подойдя ко мне и Мурашову, сказал: «Миша, давай, готовься, я рекомендовал тебя в юношескую сборную СССР, а тебя, Сережа, – в юношескую сборную Москвы». Мишка, уже не раз игравший за сборную Москвы, спокойно, по крайней мере внешне, воспринял эту новость, а для меня это была огромная удача, ведь это был уже какой-то вполне конкретный уровень, и я ощущал его, играя за «Торпедо» против ФШМ, где выступали Володя Бесчастных, Чудин и другие способные, талантливые ребята, составлявшие в то время костяк сборной Москвы, и стал трудиться еще упорнее.
И вообще я всегда определял для себя какой-то один уровень и пытался его достичь, а когда достигал, то ставил другой, третий и так далее. Ну, например, в школе я видел, как играют Тишков, Шустиков, Ульянов, Чугайнов, Чельцов, и стремился играть так же, потом, попав в дубль, смотрел, как играют футболисты в основном составе, и стремился к их уровню. Вот так, ступенька за ступенькой, и поднимался.
В дубле я попал к Вадиму Станиславовичу Никонову, и он сразу стал меня ставить в состав. Помню, первую игру я провел против дублеров киевского «Ди-намо». Сыграли мы тогда вничью – 1:1. В общем, дебют в дубле сложился удачно, а на второй год Валентин Козьмич Иванов начал привлекать меня к тренировкам в основном составе, в паре матчей он включил меня даже в число запасных. Но тут в 1991 году после известного конфликта игроков с Ивановым сменилось практически все руководство, и тренировать дубль стал Александр Гостенин. Сложилась такая ситуация, что многие игроки оказались выше уровня дубля (то есть переросли его), но ниже основного состава (то есть не доросли). В такой момент для молодого игрока очень важно, чтобы его привлекали если и не для игр, то хотя бы к совместным тренировкам с основным составом. И инициатива здесь должна была, наверное, исходить от тренера дубля. А Гостенин этого не делал. Вот на этой почве у нас с ним и стали возникать разногласия. В результате мне пришлось уйти. Из-за чего конкретно? Первый случай был такой. После одной из тренировок меня вызвал начальник команды Юрий Васильевич Золотов и показал докладную записку, подписанную Гостениным, где черным по белому было написано, что он по своему усмотрению снимает с футболиста Гришина 50 процентов зарплаты за недобросовестное отношение к тренировкам. Представляете мое изумление? Меня, не обладающего каким-то особым футбольным даром, а добивающегося всего только через огромный каждодневный труд, обвиняют в том, что я недорабатываю на тренировках. Однако спорить я не стал, характер, наверное, у меня такой легкий, необидчивый, и на вопрос Золотова, что будем делать, ответил: «Если тренер так считает, значит, снимайте с меня 50 процентов». А второй случай произошел буквально через две недели. У нас была вторая тренировка в тренажерном зале ФОКа, и мы – я, Леша Щиголев и еще кто-то – опоздали на 15 минут, так как ехали на частной машине и сначала попали в пробку, а затем еще и прокололось колесо. И вот после тренировки Гостенин подходит ко мне и говорит, что снимает с меня еще 50 процентов зарплаты. А Щиголев, стоявший рядом и бывший в то время, кстати, еще и капитаном команды, ответил: «А почему только с него? Мы втроем опоздали, значит, со всех и снимайте». «Нет, – ответил Гостенин, – мало того, что он плохо тренируется, так еще и опаздывает, поэтому я наказываю только его». После этого я понял, что мне здесь больше не играть, и, подойдя к главному тренеру основного состава Юрию Матвеевичу Миронову, объяснил ситуацию и попросил отдать меня куда-нибудь в аренду. А в это время как раз в «Торпедо» из «Асмарала» пришли Новгородов, Путилин, Асланян, и я вместе с еще двумя-тремя ребятами был как бы обменен на них.
В «Асмарале» первый год у меня дела шли ни шатко ни валко, и доигрывал я тот сезон в «Асмарале» Кисловодском, чтобы не терять игровой практики. А на следующий год, когда команда вылетела из высшей лиги и выступала в первой, ко мне после первого круга подошел Виктор Колядко и предложил подписать контракт с ЦСКА. Я ответил согласием, но просил подождать до конца сезона, так как не хотел нарушать обязательств, данных «Асмаралу». А где-то за два-три тура до окончания первенства на одну из тренировок приехал Миронов, администратор московского «Динамо», и сказал, что Голодец хочет поговорить со мной. Он забрал меня прямо после тренировки и отвез на базу. Голодец сказал, что хочет видеть меня в своей команде, так как ему как раз нужен правый полузащитник. Я опять ответил согласием, но не скрыл, что имею уже договоренность с ЦСКА и не могу ее просто так нарушить. Голодец пообещал, что этот вопрос они решат. Стал решать его со своей стороны и я: тем же вечером позвонил Колядко и сказал, что меня приглашает «Динамо» и что, если они передумали, я перейду в «Динамо». Он заверил меня, что надо только встретиться с Александром Тархановым, и назначил мне встречу. Однако ни первый, ни второй раз Тарханов на встречу с нами не приехал. Второй раз дело было в манеже ЦСКА, и я, убедившись в необязательности в то время главного тренера ЦСКА, прямо оттуда, благо это рядом, подъехал в «Динамо». Меня принял Николай Александрович Толстых, рассказал о задачах команды, объяснил условия, и я тут же подписал контракт. И не жалею об этом. В этом году руководство поставило перед нами задачу войти в тройку, но мы, конечно, не сбрасываем со счетов и борьбу за первое место.

Добавил: Клим
2017-01-12 20:03:53

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)