Гусаров Геннадий Александрович.    11 марта 1937 - 2 июня 2014. Игр: 133, голов: 28. Торпедо Москва (1963) - Динамо Барнаул (1969).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.196321100.4761880.4441880.44432
2.19641210.0831210.0831210.083
3.196536110.3053170.2252960.2062154
4.19661730.1761510.0661510.06622
5.196754110.2033890.2363270.21862162
6.19682620.0761920.1051920.1057
-Об:166380.228133280.210125250.2833310


СезонИг. Ч.Гол. Ч.Иг. К.Гол. К.Иг. Меж.Гол. Меж.ИгрыГолыГ/И
19631883221100, 48
19641211210, 08
1965296215436110, 31
1966151221730, 18
19673276210148100, 21
196819212020, 10
Всего:1252583219154370, 24

Дата и место рождения — 11 марта 1937 года, Москва.

Позиция — нападающий и (с 1967 года) полузащитник.

Рост 174 см. Вес 73 кг.

Спортивное звание — мастер спорта.

Воспитанник юношеской клубной команды ЦСКА — 1951-1955 (по август). Затем играл в командах ФШМ при центральном стадионе имени В.И. Ленина — с сентября 1955 года по апрель 1957 года.

Первый тренер — Иван Павлович Пономарев.

Команды до московского «Динамо». «Торпедо» (Москва) — с мая 1957 по 1962 год.

Дебют в чемпионате страны 14 августа 1963 года с «Араратом» (Ереван). 1-0. Москва, стадион «Динамо».

Достижения. Чемпион СССР 1963 года; второй призер чемпионата СССР 1967 года. Обладатель Кубка СССР 1967 года. Обладатель приза «Подснежник» 1967 и 1968 годов.

В списке «33-х лучших футболистов страны» 2 раза. № 3 — 1963 год и 1967 (в этом году классификация по номе рам не производилась).

Матчи и достижения в сборных страны. В первой сборной СССР (1961-1964 годы) провел 11 матчей, забил 4 мяча. Финалист Кубка Европы 1964 года. Участник отборочных матчей чемпионата мира 1962 года. Входил в состав сборной СССР на финальном турнире чемпионата мира 1962 года.

Команды после московского «Динамо». «Динамо» (Барнаул) - с июня 1969 года по май 1971 года.

Игровая характеристика. Один из лучших форвардов страны первой половины 60-х годов. Выделялся высокой техникой, тонким пониманием игры, умением сыграть остро в атаке, отличным пониманием партнеров. Обладал стремительным стартовым рывком, хорошо поставленными, разнообразными ударами с обеих ног. Отойдя с 1967 года в полузащиту, показал себя организатором общекомандных действий, дирижером атак, в полной мере реализовал свой комбинационный талант.

Начало тренерской работы — 1974 год.

Образование. Высшее техническое и высшее физкультурное. В 1962 году окончил Московский авиационный институт, в 1973 — факультет физического воспитания Барнаульского педагогического института.

Тренируемые команды. Начальник команды «Динамо» (Брянск) — 1974 год. Тренер детских и юношеских клубных команд «Динамо» (Москва) — в 1969 году (по май), 1972-1973 годы, 1975-1981 годы. Тренер и старший тренер СДЮШОР «Динамо» (Москва) — с 1982 года. Дал путевку в большой футбол многим воспитанникам своих команд, среди них С.Овчинникову, Л.Березнеру, В.Гречневу В.Долбоносову-младшему.


Добавил: 40%
2016-02-01 16:56:02



ГУСАР

Так мы вежливо и с почтением величали Геннадия Гусарова, с радостью и скандалом, наконец-то, заключенного в объятия динамовских органов.
Был в то время Гусар в расцвете таланта, славы и красоты.

Гремела «Гусарская баллада», кучерявые ладные красавцы заполонили экраны, и наш изящный новобранец был им под стать…

А чуть позже мы уже звали «Гусара» - ГГ, весьма достойно, - такой двойной аббревиатурой модно было называть лишь великих кинозвезд – Бриджит Бардо – ББ, Клаудио Кардинале – КК…

И то – Геннадий Гусаров был обворожителен…
Да и вообще Динамо в 60-х была командой красавцев – Мудрик, Короленков, Николаев, Гусаров…
Но это я так, кстати….

Гусара в Динамо любили, он это чувствовал и платил преданностью, понимая - в долгу.
Потому что, как не крути, а лучшие футбольные годы он провел в Торпедо, в великом Торпедо «деда» Маслова, сделавшего Гусарова знаменитым.

Маслов ловко приспособил технаря Гусарова в центр нападения на смену самому Стрельцу с одной задачей – забивать, забивать, забивать…
Помню весенние торпедовские тренировки в Адлере – Гусарову с краев в бойком ритме навешивали мячи, он из центра штрафной с двух ног лупил по воротам. И так часами.
Наверное, в то время никто не умел лучше Гусарова принимать мяч на лету, в одно касание переводя под удар…
Водиться Гусарову Маслов много не разрешал – есть кому, принял мяч в штрафной, - бей.
И тот лупил, лучше всех в Союзе.

Футбольный философ Лев Иваныч Филатов в своем эссе о Гусарове уважительно называет мастера инженером футбола, обыгрывая его студенческие успехи в МАИ и разумную простоту игры.
И действительно, вечный отличник Гусаров всегда учился шутя, но инженером игры его сделал не природный ум, а рационализм Маслова.
Хотя, конечно, учить большой игре было кого – почва оказалась самая что ни на есть благодатная.

Техничный, пластичный, резкий, хоть и «мелкий» Гусаров у Маслова стал выдающимся нападающим.

В сборной Гусарову не сильно везло – травмы одолевали.

В Англию Гусарову поставил шлагбаум тогдашний коуч и антидинамовец
по совместительству – Морозов.

Бесков традиционно мудрил – сделал из забивалы Гусарова полузащитника…
И завял Гусар, завял…

…Сейчас бы нам в команду Гусара…

Вижу перед глазами его голы, как на кинограмме.

…Треугольник Мудрик – Численко – Гусаров в Риме. Число «делает» Факетти, пас низом в штрафную, Гусар в два касания разбирается с великой итальянской защитой, и – «чао, Италия!»…

…В Киеве Гусар играет в стенку, вылетает на раскоряченного Рудакова и пыром толкает мяч между длиннющих ног. Мяч, обстучав ноги и руки Рудакова, как кегли, позорно закатывается в заколдованные ворота…

Сейчас по манере игры на Гусарова похож прошлогодний Дерлей.
Но, поверьте, Дерлей тогдашнему Гусарову и в подметки не годится….

Добавил: Дед
2016-02-01 16:56:03


Ищите книгу Г.Гусарова "Футбол моей жизни: праздники и будни".
Литературная запись Игоря Добронравова и Андрея Сергеева.

Дед несколько вольно, как и положено ветерану, описывает карьеру Гусарова. Прочитайте сами мнение Геннадия.
Сейчас он трудно живет после инсульта. На днях ему - 75! Спасибо его супруге Лиле.

Добавил: эксПалыч
2016-02-01 16:56:00


2002 или 2003 год

Истинный размер

Добавил: Прислал Владимир Ермаков
2017-05-13 21:48:25


Кто-нибудь может подсказать - где можно купить его книгу? В каком издательстве она вышла?

Добавил: Виктор
2014-07-12 03:03:42


Начал играть он в 1952 году, в Москве в юношеской клубной команде ЦДСА у тренера Ивана Павловича Пономарева. Перспективного юношу довольно быстро заметили и пригласили в недавно организованную школу при Лужниках ФШМ. Оттуда молодой футболист вернулся в родной клуб и стал играть в дублирующем составе армейцев. Казалось, был шаг до основного состава. Но Геннадий поступил в МАИ, а тогдашний старший тренер армейцев Г.М. Пинаичев поставил перед новоиспеченным студентом вопрос жестко – или футбол, или высшее образование. Гусаров робко намекнул на возможный компромисс, но армейское руководство уже тогда славилось непреклонностью. Так весной 1957 года команда мастеров уехала на предсезонный сбор без молодого студента, мечтавшего играть за армейцев. А играть в футбол так хотелось. И как нельзя кстати пришелся звонок от старшего тренера московских автозаводцев, каким-то образом прослышавшего о страданиях молодого футболиста. Вопрос о совмещении футбола с учебой был решен мгновенно и ко взаимной выгоде сторон. Так Геннадий оказался в команде молодой, честолюбивой, истово приближающей свой звездный час. В тот год там оказались почти все воспитанники ФШМ, с которыми он играл в одной команде. Так что молодому форварду, уже зарекомендовавшему себя быстрым, ловким, имеющему нюх на голевые моменты и хладнокровие при завершении атак, долго входить в новый коллектив не пришлось. С 1958 г. прочно закрепился в основе «Торпедо» и стал ведущим форвардом команды. которая в 1960 г. после двух прикидочных сезонов «выстрелила» и в ошеломляюще свежем, ярком стиле выиграла звание чемпионов и Кубок СССР. Затем в следующем году торпедовцы имели все возможности повторить свой успех, но на самом финише, утомленные многочисленными играми (многие ведущие мастера команды часто привлекались в сборную СССР), сдали и стали только серебряными медалистами и финалистами кубка СССР. В этот период игра Гусарова привлекла внимание вы-сокой результативностью, остротой, нацеленностью на ворота, мгновенным ис-пользованием ошибок соперников. До сих пор стоит перед глазами гол, забитый им 23 августа 1960 г. в Лужниках Льву Яшину в день, когда дождь лил как из ведра. В соперничестве с вратарем – кто первым добежит до мяча – счет шел на мгновения – форвард успел первым и мастерски использовал выигрыш в долю секунды, хладнокровно послав мяч в покинутые ворота. Так в этот день фактиче-ски решилась судьба первенства... А Геннадий стал лучшим бомбардиром фи-нальной части чемпионата, впервые выиграв приз газеты «Труд». Свое достиже-ние он повторил и в следующем чемпионате, забив 22 гола...
Но молодые торпедовцы, выдержав испытание огнем и водой, как часто это бывает в жизни и спорте, не прошли проверку на медные трубы. Возникли трещины, недомолвки, разногласия. Коллектив на глазах терял целостность, рас-падался и после долгих размышлений Гусаров решил перейти в московское «Ди-намо»...
И тут пришлось ему выдержать еще одну проверку. Проверку на порядоч-ность и верность слову. Дело в том, что после того, как решение Гусарова стало известно спортивной печати, то та подняла буквально вой, требуя наказать горде-ца, задумавшего переходить в московское «Динамо». Чего только не узнал о себе нового экс-торпедовец! Как будто вместе с ним заявления о переходе в другие клубы не подавали еще шесть торпедовцев, как будто в прошлом году в «народ-ную» команду в середине сезона не переходил вратарь из московского «Локомо-тива». Чего только не сулили экс-торпедовцу за отступничество от своего заявле-ния, но Геннадий был тверд и верен своему слову. И пришлось чиновникам из Федерации футбола, промурыжив нового динамовца полсезона, сдаться...
Спортивная судьба, словно на аптекарских весах, отмерила Гусарову в «Динамо» точно такой же срок активной игры, как в его прежней команде. И точно такое же количество матчей в чемпионатах страны, и точно такие же достижения (Гусаров стал чемпионом СССР в 1963 г. и серебряным призером в 1967 г., обладателем кубка СССР в 1967 г.). Вот только голов он стал забивать меньше (24 против 70 в «Торпедо»). И этому есть объяснение. Динамовские тренеры решили использовать его другие сильные качества – умение завязывать комбинации, хорошее понимание игры, умелое взаимодействие с партнерами – и переквалифицировали его в полузащитника.
Поиграв два сезона в команде барнаульского «Динамо», Гусаров на пороге 70-х годов решил закончить с активным футболом. Хотел работать по специаль-ности, но футбол его не отпустил. Закончив второй вуз, уже физкультурный, он решил посвятить себя тренерской работе с подростками. Сначала тренировал дет-ские и юношеские команды в клубном коллективе московского «Динамо», а с 1979 г. вот уже более 17 лет работает тренером и старшим тренером СДЮШОР «Динамо» имени Л.И. Яшина.
Им воспитано много интересных ребятишек, его воспитанники часто вы-игрывали всевозможные юношеские турниры. Но есть одно обстоятельство, кото-рое печалит нашего юбиляра в эти дни – ни один из его воспитанников так и не попал в динамовскую команду мастеров. А ведь среди его воспитанников были С. Овчинников, Л. Березнер, В. Гречнев, В. Долбоносов (младший) и многие дру-гие, с успехом играющие и игравшие в других командах мастеров. Поэтому пожелаем нашему юбиляру помимо традиционных долгих лет жизни, крепкого здоровья, удачи и благополучия еще и того, чтобы ему посчастливилось увидеть в родной команде не одного молодого мастера, который с гордостью когда-нибудь скажет: «Моим первым тренером был Геннадий Александрович Гусаров».

Добавил: Клим
2017-01-20 12:16:57


– Просто удивительно, Геннадий Александрович, как Ваша футбольная карьера разделилась поровну между двумя московскими футбольными клубами «Торпедо» и «Динамо», – так началась беседа корреспондента пресс-центра А. Ни¬к謬тина с нападающим «Торпедо» конца 50-х – начала 60-х годов, а в 60-х динамовским полузащитником Геннадием Гусаровым.
– Да, действительно получилось так, что ровно половину из своих 12 сезо-нов, проведенных на высшем футбольном уровне, я провел за «Торпедо», а по-следние 6 сезонов играл за «Динамо». В торпедовский клуб я пришел (а было мне 20 лет) в знаменательном для автозаводцев 1957 году, когда команда впервые за-воевала серебряные медали. Год тот был запоминающимся вообще для москов-ского футбола. Ведь первые пять мест в первенстве заняли пять московских клу-бов. Такого, по-моему, никогда не было в истории чемпионатов Союза. Чемпио-нами стали тогда динамовцы с отрывом от «Торпедо» на 8 очков (а у автозаводцев было 28 очков) – на то время это был рекордный разрыв между чемпионом и вице-чемпионом в первенствах СССР. 28 очков оказалось также и у «Спартака», и у «Локомотива», но разница мячей +23 у «Торпедо», +15 у спартаковцев, +12 у железнодорожников. Упорнейшая была борьба за медали! Особенно отличилось тогда нападение торпедовской команды, которое отстало от чемпионов на 3 мяча (49 забили динамовцы, 46 – торпедовцы). При этом необходимо упомянуть, что львиную долю голов забили два сыгранных друг с другом великолепных центра – Валентин Иванов и Эдуард Стрельцов, а точнее правый полусредний Иванов и центральный нападающий Стрельцов (так назывались их позиции при существовавшей у нас фактически до чемпионата мира 1962 года системе «дубль-вэ»). Эти два нападающих великолепно чувствовали друг друга и, по моему мнению, были одними из лучших атакующих центров не только у нас в стране, но и в Европе в середине 50-х годов. Жаль, что уже к лету следующего года этой связки в «Торпедо» и в первой сборной СССР не было... А вообще «Торпедо» славилось всегда атакой. А когда в обороне появлялись хорошие защитники, то команда показывала великолепные результаты, как это было в 60-ые годы (выделю при этом сезоны – 60 и 61, когда и сам играл в команде, и позднее – сезоны 64, 65, 66 и 68 годов). Да, так вот возвращаясь к 1957 году, должен упомянуть и уже довольно интересную игру на правом фланге Славы Метревели, отмеченную его включением в конце сезона в почетный список 33 лучших футболистов под номером два среди правых крайних (а Иванов и Стрельцов были там под первыми номерами, причем Стрельцов – второй год подряд). Смею думать, что общей картины я не портил, поскольку довольно регулярно выходил на поле.
– А как складывались другие Ваши торпедовские сезоны?
– В следующем, 1958 году, «Торпедо» заняло седьмое место, и это при том, что забило 51 мяч (для сравнения – серебряный призер «Динамо» забило 44, бронзовый ЦСК МО – 40, а отставший от нас на одно очко «Шахтер» – только 22). Только лишь чемпион того года «Спартак» превзошел автозаводцев по ре-зультативности – 55. Но защита с вратарями пропустила 42... Я в том году забил в первенстве 13 голов (а лучшим бомбардиром стал Иванов – 14).
В 1959 году «Торпедо» – пятое в стране. Защита сыграла явно получше. У меня только 4 забитых мяча, но лучше было лишь у Фалина (7) и Иванова (6). И вот настал 1960 год. Золотой год московского «Торпедо». В гот год команда сна-чала победила в своей подгруппе на предварительном этапе (в 20 матчах 14 побед, 3 ничьи, 3 поражения, мячи 39–16, отрыв от второй команды в подгруппе СКА из Ростова – шесть очков), и в финальном турнире за 1–6 места – тоже первое место (6 побед, 2 ничьи, 2 поражения, мячи 17–9). Первое место в чемпионате (впервые в истории «Торпедо») и победа в розыгрыше Кубка – впервые такой успешный сезон. Я стал лучшим бомбардиром в играх первенства в команде – 12 мячей. В списке 33 лучших десять торпедовцев (тоже торпедовский рекорд). Кроме вратарской позиции, во всех линиях есть представители автозаводцев. Метревели и Иванов под первыми номерами на своих привычных позициях. На вторых местах в своих линиях все (!) защитники: правый – Медакин, центральный – Шустиков и левый – Островский, оба полузащитника – Воронин и Маношин – и левый полусредний нападающий Батанов, третьим среди левых, крайних нападающих – Сергеев. Меня специалисты поставили на второе место среди центральных нападающих вслед за армейцем из Ростова Виктором Понедельником, забившим в тот год 7 мячей в пяти играх за сборную Союза (в том числе золотой гол нашей сборной в финальном матче первого Кубка Европы 10 июля в Париже против сборной Юго-славии). Отличные игры в сезоне проводило тогда «Торпедо». Прекрасные игроки были в команде. И ну кто тогда мог подумать, что в конце 1962 года эта команда распадется?
После этого золотого дубля на следующий год у «Торпедо» получился дубль «серебряный». Команда в острейшей борьбе уступила первое место киев-ским динамовцам, впервые в истории завоевавшим титул чемпиона СССР. В фи-нальном матче Кубка торпедовские игроки в упорном поединке проиграли донецкому «Шахтеру», также впервые в истории выигравшему этот почетный приз. Семь игроков автозаводской команды – в списке «33». Воронин, Метревели и Иванов – под первыми номерами. Я вновь второй и вновь за ростовчанином Понедельником, хотя в том году я стал лучшим бомбардиром и команды, и первенства – 22 мяча, а это, кстати, второй результат среди всех бомбардиров в истории команды. В 1949 году Александр Пономарев забил за весь чемпионат 23 мяча. Третий результат – у Стрельцова (21 гол в 1968 году).
А в 1962 году у «Торпедо» был спад. Ну может же быть, что у команды иногда чего-то не получается, бывают и травмы ключевых игроков, бывают и спорные пенальти, и всякое многое другое. Одним словом, в итоге заняли седьмое место. Тут бы руководству подбодрить игроков, сказать что-либо, например, такое: «После двух успешных напряженных сезонов на этот раз не получилось того, чего хотелось достичь нам всем. Не страшно – в следующем году наверстаете, ребята». Вместо этого партийное руководство сделало страшный разнос старшему тренеру Маслову и игрокам за «очень низкое место» и за «общее снижение мастерства». Было очень обидно. В конце концов Маслов ушел из команды, а затем из нее ушли и многие другие. В Тбилиси подался Метревели. В Киев – Островский. В Одессу – Медакин. Наш вратарь Глухотко сначала перешел в ЦСКА, а затем уехал в Ростов-на-Дону. В ЦСКА же ушли Доронин, а некоторое время спустя и Маношин. С учетом же того, что еще весной 1962 года ушел в «Спартак» Фалин, считавшийся и в 1960, и в 1961 годах игроком основного состава (тогда он получил вместе с другими «золото» и «серебро»), от нашей великолепной команды начала 60-х годов мало что осталось.
В начале 1963 года меня пригласили в «Динамо», и я принял это пригла-шение.
– И как Вас встретили динамовцы?
– Нормально встретили. Со многими из них я уже был знаком. С Яшиным и Численко мы еще в 1961 и 1962 годах вместе играли в сборной. Да и авторитет игрока сборной и лучшего бомбардира чемпионата – 1961, думаю, производил впечатление. Да и вообще с моими 48 голами, забитыми за три чемпионата начала 60-х годов, я считался тогда одним из лучших игроков атаки в стране.
– А как же получилось, что в «Динамо» Вы стали больше играть в линии полузащиты?
– Тому есть объяснение. Во-первых, в «Динамо» в год моего дебюта было хорошее нападение. По правому краю атаки шли через Численко, к интересной манере которого я и сам приглядывался раньше, так как в тот год мы с ним играли в сборной. Слева играл техничный и верткий Фадеев, который также заслуживал внимания защитников. Впереди довольно опасно для ворот соперника играл Вшивцев. Мне же было предложено тренерами играть чуть сзади, «под нападающими» – как сказали бы сейчас. Вместе с Масловым, Короленковым и Бобковым мы создавали такую атакующую линию, которую нужно было внимательно контролировать, ибо все мы обладали прицельным дальним ударом и постоянно держали в напряжении соперника.
В том году отлично играла защитная линия «Динамо». Защитники Мудрик, Царев, Кесарев, Рябов, Аничкин (иногда выходил еще Глотов) и, конечно же, великолепный Яшин установили тогда три рекорда оборонительных линии (всего лишь 14 пропущенных мячей за 38 туров, 28 игр на «ноль», а Яшину соперники забили в 27 играх только лишь 6 голов (!). Эти рекорды в нашем XX веке вряд ли будут побиты.
Одним словом, мой дебют в «Динамо» оказался исключительно запоми-нающимся – московские динамовцы стали чемпионами. Для динамовцев это чем-пионство было ценным еще и потому, что я был единственным исключением из того состава (как опытный игрок, пришедший в «Динамо» из другого клуба выс-шей лиги). Остальные же игроки были или воспитанниками «Динамо», или же пришли из команд низших лиг (тогда это был класс «Б»). 14 футболистов получи-ли тогда золотые медали. В число 33 лучших футболистов этого сезона вошли вратарь Яшин (№ 1), правый крайний защитник Мудрик (№ 2), левый централь-ный защитник Царев (№ 2), левый крайний защитник Глотов (№ 2), правый полу-защитник Маслов (№ 2), левый полузащитник Короленков (№ 2), правый крайний нападающий Численко (№ 1), левый крайний нападающий Фадеев (№ 3). Попал и я в этот список на месте левого центрального нападающего под № 3.
Таким образом, сыграв в «Динамо» всего лишь чуть менее половины мат-чей моего первого первенства в динамовском клубе, я получил сразу же золотую медаль. Год был памятен и тем, что в октябре Лев Яшин – первым вообще из фут-болистов СССР – был приглашен в сборную ФИФА и сыграл в ней матч против сборной Англии.
– Ну и везучий же Вы были игрок! Первый сезон в «Торпедо» – и торпедов-цы впервые вице-чемпионы страны. Первый сезон в «Динамо» – и динамовцы сра-зу же чемпионы.
– Да, вот так получилось, даже самому интересно. Уже я упоминал, что провел 6 сезонов в «Торпедо» и 6 – в «Динамо». В каждом из этих двух клубов я по одному разу стал чемпионом Союза, по одному разу выиграл Кубок СССР (в «Торпедо» – в 1960, в «Динамо» – в 1967 году). Также в каждой из этих двух ко-манд я становился и вице-чемпионом (в «Торпедо» – в 1957 и 1961, в «Динамо» – в 1967 году, и еще два раза – в 1967 и 1968 – выигрывал приз «Подснежник»).
– Интересно ведь и то, что Вы провели по 125 матчей за каждый из двух клубов. Вот только количество забитых мячей очень различается. В общей сум-ме из 91 мяча в первенствах СССР за «Динамо» у Вас числится только 24.
– Ну это легко объяснимо. В «Торпедо» я играл центральным нападающим при системе «дубль-вэ». В команде было пять нападающих, да еще, как правило, два атакующих полузащитника. Это была пора атакующего футбола. И плюс к этому «Торпедо» любило и умело атаковать, зачастую в ущерб защите. В «Дина-мо» же я пришел в тот период, когда команда, как и многие другие в нашем фут-боле, переходила к игре по системе 1–4–2–4, а значительное число матчей играла по схеме 1–4–3–3. Такие отличные форварды динамовцев, как, например, Вшив-цев, Авруцкий, а также пришедший в 1966 году Еврюжихин представляли солид-ную линию атаки. С приходом в 1967 году Козлова наше нападение стало играть еще результативнее и разнообразнее.
А с правого края я всегда чувствовал поддержку Численко, вместе с кото-рым я в течение шести лет играл в «Динамо», а до осени 1964 года и в сборной. Меня же тренеры решили использовать в полузащите, где чаще моим партнером справа был Маслов, с которым мы почти сразу же стали хорошо понимать друг друга. Последние три сезона я играл на позиции левого полузащитника. Тандем наш был заметен и в 1966, и в 1967 году, причем в 67-м мы оба попали в список 33 лучших футболистов страны. В том году я забил несколько мячей, из которых хотелось бы выделить два. Первый из них – в 4-м туре 17 апреля в матче первен-ства в Киеве за минуту до конца игры в ворота Рудакова. Мне удалось пробить так, что мяч пролетел между ног голкипера, и наша команда победила в столице Украины 3:2. Победа была важна, во-первых, тем, что на волне этого успеха наш динамовский клуб провел следующие 11 игр без поражений, а во-вторых, нам удалось переломить серию неудачных игр против киевского «Динамо», ведь в течение трех сезонов мы у киевлян не выигрывали. А вторым очень нужным для команды считаю первый гол в финальном матче Кубка Союза 8 ноября в Лужни-ках против ЦСКА (на матче было тогда около 80 (!) тысяч зрителей). На 11-й ми-нуте после подачи углового Еврюжихиным мне удалось быстрым, едва уловимым движением переправить мяч в ворота Кудасова, и мы повели в счете. Армейцы вынуждены были отыгрываться, а нам оставалось ловить их на контратаках, одна из которых удалась за 2 минуты до перерыва – гол забил Вшивцев. А во втором тайме минут за 15 до конца игры Аничкин довел счет до разгромного – 3:0. Но так называемого «хрустального» (победного в кубковом финальном матче) гола мне в кубовых играх забить так и не удалось. Зато удались два «золотых» в первенствах. Первый из них я забил в 1960 году в Киеве (счет стал 2:1, и уже никто не мог помешать торпедовцам стать чемпионами). Золотым можно считать и мой гол в игре с «Локомотивом» в 1963 году. Нам достаточно было взять два очка в том матче поздней осени, и тогда никто уже не догонял наше «Динамо». За несколько минут до конца матча счет был после моего забитого гола 1:0. Но незадолго до финального свистка Игорь Численко забивает (что называется, на всякий случай) второй. Мы выигрываем 2:0, становимся чемпионами, но получается, что мой золотой гол стал вроде позолоченным, что ли.
– И, безусловно, должны были Вам запомниться голы за первую сборную Союза, за которую Вы выступали с июня 1961 до июля 1964 года.
– Да, конечно. Дебютировал я 24 июня 1961 года в игре со сборной Арген-тины, которая проходила в Москве, заменив по ходу матча Виктора Понедельни-ка. Игра тогда закончилась вничью 0:0. А первый свой гол в сборной страны я забил во втором своем матче за сборную, 12 ноября того же года в Стамбуле в отборочном матче чемпионата мира против сборной Турции. Еще в первом тайме мы с Мамыкиным забили по голу, турки ответили одним, и хотя во втором тайме отчаянно пытались сравнять счет, но матч сборная СССР выиграла. Второй свой мяч я забил 29 ноября в Монтевидео в ворота сборной Уругвая. Тот матч наша сборная тоже выиграла, и тоже со счетом 2:1, причем и на этот раз два мяча были забиты в первом тайме (я и Понедельник). Третий свой «торпедовский» гол в сборной забил я вновь на выезде, вновь в первом тайме, и если бы игра закончилась 2:1, то я бы сам очень удивился. Но тот наш выигрыш у сборной Люксембурга 11 апреля 1962 года оказался со счетом 3:1 (еще два мяча на счету Мамыкина). А единственный гол в сборной, который я забил будучи уже динамовцем, стоил, пожалуй, всех трех предыдущих. Это произошло в Риме в ответной игре 1/8 финала Кубка Европы со сборной Италии 10 ноября 1963 года. В первой игре, состоявшейся 13 октября в Москве, наша сборная обыграла итальянцев 2:0 (отличились тогда Численко и Понедельник). В том матче я не участвовал, а во втором вышел на поле. Динамовцев в римской встрече было в составе сборной пятеро. В воротах Яшин, в защите Мудрик (играл правым крайним защитником), левым полузащитником – Короленков, который вместе с Ворониным хорошо отыграл в центре поля. Правым крайним играл Численко. Левым центральным нападающим с задачей оказания постоянной помощи нашей полузащите играл я. Что такое играть с итальянцами в официальной игре на Кубок Европы, думаю, объяснять никому не надо. В первом тайме мы трудились с колоссальной нагрузкой, в основном отбиваясь от атак их форвардов и полузащитников. Но вот за несколько минут до конца первого тайма мы провели «динамовскую» контратаку. Мудрик отличным дальним пасом выводит по своему правому краю Численко, тот проскакивает мимо двух защитников сборной Италии, замечает, что я открылся в штрафной, и делает отличный пас. Я только успел взглянуть, где вратарь итальянцев, и сразу пробил в другой угол ворот – гол! А во втором тайме в наши ворота был назначен пенальти. Бить решил их знаменитый центрфорвард Маццола. Было заметно, как он волновался. Ведь Яшин приехал в Италию в ореоле славы лучшего вратаря Европы и мира (после знаменитого матча сборная мира – сборная Англии, где наш прослав-ленный вратарь ушел с поля, так и не пропустив в свои ворота ни одного мяча). Психологическая дуэль знаменитого вратаря и не менее знаменитого форварда разворачивалась на наших глазах. Напряжение невероятное! Можете себе пред-ставить – если Маццола забивает гол, то счет становится 1:1, играть еще что-то около минут двадцати. А итальянцы ведь истинные южане – если на них снизой-дет вдохновение, то начинают творить прямо-таки чудеса. И вот в этот напряжен-нейший момент матча Яшин выигрывает эту психологическую дуэль у Маццолы – тог пробил почти прямо во вратаря. Сразу все успокоилось на поле и на трибу-нах – стало ясно, что сборная СССР в четвертьфинале, хотя в конце встречи итальянцы и сквитали счет. Никогда не забуду этого матча. Здесь хотелось ска-зать несколько слов об Игоре Численко, с которым мне удалось сыграть в течение нескольких сезонов в сборной и в «Динамо». Игорь по праву считался одним из лучших правых крайних не только в 60-е годы, но и за всю историю нашего фут-бола. Он 8 раз входил в число 33 лучших футболистов страны (причем три раза под первым номером). В составе первой сборной Игорь провел 51 матч (второй показатель среди динамовцев) и забил 19 мячей (лучший бомбардир «Динамо» в сборной). Участник чемпионатов мира 1962 и 1966 годов. В 1966 году стал брон-зовым призером чемпионата. На этом – английском – чемпионате был одним из лучших в сборной СССР и одним из лучших правых крайних среди участников финальной части первенства мира. Игорь забил два решающих гола в победных матчах со сборной Италии (1:0) и со сборной Венгрии (2:1). Был однако удален в полуфинальном матче со сборной ФРГ, ответив на глазах у судьи на удар испод-тишка одного из игроков немецкой сборной, и тем навлек на себя немилость ру-ководителей нашего футбола того периода. По этой причине не получил звания «заслуженный мастер спорта» (и это при том, что сборная Союза в том первенст-ве добилась своего лучшего результата на мировых чемпионатах). Не был прощен даже и на следующий год, когда стал лучшим бомбардиром сборной среди всех европейских национальных команд (забил в сезоне 67-го года за сборную 10 мя-чей). Только в начале 1991 года (почти четверть века спустя!) нынешнее руково-дство приняло-таки решение о том, что за свои заслуги перед отечественным фут-болом Игорь Численко достоин звания «заслуженный мастер спорта». Вот ведь как бывало раньше у нас в футболе...

Добавил: Клим
2017-08-17 12:35:59

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)