Севидов Александр Александрович тренер от 1975 - до 1979 май

Александр Александрович Севидов пришел в московское «Динамо» глубокой осенью 1974 года сложившимся и известным в нашей стране тренером. Аркадий Романович Галинский, с давних пор хорошо знавший этого тренера, не скрывал, что считает А. А. Севидова одним из лучших отечественных тренеров. Все основания для такой оценки были налицо – Севидов из минского «Динамо», бывшего до него посредственной командой, сформировал боеспособный, волевой футбольный ансамбль, поведший борьбу за призовые места в нашем чемпионате и претендовавший на второй трофей советского футбола – Кубок СССР. Во всяком случае, в 1963 году минчане стали бронзовыми призерами чемпионата, а двумя годами позже вышли в финал Кубка страны, где в жестоком споре с московским «Спартаком» уступили. Затем он работал в киевском «Динамо», где под его началом команда выиграла чемпионское звание в 1971 году и дважды была второй, в 1973 году вышла в финал Кубка СССР, где в драматической борьбе на последних минутах дополнительного времени проиграла ереванскому «Арарату».

Что касается своих профессиональных качеств, отношения к делу новый старший тренер никаких нареканий не вызывал. Почти сразу же выяснилось, что учебно-тренировочный процесс он умеет ставить грамотно, серьезно, обстоятельно, с глубоким знанием всех тактических новаций. Пришлось по душе и то, что свою работу он строил на доверии к игрокам, уважении их достоинств, принципиальной непримиримости к их недостаткам, мешающим общим интересам коллектива, Все делал продуманно, взвешенно, свои поступки мотивировал перед всеми, был принципиален в главном, умел уступить в несущественном. Недаром, наверное, в команде его многие любили, все поголовно уважали и между собой футболисты всегда называли его не иначе как «Сан Саныч» или «главный».

Не вызывало претензии и его отношение к молодежи. Почти всех мало-мальски одаренных воспитанников дублирующего состава он держал под контролем, следил за их ростом и, когда чувствовал, что молодой игрок готов к выступлениям за «основу», незамедлительно выпускал его на поле. Достаточно сказать, что при нем в команде заиграли такие воспитанники динамовской футбольной школы, как Александр Новиков, Анатолий Паров, Сергей Силкин, Владимир Демидов, Ренат Атаулин. Если к ним добавить молодых воспитанников других московских клубов, например, Сергея Бабурина, Сергея Аргудяева, то станет совершенно очевидным, что Александр Александрович умел смело выдвигать одаренную молодежь.

Да и опытных игроков он приглашал всегда по делу, тогда, когда убеждался, что вновь приглашенный подойдет к коллективу, не испортит общего делового, творческого климата в команде. Поэтому-то им приглашенные новички, как правило, быстро воспринимали стиль и традиции команды, сразу же становились своими. Напомним, что при нем ведущими игроками команды стали приглашенные Александр Максименков, Александр Минаев, Анатолий Шепель, Валерий Газзаев.

Прекрасным качеством Севидова было его умение извлечь максимум возможного из достоинств своих подопечных. С кем бы из футболистов команды того времени ни поговорить, они в один голос уверяют, что именно при «Сан Саныче» они показывали свою лучшую игру. И здесь дело не только в том, что он умел доверять, а и в том, что он как немногие умел вселять в ребят уверенность в своих силах, внушать им веру в правоту их действий, зажигать их высокой целью, верой в реальность решения большой задачи. Поэтому он, как правило, своего не упускал и использовал малейшую возможность для достижения успеха. Добавим, при довольно ограниченных возможностях (по сравнению с другими клубами) своего коллектива. При А. А. Севидове московские динамовцы в одиннадцатый, и, увы, пока последний, раз стали чемпионами СССР (правда, болельщики-привереды не преминут ехидно заметить, что чемпионами динамовцы стали в усеченном чемпионате: в 1976 году, как и сорок лет тому назад, было проведено два чемпионата в один круг – весенний и осенний; динамовцы стали чемпионами в весеннем); дважды завоевывали Кубок СССР, причем оба раза (в 1977 и 1984 годах) выиграли блистательно, переиграв в обеих розыгрышах будущих чемпионов страны, дважды выходили в полуфинал Кубка обладателей кубков европейских стран, причем однажды (в розыгрыше 1978/79 годов) можно сказать одной ногой уже были в финале, уступив один гол в драматической серии послематчевых пенальти. Так что в отношении достигнутых результатов у Севидова полный порядок.

Его завистники и недоброжелатели часто ставят ему в упрек, что он, как никто другой до него в «Динамо», много внимания уделял вопросам материального стимулирования команды, «выбиванию» для игроков машин, дубленок, норковых шапок и т.д. Да, это правда. До него старшие тренеры в «Динамо» этими вопросами почти никогда не занимались. Но сама жизнь поставила эти вопросы на повестку дня в тренерской работе. Не московское «Динамо» завело эту практику. Но отставать в этих вопросах, не заниматься ими, значило в тех условиях заведомо отказаться от мысли о высоких целях, ставящихся по давней традиции перед командой. Во-вторых, старший тренер ведь заботился не о себе и о своем ближайшем окружении, а о команде и ее игроках. И хотя в таких щепетильных делах всегда есть обиженные и обделенные, сами футболисты, насколько знаю, претензий тренеру не предъявляли. Поскольку знали, что их наставник футбольную жизнь изнутри постиг основательно на собственном примере.

Судите сами. В 15 лет он уже играл в клубной команде московского «Старта»; в 18 дебютировал в команде мастеров казанского «Динамо», выступавшей в классе «Б», годом позже играл в московском «Пищевике». В 1941 году начал выступать в высшей лиге нашего футбола в команде минского «Динамо», куда был приглашен как перспективный молодой футболист. Начал забивать первые голы, на него обратили внимание специалисты. Но судьба нанесла страшный удар не только по нему, но и по многим молодым поколениям – началась Великая Отечественная война, отнявшая четыре лучших молодых года. И все же в первом чемпионате страны после войны он опять на виду, но уже как ведущий центрфорвард московской команды «Крылья Советов». На него обратил внимание ведущий тренер тех лет Б.А. Аркадьев и пригласил в свою команду ЦДКА на поездку в Югославию вместо готовившегося с динамовцами к турне по Великобритании Всеволода Боброва. И в Югославии Севидов не был статистом – провел почти все игры, много забивал, не стушевался перед авторитетом Федотова, Гринина, Николаева и других... В 1946 году он перешел в московское «Торпедо» и наметившийся дуэт двух грозных форвардов Пономарев — Севидов обещал самую большую сенсацию того футбольного сезона. Но 23 мая во встрече с ленинградскими динамовцами молодому и многообещавшему форварду в одном из моментов сломали ногу. Так судьба нанесла второй и, как оказалось, решающий удар по его карьере футболиста. В 25 лет, в самом соку, в году расцвета, уйти из футбола — такое выдержать смог бы не каждый. Но Александр Севидов вынес, не сломался. Только жаднее и внимательнее стал следить с трибуны за игрой, слушать наставления и разборы Виктора Александровича Маслова, которого он считал своим главным учителем и наставником. И вскоре становится дипломированным тренером и приступает к практической работе в Подмосковье, в городе Ступино, руководя местной командой. Потом пошли команды поименитей и поинтересней — «Молдова» Кишинев, «Динамо» Минск, где, как он считал ему были созданы просто идеальные условия для плодотворной работы, за которую, напомним, ему было присвоено высшее тренерское звание (заслуженный тренер СССР), «Кайрат» Алма-Ата, московский «Локомотив». И как вершина признания его тренерских достижений и успехов последовало приглашение в 1971 году в Киев, в лучшую команду Украины и, пожалуй, всей страны, «Динамо».

Там он впервые вместе с командой выиграл самое почетное звание – чемпион страны. Там же впервые столкнулся и с фактом предательства. Те люди, которые настоятельно советовали ему в финале Кубка СССР произвести замены, они же на следующий день после проигранного финала стали ставить ему в вину произведенные замены. Вскоре Севидов понял, что на его место готовится замена, и уехал в Москву, хотя ему было досадно и обидно, что не дали ему поработать с командой, как он задумывал, что еще не оперились те молодые футболисты, в частности, Олег Блохин, которого он привлек в основной состав команды, на которых он рассчитывал в ближайшем будущем.

Следующим этапом стало московское «Динамо». Кстати, Александр Александрович мотивировал уход Юрия Курненина и Юрия Гаврилова по-разному. Что касается первого, то здесь все просто: он принял решение уйти из команды еще до прихода нового тренера, а не в правилах Севидова задерживать игрока, если он не поддается на уговоры. Уход же Юрия Гаврилова он объяснял двумя обстоятельствами: во-первых, очень сильным давлением руководства общества и партийных верхов, которые настойчиво советовали Александру Александровичу разобраться с этим футболистом и передать его в «Спартак», и, во-вторых, тем, что в этом решении он излишне доверился М. В. Семичастному, который настойчиво советовал избавиться от этого парня, потому что у него проблемы со здоровьем. Михаил Васильевич не уставал повторять, что у Гаврилова плоскостопие и ряд других болезней, что неспроста он «белобилетник», освобожден от военной службы. Конечно, признавал Александр Александрович, может он в данном случае немного поспешил, но при этом всячески подчеркивал, что Юрию в «Спартаке» полностью раскрыться было легче, чем в «Динамо»: там Бесков на нем игру строил, под него подбирал других исполнителей в период коренной перестройки состава. В «Динамо» же он был не ведущим игроком, и под него подбирать партнеров было нереально. «Этого сделать мне никто бы не позволил».

В «Динамо» Севидова ждал новый удар судьбы. Причем в дни, когда он готовился в очередном чемпионате решительно вмешаться в борьбу за золотые медали. «Поверь мне, что мы могли на многое рассчитывать в том году. Пригласили в команду сильных игроков: Валерия Газзаева, Николая Латыша, Юрия Резника; основательно готовились на предсезонных сборах. Главное же, я видел, как ребята поверили в себя, как они жаждали побороться за медали, которых от них давно ждали. Короче, у них, как говорят в подобных случаях, горели глаза». Но тут последовало приглашение на товарищеские матчи в США и очередной скандал в этой стране. Сейчас все это выглядит смешным и нелепым, но тогда всему этому партия и правительство уделяли самое серьезное внимание. Дело в том, что в США в одном из городов с Севидовым встретился его давний приятель по Киеву, заядлый болельщик киевского «Динамо» и его личный обожатель и пригласил к себе домой. «Ему не мог отказать, поскольку он меня приглашал настойчиво и упрямо, явно обрадовавшись встрече со мной. Договорился с начальником команды, предупредил его, что могу задержаться до утра, и с чистой совестью уехал. Проговорили мы с моим приятелем досыта, до восхода солнца и я вернулся в отель, где остановилась команда. Ко мне сразу же кинулся руководитель нашей делегации, генерал из КГБ, с криками о том, куда я девался, что он поседел за ночь, ожидая меня, и что за ночь он столько всего пережил, думая о том, что известный советский тренер тайком убежал и попросил убежища в США. В свою очередь я стал горячо доказывать, что таких упреков не заслужил, поскольку, во-первых, честно предупредил об отлучке, а во-вторых, не давал никаких поводов усомниться в моей лояльности, в моей верности стране, семье, жене (она тогда еще была жива) и моим детям. Короче, выяснилось, что начальник команды мою просьбу о том, чтобы предупредить руководство о моем отсутствии до утра, по каким-то причинам не выполнил, и я был обвинен в грубом нарушении режима». По приезде в Москву генерал доложил об инциденте по инстанции и «дело» Севидова завертелось. И хотя доброжелательные к нему динамовские руководители не раз разговаривали с тренером-нарушителем, уговаривая его отнестись к этому делу формально, без души, Александр Александрович, полагая, что задеты его достоинство и честь, пошел до конца, не идя ни на какие компромиссы, и не слушая никого. Сразу же подал заявление об уходе из команды, расстался со всеми своими честолюбивыми замыслами и надеждами. Его порой, и не без оснований, считали конформистом, но и его конформизм имел свои пределы....

Пять долгих лет обе стороны имели на то, чтобы остыть и вновь вступить в контакт друг с другом. Глубокой осенью 1983 года Севидов возвращается в команду, которая без него побывала в глубоком кризисе и чудом избежала расставания с высшей лигой. И вновь почти сразу же дела налаживаются, команда добивается победы в Кубке страны. Кажется, что теперь все злоключения позади. Но в жизни, в отличие от сказок, редко бывают счастливые концы. Жизнь вновь наносит удар. Теперь со стороны человека, которого как игрока и тренера Александр Александрович буквально выпестовал еще в минском «Динамо». Мне рассказывал Аркадий Романович Галинский, что именно ему старший тренер, еще работая в Минске, уступил свою трехкомнатную квартиру, согласившись на однокомнатную, которую предлагали ведущему игроку. И опять-таки уступил не просто так, а исходя из интересов дела, команды, поскольку у игрока была большая семья и ему нужно было готовиться к матчам в приличных жилищных условиях. Сложилось так, что много лет спустя этот ведущий форвард также стал большим тренером, переехал в Москву и, ссылаясь на отсутствие должной тренерской практики, напросился в помощники Александра Александровича. Тот по доброте душевной согласился и новый 1985 год московское «Динамо» возглавил новый тренерский дуэт. Но бывшие союзники не долго работали вместе. В июне московское «Динамо» на своем поле встретилось с ростовским СКА. В первом тайме динамовцы легко переиграли гостей, забив три безответных мяча. Но затем, убаюканные своим преимуществом, также легко во втором тайме растеряли его и, более того, в конечном счете проиграли 3:4. «Произошла обычная футбольная драма. Ребята, упоенные легко достававшейся победой, не спохватились во время, расслабились и проиграли. Я сердцем чувствовал беду, старался в раздевалке во время перерыва настроить соответствующим образом ребят, но видно не нашел убедительных слов. Конечно, горько и обидно было проигрывать такой матч. Но в футболе такие вещи происходят почти сплошь и рядом, и трагедии из проигрышей устраивать не стоит. А вот уроки извлекать полезно, как тренерам, так и игрокам. Но в этот раз кому-то нужно было устроить из проигрыша показательный процесс. Руководство Центрального совета «Динамо» увидело по чьей-то наводке в этом матче сговор, так называемый договорный матч, когда команда, пожертвовав своей репутацией, за какие-то материальные блага уступила своему сопернику. Все мои доводы о том, что так картинно так называемые договорные матчи не проводятся, не были услышаны. Последовали карательные санкции, в результате которых я вынужден был вновь подать заявление об уходе, а футболисты, верой и правдой служившие «Динамо» много лет, были со временем отчислены из команды. Речь веду прежде всего о Саше Новикове и Валере Газзаеве...».

Так пришлось Александру Александровичу во второй раз уходить из московского «Динамо». И хотя он продолжал еще работать в ряде команд, но это скорее была отцовская обязанность перед старшим сыном, которого он любил и считал незаслуженно обойденным вниманием на его тренерском пути. Александр Александрович считал, что Юрий имел очень нестандартные и тонкие идеи, что он мог внести свое «я» в тренерскую профессию и всячески старался помочь сыну воплотить свои идеи в тренерскую практику.

 

Из спортивной биографии А. А. СЕВИДОВА

 

Даты жизни 5 сентября 1921 года, Москва — 15 апреля 1992 года, Москва. Похоронен на Домодедовском кладбище Москвы.

Позиция Центральный и полусредний нападающий, тренер.

Спортивное звание Мастер спорта, заслуженный тренер СССР (звание присвоено в 1968 году).

Деятельность и достижения в футболе Начал играть в Москве в 1936 году в клубной команде «Старт». Затем играл: в «Динамо» Казань (в 1939 году), в «Пищевике» Москва (в 1940 году), «Динамо» Минск (в 1941, по июнь, году), «Крыльях Советов» Москва (в 1942 – 1945 годах), «Торпедо» Москва (в 1946 – 1948 годах), числился в составе московского «Локомотива» (в 1949 – 1950 годах). Участник поездки ЦДКА в Югославию (осенью 1945 года).

Игровая характеристика В послевоенные годы был одним из самых перспективных молодых нападающих. Физически развитый, быстрый, маневренный, уверенно чувствовал себя в комбинационной игре, прекрасно разбирался в самых сложных игровых ситуациях, умело взаимодействовал с партнерами, владел сильными ударами с обеих ног. В 1946 году в «Торпедо» намечался грозный тандем нападающих Севидов - Пономарев, однако тяжелый перелом ноги прервал футбольную карьеру Севидова.

Тренерская деятельность Окончил Центральный государственный институт физической культуры (в 1950 году). Старший тренер команды города Ступино Московской области (в 1951 – 1957 годах), «Молдовы» Кишинев (в 1958 – август 1960 годах), «Динамо» Минск (в 1962 – август 1969 годах), «Кайрата» Алма-Ата (в 1970 году), «Динамо» Киев (в 1971 – октябрь 1973 годах), «Динамо» Москва (в 1975 – февраль 1979 и в ноябре 1983 – июнь 1985 годах), «Локомотива» Москва (в 1981 – 1982 годах), «Нефтчи» Баку (в 1987, по май, году), «Ротора» Волгоград (в апрель 1989 – июль 1990 годах). Работал тренером-консультантом «Спартака» Владикавказ (в 1991 – март 1992 годах). Добавим к этому, что два года был тренером (в 1961 году) и старшим тренером (в 1974 году) московской ФШМ.

Один из лучших тренеров отечественного клубного футбола за все время его существования. Под его руководством динамовцы Киева стали чемпионами страны 1971 года, вторыми призерами чемпионатов СССР 1972 и 1973 годов, финалистами Кубка СССР 1973 года. В годы его работы московское «Динамо» стало чемпионом страны в 1976 (весна) году, третьим призером чемпионата СССР 1975 года, обладателем Кубка СССР в 1977 и 1984 годах, полуфиналистом Кубка обладателей кубков европейских стран в 1978 и 1985 годах; минское «Динамо» стало третьим призером чемпионата страны 1963 года и финалистом Кубка СССР 1965 года. Под его началом «Кайрат» в 1970 году стал победителем турнира в первой группе класса «А» и вышел в высшую лигу, команда города Ступино в 1954 году выиграла чемпионат РСФСР и вышла в класс «Б». ФШМ в 1974 году заняла второе место во Всесоюзном юношеском чемпионате. На протяжении многих лет регулярно выступал в спортивной печати с футбольными обзорами и аналитическими статьями. Награжден орденом «Знак Почета» (в 1968 году).

Литература о нем А.Р. Галинский. Игрок на все времена. «Советский спорт». Плюс 8». 1992, № 15 - 16.

 



Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:04

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)