Еврокубки  Кубок Чемпионов 1957-1958  5 февраля 1958  Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3 1/4 2 м.


Фудбалски Клуб Црвена Звезда (Белград, Югославия) - Манчестер Юнайтед ФК (Англия) - 3:3 (0:3).

Кубок Чемпионов. 1/4 финала. 2-й матч. 05 февраля 1958. Белград. 14:45. Стадион Югославской Народной Армии. 52000 зрителей.

Судья: Карл Кайнер (Австрия).

ФК Црвена Звезда (Белград): 1. Владимир Беара, 2. Новак Томич, 3. Милян Зекович, 4. Райко Митич (к), 5. Любомир Спаич, 6. Владимир Попович, 7. Ранко Борозан, 8. Драгослав Шекуларац, 9. Лазар Тасич, 10. Боривое Костич, 11. Йован Цокич.
Гл.тренер - Милорад Павич.

Манчестер Юнайтед ФК: 1. Генри "Гарри" Грегг (С. ИРЛ), 2. Уильям "Билл" Фоулкс, 3. Роджер Бирн (к), 4. Эдвард "Эдди" Колман, 5. Марк Джонс, 6. Данкан Эдвардс, 7. Кенни Морганс, 8. Роберт "Бобби" Чарльтон, 9. Томас "Томми" Тэйлор, 10. Деннис Вайоллет, 11. Альберт Скэнлон.
Гл.тренер - Мэтт Басби (ШОТ).

Голы: 0:1 Вайоллет (2), 0:2 Чарльтон (30), 0:3 Чарльтон (31), 1:3 Костич (46), 2:3 Тасич (50, с пенальти), 3:3 Костич (58).

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:11:22


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3

Судейская бригада из Австрии во главе с Карл Кайнер, капитаны команд Роджер Бирн и Райко Митич.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:11:30


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3

Манчестер Юнайтед перед матчем в последний раз в таком составе перед мюнхенской трагедии.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:11:36


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3

Гарри Грегг фиксирует мяч.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:11:45


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3.

Оф. программка к матчу.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:11:54


Фатальный рейс
После игры в Лондоне все мысли были о матче в Белграде. Сможет ли «МЮ» удержать незначительное преимущество, добытое в Манчестере?
Да, минимальный разрыв не давал покоя болельщикам, но ведь раньше эти мальчишки выходили и не из таких переплетов. Нет, в них все-таки верили...
Сырой серый смог манчестерской зимы сменился для футболистов свежестью и морозцем континента. Первое, что бросилось в глаза при подлете к югославской столице — снег, однако радушие, с которым белградцы встречали «МЮ» в аэропорту, впечатлило куда сильнее. Язык футбола интернационален, и югославы отлично понимали, кто к ним прилетел.
Пришло время игры, и обе команды выстроились у центрального круга. «Малышей» потряс рев переполненных трибун. Фото-корреспонденты щелкали аппаратами, пишущая братия приступала в ложе прессы к отчетам, которые на утро должны были появиться в газетах.
В числе журналистов был и Фрэнк Свифт, бывший голкипер, один из лучших игроков довоенных «Манчестер Сити» и сборной Англии, имевший репутацию «добродушного великана». «Большой Свифти», уйдя на покой, стал вести спортивную колонку в «News of the World» и прибыл в Белград, чтобы написать отчет в воскресный номер.
Фрэнк играл в том же составе «Манчестер Сити», что и Мэтт Басби. Вместе они выиграли Кубок Англии в 1934 году. Тогда, потеряв сознание после по-настоящему боевого финала, Свифт стал героем вех статей — видимо, нервное напряжение, выпавшее на долю 19-летнего голкипера, дало о себе знать. И, вполне возможно, Свифт как никто другой понимал чувства «Малышей» перед началом белградского матча.
Кроме него, из переполненной ложи прессы на поле смотрели журналисты, не пропускавшие ни одной игры «МЮ» и путешествовавшие вместе с командой по Европе: Том Джексон из «Manchester Evening News» и его близкий друг и конкурент Альф Кларк из ныне несуществующей «Manchester Evening Chronicles». Они оба были влюблены в «МЮ» и жили, что называется, от игры до игры. Кларк выступал за «МЮ» на любительском уровне и тренировал команду до прихода Басби сразу же после войны.
По причине того, что в Манчестере находились редакции северных филиалов английских газет, а также ввиду фантастической популярности клуба, в Белграде были представлены почти все британские издания. Так, например, «Daily Mirror» представлял Арчи Ледорук. И хотя в штате редакции его уже заменили Фрэнком Макги, Ледбрука запихнули в самолет, дабы он мог закончить начатый ранее очерк...
Дон Дэвис из «Manchester Guardian» писал под псевдонимом «Old International». Еще в 1914 г., выступая за легендарный клуб «Northern Nomads» («Северные кочевники»), этот ветеран британского футбола сыграл за любительскую сборную Англии против Уэльса. 5 февраля 1958 г. он передал телеграфом в свою редакцию на Кросс-Стрит следующие строки: «Кто перед этим матчем мог отважиться на какие-либо прогнозы? Сегодня в Белграде, в лучах зимнего солнца, на поле, покрытом тающим снегом и напоминающем английский луг с маргаритками, «Црвена Звезда» и «МЮ» начали битву умов и характеров во втором раунде четвертьфинала КЕЧ. Игра закончилась вничью 3:3, но так как в первом матче в Манчестере «МЮ» выиграл 2:1, именно этот клуб с общим результатом 5:4 второй год подряд вышел в следующий круг соревнований».
К вящей радости англичан и оцепенению 52 тысяч местных болельщиков уже через 90 секунд после начала игры Вайоллет отправил мяч в ворота ошарашенного Беары. Гол был забит блестяще — совершенно в стиле Вайоллета. Впрочем, не обошлось и без элемента везения — мяч попал к форварду после рикошета. Однако, как отмечал Джонс: «В этой игре нам нужна Фортуна».
К чему вполне можно было бы добавить: «А также латы и кольчуги!». После того как Шекуларац, словно косой снес Морганса, свисток судьи стал напоминать нескончаемую трель. Через 14 минут Чарльтон мастерски провел еще один гол — после углового, поданного Скэнлоном, Вайоллет головой сбросил мяч под удар Бобби. Однако австрийский судья не засчитал взятие ворот, мотивируя это офсайдом.
Так или иначе, в первом тайме события развивались благоприятно для «МЮ». Центрфорвард Тейлор, как настоящий сорвиголова (играл за «Тоттенхэм Хотспурз»), вел за собой нападающих. На противоположном краю в рамке хладнокровно и надежно действовал Грегг.
Второй гол «Юнайтед» назревал. И вновь в центре событий оказался Чарльтон. Отобрав мяч у Костича метрах в сорока от ворот соперника, Бобби в одно мгновенье приблизился к ним и мощнейшим по силе и блестящим по точности ударом пробил лучшего вратаря континента. Дальше последовало грандиозная ошибка «МЮ»... Впрочем, обо всем по порядку. Через две минуты после второго гола англичане получили право на свободный удар. Мяч оказался в штрафной, Эдвардс пробил, но неудачно. Рикошет, и кожаный шар уже у Чарльтона, затерявшегося в чаще белградских защитников. Как пробить сквозь частокол ног югославов – головоломка! Но не для Бобби! Его глаза молниеносно находят единственно возможный маршрут движения мяча, и последний немедленно оказывается в сетке.
3:0— по ходу матча и 5:1 — общий счет. Лучшего хода событий для «МЮ» быть не могло!
Как и следовало ожидать, югославы были деморализованы. Все попытки форвардов «Црвены Звезды» протаранить оборону англичан оказывались тщетными: защита «МЮ» напоминала скалу. Даже Шекуларац, весьма агрессивно начавший матч, выглядел растерянным и ошибался в простейших ситуациях. Тем не менее, после перерыва к белградцам вернулся кураж. Уже через две минуты после возобновления игры Костич сквитал один гол. Спустя еще три — в воротах «МЮ» должен был побывать еще один мяч: Шекуларац сделал блестящую передачу на Чотича, после удара которого мяч просвистел над самой перекладиной. Прошло еще немного времени, и после того, как Фолкс всем корпусом завалился на Ташича — центрфорварда югов, судья назначает пенальти. По словам Фолкса, Ташич сам потерял равновесие и, падая, вцепился в футболку британца... Так или иначе, рефери, не раздумывая, указал на 11-метровую отметку. Сам пострадавший подходит к мячу, бьет, и, просвистев в нескольких сантиметрах от пальцев голкипера, мяч влетает в сетку.
Счет теперь 3:2, и трибуны неистовствуют. Когда же Чотич не смог завести мяч в пустые ворота мимо травмированного Грегга, на одной из трибун стадиона едва не повторилась трагедия Болтона. Толпы возбужденных болельщиков сбегали вниз, давя и прижимая друг друга к бетонной стене!
За 15 минут до финального свистка, окончательно воспрянув духом, югославы учиняют настоящий штурм ворот «МЮ». У них получается все: острые прострелы и у выверенные передачи, точные навесы и мощные удары. У манчестерской защиты голова идет кругом. Причем инсайды «МЮ» перестали отходить назад за мячом и это только усилило давление на ворота Грегга. Но как только англичане исправляют эту ошибку, мощь югославских атак спадает. Время от времени британцам удаются контратаки, и вот уже Морганс сотрясает штангу сильнейшим ударом...
Бешеный темп ни на секунду не ослабевает, а как только англичане пытаются перевести игру в более спокойное русло первого тайма, на них обрушивается новый шквал атак. За две минуты до конца матча Гарри Грегг выбегает из ворот и бросается в ноги Зебецу. Вратарь забирает мяч, но по инерции вываливается вместе с ним за пределы штрафной. Югославы получают право на штрафной. Костич видит, что Грегг расположился у дальней штанги, прикрытой стенкой. Между крайним футболистом в стенке и ближней штангой узенький просвет. Мастер стандартных положений, футбольный ювелир Костич не мог не воспользоваться этой брешью. Грегг, словно катапультированный, летит из одного угла ворот в другой, но слишком поздно... Мяч, не касаясь вытянутых пальцев кипера, опускается в ворота. И счет уже 3:3!

Источник: stepan
редактирование     2014-03-21 10:31:35


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3. Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Билет на матч.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:12:05


Трагедия в мюнхенском аэропорту
Когда самолет приземлился в Мюнхене, пассажиры отдыхали. Играли в карты, обсуждали последние новости, читали попавшиеся под руку газеты и журналы, в общем, каждый коротал время как мог. В самолете всегда одолевают определенные опасения, предчувствия, но за картами и общением дурные мысли развеялись, и кое-кто сумел даже уснуть.
Около 2 часов дня G-ALZU AS-57 был готов к вылету. За штурвалом был помощник командира корабля Кеннет Реймент. Сам командир Джеймс Тейн привел самолет из Манчестера в Белград и сейчас уступил место своему близкому другу и коллеге. В 14.31 в диспетчерскую на «вышке» сообщили, что...
Позже Тейн опишет это так: «Кен начал открывать дроссели между нашими сидениями, я положил свою руку на его и открыл их полностью. Кен убрал руку, а я скомандовал «Полная мощность!» Когда заработали двигатели, послышался неровный звук, а стрелка левого манометра заметалась. Я почувствовал боль в руке, Кен закрыл дроссели: «Взлет отменен». Я жал от себя штурвал, а Кен ударил по тормозам. Через 40 секунд после запуска двигателей самолет был остановлен».
Проблема заключалась в усиленном помпаже — слишком густая аэросмесь приводила к повышенной акселерации двигателя — довольно распространенное явление на самолетах данного типа (это дословный перевод. Поскольку я не спец по авиатехнике, прошу заранее простить, если что. — Прим. автора.). Обсудив проблему с Теином, Реймент решился на повторный взлет, теперь уже постепенно открывая дроссели, отпуская тормоза и переходя на полную мощность.

В 14.34 было получено разрешение на повторный взлет, но и во второй раз машина была остановлена.
Во время дозаправки самолета пассажиры вышли в буфет попить кофе. После двух неудачных попыток взлета публика вновь потянулась в буфет. Пошел сильный снег. Вспоминает защитник Билл Фолкс:
«Всю дорогу из Белграда в Мюнхен мы играли в карты, а когда вышли из самолета, почувствовали, как холодно на улице. Попытка взлета оказалась неудачной и кое-кто, видимо, стал немного нервничать. Когда же и вторая попытка не удалась, мы совершенно спокойно вернулись в буфет».
Некоторые футболисты уже не рассчитывали лететь домой в тот вечер. Дункан Эдвардс отправил своей хозяйке в Манчестере телеграмму «Все рейсы отменены. Прилетаем завтра». Телеграмма была отправлена около 17.00...
Фолкс: «Через четверть часа задержки пассажиров вновь пригласили на борт, но прошло не менее пяти минут, пока все вернулись в самолет...»
Альф Кларк из «Evening Chronicle» пошел звонить к себе в контору, и нам пришлось его ждать. Мы вернулись на свои места, но больше не играли в карты... Я спрятал колоду в карман пиджака и стал ожидать взлета.
Я сидел возле иллюминатора где-то посерединеe самолета. Моими партнерами по картам были Кен Моргане, расположившийся справа от меня, Дэвид Пегг и Альберт Скэнлон, сидевшие впереди нас. Мэтт Басби и Берт Уолли сидели за нами, а за ними расположились Марк Джонс, Томми Тейлор, Дункан Эдвардс и Эдди Коулмэн.
Пегг поднялся и направился к задним рядам. «Мне там не нравится. Не очень безопасно», — сказал он, присоединяясь к другим игрокам. Огромный Фрэнк Свифт также переместился ближе к хвосту самолета — видимо, и он чувствовал, что там безопаснее всего. Через проход от нас была другая компания картежников: Рэи Вуд, Джекки Блэнчфлауэр, Роджер Берн, Билли Уилан и Деннис Вайоллет.
В кабине экипажа пилоты Тейн и Реймент обсуждали проблему с бортмехаником Уильямом Блэком. Последний говорил, что усиленный помпаж — явление вполне нормальное для аэропортов, расположенных на такой высоте, как Мюнхен. В 15.03 самолет предпринял третью попытку взлета. Теин описывает это так:
«Я сказал Кену, что, если у нас снова будет усиленный помпаж, я сам займусь дросселями. Кен открыл дроссели на 28 дюймов. Оба двигателя работали ровно, поэтому он снял машину с тормоза, и она побежала вперед.
Кен продолжал открывать дроссели, а я снова додавливал левой рукой его руку до полного открытия клапанов. Кен убрал руку и скомандовал: «Полная мощность!». Проверив показания приборов, я повторил: «Полная мощность!»
Тейн вновь отметил признаки усиленного помпажа и, перекрикивая шум двигателей, сообщил об этом Рейменту.
«Я посмотрел на индикатор скорости воздушного потока. Было уже 105 узлов, а стрелка все не останавливалась. Когда она достигла показателя 117 узлов, я выкрикнул «VI!» (точка разбега, после которой отменять взлет опасно). Неожиданно стрелка побежала вниз: 112, затем 105. Кен крикнул: «Господи, это невозможно!», а я, взглянув поверх приборной доски, увидел заснеженное поле, здание и дерево прямо на пути самолета».
Между тем в салоне Фолкс почувствовал что-то неладное: «В иллюминаторы были видны потоки грязи, пролетающие вдоль борта, а двигатели невероятно шумели — как это бывает у автомобиля, когда он сходит с трассы на кочки».
Самолет покинул взлетную полосу, разнес забор и пересек дорогу, прежде чем левое крыло врезалось в здание. Крыло и часть хвоста оторвало, а здание охватил огонь. Кабина ударилась в дерево, а правая сторона фюзеляжа — в деревянный ангар, где стоял грузовик с горючим и покрышками. Произошел взрыв.
Фолкс, пристегнув ремень безопасности, вжался в кресло. Впоследствии он вспоминал, как услышал страшный удар, а затем — после нескольких секунд беспамятства — увидел перед собой зияющую дыру.
«Хвостовая часть самолета вдруг исчезла. Я вскочил с кресла и побежал. Потом понял, что самолет не взорвется, и побежал обратно. Я увидел пылающий хвост, а на обратном пути мне пришлось переступать через тела. Роджер Берн оставался пристегнутым к сидению, Бобби Чарльтон и Деннис Вайоллет безмолвно лежали в своих креслах. Тут появился Гарри Грегг и мы вместе попытались помочь пострадавшим».
Эти двое искали раненых. Мэтта Басби, тяжело травмированного, вынесли на носилках. С трудом передвигавшихся Бобби Чарльтона и Денниса Вайоллета довели до мини-автобуса. Всех выживших отвезли в госпиталь. Прошел целый день, пока весь ужас случившегося дошел до сознания Фолкса и Грегга.
«Мы вошли в больничную палату и увидели Мэтта Басби в кислородной палатке, тяжелораненого Эдвардса, Чарльтона с перевязанной головой, Блэнчфлауэра, склонившегося над рукой с глубокой раной. Скэнлон лежал с закрытыми глазами — у него был пролом черепа, у Вайоллета разбиты голова и лицо, у Вудса порезано лицо и сотрясение мозга. Моргане и Берри не приходили в сознание. Я поговорил с сиделкой. Она сказала, что у Дункана, по ее мнению, больше шансов на выздоровление чем у Джонни…
У одной из коек мы наткнулись на Фрэнка Тейлора - единственного журналиста в госпитале. Фрэнк предложил нам выпить пива - как и мы он еще не осознавал масштабов происшедшей накануне катастрофы. Мы направились к выходу, и я спросил у сиделки, где можно увидеть других ребят. Казалось, она не поняла моего вопроса, и я вновь произнес:
- Где остальные оставшиеся в живых?
- Остальные? Нет остальных. Все здесь...
Только в этот момент ужас мюнхенской трагедии стал очевиден. "Малышей Басби" больше не было. Роджер Берн, Джефф Бент, Марк Джонс, Дэвид Пегг, Лайэм Уилан, Эдди Коулмен и Томми Тейлор погибли сразу.
Помимо игроков среди погибших были секретарь клуба Уолтер Крикмер, тренеры Том Кёрри и Берт Уолли.
Дункан Эдвардс и Джонни Берри находились в критическом состоянии, и их жизнь висела на волоске. Мэтт Басби, получивший множественные повреждения, был единственным выжившим из наставников.
Погибли и восемь из девяти журналистов, находившихся на борту: Альф Кларк, Дон Дэвис, Джордж Фоллоуз, Том Джексон, Арчи Ледбрук, генри Роуз, Эрик Томпсон и «добрый великан» Фрэнк Свифт.
Погиб один член экипажа и два пассажира: представитель туристического бюро, организовавший рейс и болельщик, путешествовавший вслед за командой. Остались в живых девять футболистов, но двое из них — Джонни Берри и Джекки Блэнчфлауэр (брат Дэнни, выступавшего за «Тоттенхэм Хотспур») — уже больше никогда не вышли на поле.
Выжили Фрэнк Тейлор, два фотографа, жена сотрудника турбюро и два югослава (у одного из них был ребенок). Итак, всего погибло 21 человек, 18 остались в живых, но четверо из них находились в критическом состоянии.
Из этой четверки — Эдвардс, Басби, Берри и Реймент — выживут только двое. Через три недели после катастрофы, ставшей впоследствии известной просто как «Мюнхен», Дункан Эдвардс и Кеннет Реймент уйдут из жизни.

REDEVILS.RU.

Источник: stepan
редактирование     2014-03-22 00:12:14


Црвена Звезда (Югославия) - Манчестер Юнайтед (Англия) 3:3. Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Источник: stepan
редактирование     2014-03-21 10:57:40



Источник: Grisha
редактирование     2017-12-02 14:56:17

Источник:




Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)