Чулков Федор Федорович.    17 февраля 1898 - 21 сентября 1971. Игр: 0, голов: 0. КФС Москва (1923) - Закончил играть (1930).   Полная хронология матчей

n год об м г/м оф м г/м ч м г/м к м е м н м
1.19238-13-1.628-13
2.19248-10-1.258-10
3.192511-18-1.6311-18
4.192615-29-1.9315-29
5.19276-15-2.506-15
6.19285-8-1.605-8
7.192913-23-1.7613-23
8.19304-11-2.754-11
-Об:70-127-1.8170-127


Чемпионат МосквыЧемпионат «Динамо»Международные матчиВсего
СезонМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолыМатчиГолы
1923 (весна)1-31-3
1923 (осень)6-1017-10
1924 (весна)3-73-7
1924 (осень)4-21-15-3
192510-161-211-18
192612 (13)-21 (-27)11-114 (15)-22 (-28)
1927 (весна)2-52-5
1927 (осень)3-61-44-10
1928 (весна)4-51-35-8
1929 (весна)3-43-4
1929 (осень)6-104-910-19
1930 (весна)4-114-11
Всего58 (59)-100 (-106)10-191-169 (70)-120 ( -126)

 

Дата и место рождения 17 февраля 1898 года, Рязань.

Дата и место смерти 21 сентября 1971 года, Москва.

Позиция Вратарь

Рост 181 см Вес 78 кг

Воспитанник Детской команды станции Удельная Московско-Рязанской железной дороги (в 1910 – 1915 годах). Затем играл в клубных командах московского «Униона» (в 1916 – 1918 годах).

Команды до московского «Динамо» первая клубная команда «Кружок футболистов «Сокольники»» (КФС) (в 1919 году и в 1921 – 1922 годах).

Дебют в чемпионатах Москвы 17 июня 1923 года с «Красной Пресней». 2:3. Стадион «Красный стадион».

Достижения Чемпион Москвы 1926 и 1928 (весна) годов; второй призер чемпионата 1927 (осень) года; третий призер чемпионата столицы 1929 (осень) года. Чемпион всесоюзного общества «Динамо» 1929 года. Участник первого официального матча команды в ее истории. Участник первого международного матча команды. Один из организаторов команды в 1923 году.

Матчи и достижения в сборных страны и Москвы В сборной СССР (в 1927 году) провел 7 неофициальных матчей с рабочими командами Австрии, Германии и Латвии. Участник поездки сборной СССР по Германии, Австрии и Латвии. Играл в сборной РСФСР (в 1927 – 1928 годах) и в сборной Москвы (в 1924 – 1928 годах). В составе сборной столицы стал чемпионом СССР и победителем Всесоюзной Спартакиады 1928 года. Всего в чемпионатах СССР среди сборных городов и республик провел один матч. В 1927 году был чемпионом РСФСР. Участник поездки сборной Москвы во Францию в 1926 году, участник матча сборной Москвы со сборной Турции в 1924 году.

Игровая характеристика Хорошо сложенный, прыгучий, резкий, с отличной реакцией, выделялся надежностью, хладнокровием, умением не теряться в сложных игровых ситуациях. Исключительно точно и смело действовал на перехватах навесов мяча с флангов, самоотверженно бросался в ноги прорвавшимся к воротам нападающих, часто выигрывал единоборства с ними за счет точно рассчитанных выходов из ворот. Выделялся трезвым анализом своих действий, строгим соблюдением игровой дисциплины, умением до конца выкладываться на тренировках. Именно к Чулкову восходят традиции ответственного отношения к своему делу, упорной работы над собой на тренировках, трезвого самоанализа своих действий во время матчей, конкретными делами демонстрировать верность коллективу и принципам коллективной игры. Поэтому по праву считается основоположником знаменитой впоследствии школы динамовских вратарей. Душевный, скромный, принципиальный, всегда готовый ради товарищей отдать все силы и способности, именно эти качества создали ему в коллективе настоящий авторитет и он со временем стал одним из лидеров команды, создававший атмосферу постоянной неудовлетворенности малым и кропотливой работы над совершенствованием мастерства.

Деятельность по окончании выступлений в футболе Долгие годы работал в аппарате органов Народного комиссариата внутренних дел СССР. После выхода на пенсию, в 50-60-е годы активно вел общественную работу (был членом спортивно-технической комиссии) в Федерации футбола РСФСР и в футбольно-хоккейной секции МГС «Динамо». Участник гражданской и Великой Отечественной войн, был кавалером ордена Ленина и двух орденов Красного Знамени.

Литература: Л.Б. Горянов. Повесть о вратарях. М, «Физкультура и спорт», с. 43–55.

 



Добавил: И.С.Добронравов
2016-02-01 16:56:03


Где похоронен Фёдор Фёдорович Чулков? На каком кладбище Москвы?

Добавил: Костя
2011-06-25 06:35:57


Костя

Добронравову неизвестно. И по его родным тоже. : (

Добавил: 4О%
2016-02-01 16:55:50


Oрганизатор первой команды «Динамо», трехкратный чемпион Москвы. По поручению Совета общества «Динамо» сформировал первый состав команды, преимущественно из бывших футболистов клуба КФС. Чемпион СССР 1928, чемпион РСФСР 1927. За сборную СССР в 1927 году провел 7 неофициальных матчей. Основатель динамовской вратарской школы. Работал в Федерации футбола РСФСР, МГС «Динамо». Один из сильнейших вратарей СССР 1920-х годов. Участник гражданской и Великой Отечественной войн, кавалер боевых наград.

Добавил: MICHAŁ (szk.)
2016-02-01 16:56:00


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


Нажмите, чтобы посмотреть истинный размер рисунка

Добавил: Клим
2017-05-13 21:48:25


В течение восьми лет (с 1923 по 1930 годы) он бессменно и успешно защищал ворота своего коллектива. Играл спокойно, хладнокровно, смело и точно. Умело действовал на выходах и перехватах. Выступал за сборную Москвы, РСФСР и СССР. По праву считается основоположником динамовской школы вратарей. Очерк-воспоминание «Первый вратарь команды» Владимира Верхолашина («Спортивная Москва» № 37 от 10 сентября 1981 г. и № 38 от 17 сентября 1981 г.) возвращает нас в далекие 20-е годы, рассказывает о Ф.Ф. Чулкове, который внес большой вклад в становление и развитие советского спорта.
На этот футбольный матч даже самые страстные «болельщики» шли не-охотно, слишком неравными были силы. С одной стороны «Красная Пресня» – один из популярнейших футбольных коллективов Москвы – П. Канунников, П. Исаков, братья Артемьевы, братья Старостины, известные футбольные «звез-ды», мастера первого класса, бессменные участники сборных команд столицы и РСФСР.
С другой стороны, впервые выходящая на футбольную арену, никому не известная команда «Динамо» – Александр Борисов, Иван Ленчиков, Федор Чул-ков, Сергей Дмитриев… Кто они? Откуда? Смогут ли противостоять обстрелян-ной гвардии «Красной Пресни»?
Поединок состоялся 17 июня 1923 года. Первые минуты сложились так, как и следовало ожидать: бурный натиск пресненцев. Атака следовала за атакой, прорыв за прорывом.
Вот мяч у Канунникова. Он очень расчетливо отпасовывает его Исакову, тот красиво передает прорвавшемуся в штрафную площадку Николаю Старости-ну. Гол? Нет! Вратарь «Динамо» Федор Чулков в самоотверженном броске ловит мяч в «девятке».
Пресненцы снова нападают. Кое-кто из зрители разочарованно стал пого-варивать: «Выставили команду на смех, не игра, а избиение младенцев». «Помнут им сегодня бока. Не уйти без десятка штук!», – открыто смеялись на трибунах.
Но… все замыслы боевой пятерки краснопресненцев разбивались о стой-кую защиту динамовцев и в первую очередь их вратаря Ф. Чулкова. Пробить его казалось невозможно. Больше того, на 11-й минуте быстрый Василий Житарев, левый крайний «Динамо», мастерски прорвался через цепь защитников «Пресни» и спокойно послал мяч в ворота противника. Итог матча 1:1.
Спортивная биография Чулкова – самая обычная. Футболом увлекся рано. Еще в девятилетнем возрасте на пустыре подмосковной станции Удельная начал гонять ветхую шапку отца, которая повисала на его ботинке и расставалась с ним только тогда, когда он, споткнувшись, летел через свой «мяч». А когда исполни-лось 12 лет, был включен в «дикую» команду. Среди мальчишек Федор выделялся высоким ростом, быстротой, и противники считали его довольно грозным центрфорвардом.
Когда-то команда должна была встречаться со своими сверстниками моск-вичами. Случилось так, что не оказалось вратаря. «Что если Федю испытать! – решил организатор команды, известный русский футболист Леонид Смирнов. – Он прыгучий, подвижный».
И Чулков оправдал доверие своего учителя. Играл стойко, смело, то и дело «срывал» аплодисменты зрителей.
С тех пор Федор стал вратарем. Начиная с 1916 года, он выступает за взрослых, сначала за учебные заведения Москвы, затем за известные клубы «Унион» и «КФС».
В 1918 году Чулков добровольцем уходит на военную службу. Служит в частях ВЧК.
Однажды весной 1923 года Федору сообщили, что в штаб приехал предсе-датель футбольной секции только что организованного 18 апреля Московского пролетарского общества «Динамо» Вениамин Леонидович Герсон и приглашает его к себе.
Чулков много слышал об этом человеке. Знал, что Вениамин Леонидович – личный секретарь Феликса Эдмундовича Дзержинского. В прошлом – ветеран революционного движения латышского народа.
В кабинете Герсон оказался не один. За столом сидел высокого роста ко-миссар штаба Павел Семенович Уралец – заместитель председателя совета «Ди-намо».
– Павел Семенович, – обратился Герсон к Уральцу, глядя на высокого стройного Чулкова. – Ведь здоровый дух-то в здоровом теле. Смотри, какой наш Федор, настоящий атлет.
Уралец кивнул головой и, улыбчиво глядя на Чулкова, сказал:
– Ему вполне можно доверить формирование футбольной команды «Динамо».
– Понимаете, Федор Федорович, – продолжал Герсон, обращаясь к Чулко-ву. – Надо создать такую команду, которая могла бы служить примером для всех наших других футбольных коллективов и успешно защищать спортивную честь «Динамо» на первенстве Москвы. Хотим просить тебя организовать ее.
И Федор в этот же день приступил к отбору игроков. Желающих выступать в команде оказалось больше, чем ожидали в секции. К маю 1923 года в ее состав вошли – Николай Игнатов, Иван Ленчиков, братья Петр и Иван Овечкины, Сергей Дмитриев, Александр Борисов, Василий Житарев, Константин Васильев, Николай Троицкий, Михаил Денисов. А 17 июня того же года динамовцы провели свой первый матч с командой «Красная Пресня», о котором мы уже рассказали. В августе в команду были приняты Дмитрий Маслов и Иван Артемьев.
С первого же дня вратарем команды стал Федор Чулков, а его дублером Франц Шимкунас. С тех пор Федор Федорович на всю жизнь связал свою спор-тивную судьбу с «Динамо». В первой команде он выступал восемь лет. В эти годы его неоднократно включали в состав сборных Москвы, РСФСР и СССР.
Защищал он честь Родины и за границей. Сам он об этом так рассказал:
…Стояла холодная, вьюжная зима 1925 года. Я только что приехал в Мо-скву с Тамбовщины – выполняли важное оперативное задание. Шел к себе в управление, на Лубянку, когда кто-то схватил меня за рукав.
– Федя!
Оглянулся. Стоит рядом мой друг по динамовской команде Коля Краснов. Улыбается.
– Ты что? – спрашиваю.
– Радостная весть, – отвечает. – Во Францию едем.
– Кто едет?
– И я. И ты. В футбол играть!
Не мог я поверить в такое. Ведь страна наша была окружена кольцом вра-гов, кольцом ненависти капиталистических стран. Продажные газеты Запада тре-бовали не поддерживать отношений с Советской Россией, не допускать распро-странения «большевистской заразы».
И все-таки Николай Краснов говорил правду. Нас, советских спортсменов, пригласила к себе футбольная рабочая лига Франции. Необычно звучало приглашение: ведь у нас в это время был в разгаре хоккейный сезон, трещали клюшки на ледяных полях. А тут пришлось снова взяться за мяч. Тренировались много, упорно – в зале и на снегу.
Выехали из столицы 27 декабря. Нас пришла провожать чуть ли не вся спортивная Москва. Еще бы – ведь мы отправлялись «открывать» Францию, от-правлялись сказать ее трудовому народу правду о нашей стране.
Вот и Париж. Нас встретили очень тепло. Извинились: средств у рабочих спортсменов мало, будут принимать скромно. В самом деле – поместили в ма-ленькой, скромной гостинице. Внизу, в киоске, покупали каждое утро газеты. Многие из них – буржуазные, конечно, – требовали запретить матч. Зато комму-нистическая «Юманите» посвятила гостям из Москвы очень много теплых слов, опубликовала наши фотографии…
Чем ближе подступал день матча, тем все больше свирепела желтая пресса. И мы уже начали думать, что встречу сорвут. Но сделать это хозяева города испу-гались. Приняли, как им казалось, соломоново решение: перенести состязание на второстепенный, отстоящий далеко от центра города и от рабочих кварталов ста-дион «Першинг», добираться до которого нужно было на трех видах транспорта. Расчет был прост – дескать, никто туда не поедет.
Но власти жестоко просчитались. Слух о приезде спортсменов из Совет-ской России уже прокатился по рабочему Парижу. Коммунисты и их юные това-рищи – комсомольцы вели на заводах и фабриках большую агитационную работу. А накануне матча «Юманите» и «Авангард» вышли с лозунгами «Завтра все на «Першинг»! Так же называлась статья в «Юманите». Ее автор, один из руководителей Коммунистической партии Франции, писал: «Я не знаю, все ли товарищи достаточно оценивают важность приезда русской команды в рабочий Париж. Это – историческая дата для пролетарского спорта».
Наступил долгожданный день – первый день нового, 1926 года. Он выдал-ся ярким, солнечным и теплым. Стадион полон зрителей – их собралось тысяч двадцать, не меньше.
Сборная Москвы вышла на поле под громовые аплодисменты. Впереди, с красным знаменем в руках, шел наш капитан комсомолец Петр Артемьев. Я не могу не рассказать о том, как это знамя очутилось здесь, в Париже. Еще в Москве решили твердо, что возьмем его с собой. Кто-то начал отговаривать:
– Все равно таможенники отберут.
– Не отберут! – стукнул кулаком по столу Петя Артемьев. И принял реше-ние: обмотал себя этим знаменем и бережно хранил его вплоть до самого матча. И вот теперь он нес его, твердо сжимая древко в руках, нес, как боевой привет тру-дящихся России трудящемуся люду Франции. При виде этого знамени подавляю-щее большинство зрителей встало. Многие кричали:
– Слава Советам!
– Ура русским!
Матч, несмотря на то, что мы выиграли его со счетом 5:0, прошел в очень напряженной и серьезной борьбе.
Должен сказать, что в ходе состязания зрители, позабыв о национальных чувствах, яростно болели за нас.
– Вперед, Москва!
– Ура, Москва! – неслось отовсюду.
Именно в те минуты убедились мы в том, как велики симпатии француз-ского народа к Стране Советов. И это было дороже всего.
А что творилось, когда кончился матч! Бурным, неудержимым потоком устремились зрители на середину поля. Нас, советских футболистов, подняли на руки и понесли с триумфом в раздевалку. А в это время те, кто остался на трибу-нах, стоя пели пролетарский гимн «Интернационал».
Мы были растроганы. Спортсмены, как известно, не отличаются чрезмер-ной чувствительностью, но в те мгновенья я видел, как прослезились многие на-ши товарищи. Мы ведь отлично понимали, что все эти почести, весь этот порыв адресуются не нам лично. Замечательно сказала об этом «газета «Юманите». «В овациях, устроенных победителям, чувствовалось признание французским наро-дом громадного дела, совершенного рабочими Советского Союза».
О том, какое значение приобрело выступление сборной Москвы в тот мо-мент, можно судить и по следующей заметке, которая была опубликована в пер-вом номере журнала «Известия физической культуры» за 1926 год. «На приезд наших футболистов, – говорилось в ней, – Запад реагировал по-разному. С одной стороны, необычайно восторженный прием нашей команды французским проле-тариатом, с другой – бешеная ярость и нападки буржуазного общества и печати, поддержанные белогвардейской эмигрантской прессой. Были произведены до-вольно серьезные попытки умалить значение приезда русских и отвлечь внимание французов от этого выдающегося в политическом отношении события. С этой целью буржуазные организации экстренно выписали лучшую футбольную команду Европы – команду Чехословакии, но результат этого вызова вышел довольно печальный, на матче рабочих команд даже по сведениям буржуазных газет присутствовало 15 000 зрителей, в то время, как на игру сильнейших буржуазных команд едва набралось 400 человек».
Через день состоялась новая встреча на маленьком уютном стадионе в ра-бочем предместье Парижа Сан-Дени. Здесь нам преподнесли выкованные масте-рами одного из заводов маленькие серпы и молоты, на которых было выцарапано по-русски: «Братья, французы с вами!». Соперник попался очень упорный, только во втором тайме мы вырвали победу со счетом 2:0. В газетах отметили высокий класс наших нападающих Константина Блинкова и Дмитрия Маслова, а о Петре Артемьеве писали, что он «выше всяких похвал».
Затем мы переехали в Страсбург. Для посланцев Советской России здесь… не нашлось мест в гостиницах. Так мелко мстила нам буржуазия. И опять выручила пролетарская солидарность. Нас взяли к себе на квартиры рабочие. Мы с Костей Блинковым разместились в семье шахтера. Это был суровый, угрюмый человек. Два его сына погибли на фронтах империалистической войны. Он много расспрашивал о России. И удивлялся, слушая наши рассказы.
– Господи, – сказал он на прощанье, – сколько у нас врут про большевиков. А вы, оказывается, вон какие. Но учтите, в нашей стране у вас много друзей.
Незадолго до нашего приезда в Страсбург на одной из шахт произошел об-вал. Погибло несколько рабочих. По нашему предложению было решено весь сбор от матча передать семьям погибших. И вот шахтеры, приобретая билеты, вносили за них вдвое, втрое дороже номинальной стоимости. Перед началом игры была минута молчания – так почтили горняки память своих товарищей.
Сам матч сложился интересно. Сначала команда хозяев действовала очень агрессивно, показала отличную технику и повела со счетом 2:0. Но не выдержала предложенного самой же темпа, и общий счет стал 6:2 в нашу пользу.
После Парижа и Страсбурга мы отправились в Берлин. Рабочие немецкой столицы встретили нас не менее гостеприимно. В городе уже было известно, как успешно мы выступали на зеленых полях Франции, и поэтому предстоящее вы-ступление сборной Москвы ожидалось с большим интересом. Билеты на матч бы-ли раскуплены мгновенно. Это произошло еще и потому, что руководители не-мецкого рабочего спортивного Союза объявили в печати, что они выставят против нас самую сильную команду, в составе которой много игроков, имеющих большой опыт международных встреч.
Состязание было назначено на 15 января. Накануне весь день лил холод-ный, пронизывающий дождь. Мы выехали осмотреть поле, на котором предстояло играть. Оно раскисло, стало скользким, как начищенный паркет.
Вернулись в гостиницу, Петр Артемьев, наш капитан, собрал ребят, приказывает:
– Заменить поперечные шипы у бутс круглыми.
И вот все мы превратились на какое-то время в сапожников (денег, чтобы отдать обувь в мастерскую, у нас, конечно, не было). А назавтра добрым словом все вспоминали Петю. Мы стояли на ногах уверенно. А немцы постоянно падали.
Хочу несколько слов сказать о том, что было до матча. Назначен он был на 3 часа дня. В двенадцать часов мы вышли из гостиницы, уже одетые в полную форму. Сюда же прибыла и немецкая команда. Мы выстроились и под звуки ставшего впереди оркестра направились по улицам Берлина на стадион. За нами, все нарастая, шла огромная толпа. Постепенно все это шествие превратилось в грандиозную демонстрацию.
Матч мы выиграли со счетом 7:0. На следующий день все берлинские газе-ты поместили отчеты о соревновании, давая высокую оценку нашей команде.
Вечером следующего дня мы уезжали. Провожать нас пришли с красными знаменами, лозунгами, транспарантами тысячи рабочих. Вся вокзальная площадь была запружена народом. Проводы вылились в грандиозный митинг. Рабочие, интеллигенты, учащиеся говорили много теплых слов в адрес нашей Родины, его народа.
– Передайте людям Советской России, – помню я слова вратаря немецкой сборной Ганса Бенхгалтера, – что мы всем сердцем с ними. Приезд вашей сборной еще раз доказал, какими уверенными шагами идет вперед первое в мире государство рабочих и крестьян во всех областях. Мы гордимся вами, друзья!
Время истекло, уже должен был отправляться поезд, а митинг все продол-жался. И немцы, славящиеся своей пунктуальностью, на этот раз задержали его, чтобы еще раз высказать уважение к Советской стране.
– Рот фронт!
– Слава Москве! – Ну разве можно забыть такое?! Сердце хранит об этом память, как о самом радостном, самом дорогом в жизни. Этими словами Федор Федорович закончил свое воспоминание.
В 1927 году Федор Федорович выступал в Австрии. На этот раз в составе сборной СССР. В отличие от французов и немцев австрийские рабочие коллекти-вы включили несколько профессионалов. Первую игру сборная СССР проиграла со счетом 3:1. Наши ребята решились вызвать австрийцев на матч-реванш. И этот поединок состоялся 2 июля 1927 года. Любопытная деталь. Сборную СССР соста-вили «тайным голосованием». В воротах Федор Чулков. Буржуазные газеты соз-дали дикий ажиотаж. Одна газета изрекла: «Подчиняясь приказу из Москвы, сборная команда СССР приносит себя в жертву». Другая газета выразила даже «сочувствие» нашим спортсменам: «Мы уважаем мужество русских футболистов, идущих на верное поражение, но им ничто не поможет».
С первых минут атакуют австрийцы. Их центральный нападающий выхо-дит один на один с Чулковым. Гол! Не тут-то было. Федор чудом в акробатиче-ском прыжке цепко ловит мяч в «девятке». 6:1. С таким счетом в пользу нашей сборной закончился этот матч, в котором Чулков проявил себя выдающимся фут-болистом.
Широкой известностью Чулков пользовался не только как футболист, но и как способный мастер волейбола. В волейбол он играл в основном составе команды «Динамо» до 40-летнего возраста.
Более тридцати лет прослужил Чулков в органах ВЧК–ОГПУ, где от рядо-вого бойца вырос до майора. Советское правительство наградило его орденом Ленина и двумя орденами Красного Знамени. Его знал Феликс Эдмундович Дзер-жинский.
…Зимняя ночь 1918 года. Завывая, вьюга глухо стучится в двери, засыпает снегом тропинки на улицах подмосковного села Богородское. В пяти шагах с трудом различишь человека. Во всех домах давно погасли огни, только в ветхом, вросшем в землю бараке слышны голоса. Это греются у печки в ожидании оче-редного заступления на пост бойцы-чекисты.
Некоторые дремлют. Дремал и Федор Чулков – «не отошел» еще от вче-рашнего, когда в погоне за матерыми спекулянтами опиумом пришлось вместе с товарищами пробежать по бездорожью более двадцати километров. Его разбудил голос начальника караула: «Чулков, приготовиться в наряд!».
…К складу, что приютился на опушке леса, подошли вдвоем с разводя-щим. Где-то ошалело лаяла собака. Издали донесся вой одинокого волка. Потом все замолкло. Хорошо утоптанную с утра дорожку вокруг склада занесло толстым слоем снега. Непогода буйствовала. А в наряд пришлось идти в легкой шинели и ботинках с обмотками. Теплых вещей у бойцов не было.
Со стороны леса послышался осторожный скрип снега. Кто-то подкрады-вался к складу. Вскинув винтовку, часовой окликнул: «Стой, кто идет!».
В ответ раздался выстрел. Прислонившись к дереву, Чулков трижды вы-стрелил в сторону еле различимых силуэтов. Эхом отозвались выстрелы с сосед-него поста. А вскоре с помощью подоспевших бойцов удалось задержать трех бандитов…
В 1921 году по личной просьбе Федор Чулков был включен в отряд особо-го назначения. Вскоре отряд получил задание срочно выехать в Тамбовскую гу-бернию для оказания помощи борющимся с бандами Антонова чекистам.
Терроризируя и грабя население, бандиты с особой жестокостью относи-лись к советскому активу, к коммунистам.
Как-то конные бандиты напали на поезд, в котором ехал отряд чекистов-москвичей. Завязалась ожесточенная перестрелка, а затем рукопашная схватка. Много чекистов погибло, но бой был выигран. Чекисты за проявленное мужество были награждены. Федор был удостоен ордена Красного Знамени.
Федора Федоровича нет в живых. Но память об этом замечательном чеки-сте, спортсмене, добром, отзывчивом человеке, неповторимом рассказчике жива в сердцах многих поклонников его таланта.
Таков первый вратарь московского «Динамо», организатор команды, ее честь и совесть.

Добавил: Клим
2017-08-21 12:41:52

Фото:


Добавить комментарий:
Источник:


редактирование

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
При поддержке сайта ФК "Динамо" (Москва)